ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Следовало нанять не менее сорока тысяч новых воинов – аль-Мамун отчаянно нуждался в деньгах.
Амир хорошо помнил, как стоял перед наместником Хорасана, стараясь не упасть, как земля уходила из-под ног, а разум застилал туман. Явить светлейшему правителю нечто недостойное его очей было большим оскорблением, потому узнику позволили вымыться и принесли ему чистую одежду. Но сил не было, и молодой человек понимал, что они возвратятся не скоро.
Амир принес брату халифа деньги – в обмен на свободу и позволение служить ему верой и правдой. Привел своих людей – тех, кто за год его пребывания в застенках не уехал, не был убит и согласился обрести нового покровителя. Они вошли в состав охраны аль-Мамуна – смертников, всегда и везде следовавших впереди повелителя и давших священную клятву защищать его жизнь ценою своей.
Амир доказал свою преданность в битве при Хамадане, когда аль-Мамуна едва не ранили стрелой, а он закрыл его своим телом. Хотя Амир долго болел, ему посчастливилось выздороветь, и теперь он пользовался доверием повелителя.
Амиру не нравилось быть слепым исполнителем чужой воли. К тому же он хорошо понимал, что к нему относятся не как к благородному человеку, а как к помилованному разбойнику. Но его целью был Багдад, и сейчас они шли к Багдаду. Недалек тот час, когда правление халифатом перейдет в руки человека, которому он служит. А потом…
Амир и думать не думал, что судьба подарит ему встречу с Алимом. Это он распорядился задержать своего младшего брата и все оставшееся время ломал голову, как очутиться с ним наедине, что сказать и как себя вести. Пока он размышлял, молодому человеку каким-то чудом удалось улизнуть, и Амир немедля бросился в погоню.
Он не ожидал, что растеряется, но это было именно так. Брат повзрослел; они оба стали другими. Едва ли Амир узнал бы Алима, если бы не грамота. Все изменилось. Но ненависть не угасла. Она, единственная, кроме любви к Джамиле, жила и согревала сердце, не давала ему превратиться в холодный и твердый камень.
Глава VIII
811 год, окрестности Куфы
Алим и Ясин долго шли молча. Ночная тишина, прохлада и свежесть ветра вселили в их души спокойствие; чувства пришли в равновесие и не тревожили разум.
Под купами деревьев зияли густые тени, вокруг колыхались серебристые травы, над головой распростерлось многозвездное небо, похожее на бархат, по которому богатый ювелир рассыпал драгоценные камни. Казалось, Аллах являет взору смертных свои несметные сокровища.
Алиму было приятно ощущать в своей руке маленькую теплую детскую ладошку. Ему нравился сын Зюлейки, мальчик, который не был обучен читать, писать и даже считать, но который понимал язык природы и ее обитателей. Когда они вернутся в Багдад, он сделает все для того, чтобы Ясин не чувствовал себя потерянным и чужим в непонятном и незнакомом мире.
Когда и ребенок, и взрослый были уверены в том, что опасность миновала, их внезапно обогнала стремительная черная тень – всадник на лошади, который остановился поперек дороги.
– Шайтан! – в страхе вскричал Ясин и спрятался за спину Алима.
Тот остановился и, стараясь унять бешеный стук сердца, стал вглядываться в темноту.
Между тем тот, кто разгадал маневры беглецов и преследовал их не первый час, спрыгнул с коня, подошел ближе и, скинув плащ и открыв лицо, громко, отрывисто спросил:
– Не узнаешь?
– Амир? – нерешительно произнес Алим.
Да, это были глаза Амира, его голос и лицо, пусть изменившееся с годами. И вместе с тем это был не он. Презрительная усмешка, откровенная злоба во взоре, твердо сжатые челюсти, порывистые движения. В облике этого человека сквозило что-то пугающе безжалостное.
– Да, это я. Наконец-то я тебя встретил!
– Не думал, что ты жив… Зачем ты меня преследовал? – растерянно произнес Алим.
– Я хочу тебя убить, – просто ответил Амир.
– Убить? Зачем?
– Чтобы послать Хасану голову его «единственного» сына!
– Отец умер семь лет назад.
В своем смятении Амир напоминал скорпиона, которому внезапно вырвали жало. Он поклялся умирающему Хамиду, что отомстит халифу, но халиф умер, и клятва потеряла смысл. Оказывается, отец тоже ушел из жизни, – и столь долго вынашиваемая ненависть теперь казалась ненужной, пустой.
– От чего он умер? – глухим голосом спросил Амир. – Он был здоров и еще не стар.
Алим сомневался не более секунды. Старший брат всегда был безжалостен к нему – пусть знает правду.
– Думаю, его отравили.
Амир подался вперед. Блеск его глаз обжигал, как вырвавшееся наружу пламя.
– Кто? Убийц нашли?
– Нет. Их не искали. Лекарь Ибрагим подтвердил естественную смерть.
– Не понимаю, – пробормотал Амир.
– У меня есть основания полагать, что это была Зухра. Но я не хотел ее обвинять, дабы не подвергать жестоким пыткам и позорной казни: все-таки она женщина…
– Да как ты смеешь!
Амир схватил Алима за грудь и в следующее мгновение вскрикнул от боли. Вынырнувший из мрака Ясин вцепился зубами в руку незнакомца, точь-в-точь как Зюлейка когда-то вцепилась в руку Зухры.
Амир схватил мальчишку за шиворот, отшвырнул его в сторону и в ярости закричал:
– Придержи щенка, не то я его прикончу!
– Вижу, в кого ты превратился, Амир, – спокойно промолвил Алим, – в человека, способного убивать детей. Джамиля думает о тебе по-другому.
– Не смей произносить ее имя!
– Разве ты не хочешь о ней услышать?
Амир пытался скрыть застывшую в глазах горечь и не мог. Сколько потерь! Неужели еще и эта самая главная, из-за которой он всегда будет чувствовать себя брошенным в пустыне, а свое сердце – погребенным под слоем пепла.
– Да, хочу, – сдержанно произнес он. – Как она? Что с ней?
– Отец женился на Джамиле – мулла успел совершить обряд. После Хасану стало плохо; в тот же день он умер. Брачной ночи не было. Девушка осталась в нашем доме – она живет в гареме, отказывается от самых выгодных предложений о браке, прекрасно ладит с Зухрой и ждет тебя, Амир. Они обе тебя ждут.
Что с ним случилось? Его не слушались ни ноги, ни разум, ни сердце, которое билось так неистово, что едва не разрывалось от боли. Отец женился на Джамиле, и вместе с тем она не стала его настоящей женой. Значит, у него есть возможность обрести свою мечту, узаконить союз их сердец. Кровосмесительной связи не будет: багдадские кади это докажут – иначе не может быть. С трогательным, нежным трепетом, непостижимым чудом сохранившимся в его душе, Амир чувствовал, что для этой девушки такие условности – священны. Он сделает все, что она пожелает, лишь бы встретиться с ней, лишь бы сполна познать ее любовь!
И все-таки теперь он далеко не тот, каким был прежде. Это касается не только его внешности. Изнеженный, сладострастный юноша, читающий стихи, и жестокий бандит, без содрогания проливающий кровь, – разные люди. Джамиля любит и ждет другого человека.
Желая отвлечься от мимолетной слабости, Амир жестко и быстро проговорил:
– Что это за мальчишка?
– Мой сын.
Алим не знал, почему ответил именно так, он не раздумывал над своими словами – их подсказало сердце.
– Сын? Он не может быть твоим сыном. Сколько ему лет?
– Семь.
Амир усмехнулся.
– Ты что, зачал его, когда тебе было пятнадцать? Тогда ты сам был мальчишкой!
– Мне пришлось стать мужчиной в тот день, когда умер отец.
– Ты унаследовал его пост?
– Нет, ведь я был слишком молод. Но я служу в бариде. А ты… расскажешь о себе? Что произошло после того, как отец… тебя прогнал? Как ты попал на службу к аль-Мамуну?
Амир смотрел тяжелым, пристальным взглядом.
– Тебе хочется знать? Хорошо, расскажу. Хотя это… не очень приятная история.
– Не важно. Мне интересно послушать.
В спокойном тоне Алима не было намека на ненависть, презрение или торжество. В нем не чувствовалось даже неприязни.
«А ведь он всегда искренне стремился поладить со мной, – с удивлением подумал Амир. – Почему я вечно шел поперек? Из-за матери? Я был старшим и в любом случае остался бы первым и главным. Зачем я его унижал? Пусть его родила рабыня, но у нас один отец, одна кровь: этот юноша мог бы стать для меня близким человеком, единственным, кто по-настоящему меня понимал».
– Может, разведем костер? У меня есть припасы. Вы голодны? – вдруг спросил старший брат.
Алим пожал плечами. Перемены казались разительными и странными. Амир превратился в жестокого, хладнокровного воина и вместе с тем сделался понятнее и, как ни странно… добрее.
Молодой человек подумал о том, что надо накормить ребенка.
– Это было бы неплохо.
Когда Амир отошел в сторону, чтобы взять прикрепленную к седлу сумку, Ясин прошептал:
– Этот человек злой!
– Он мой брат, – ответил Алим.
Амир развел костер, разложил на куске ткани еду: вяленое мясо, лепешки, козий сыр. Он долго говорил, а Алим слушал. Потом наступила пауза. Некоторое время они ели молча. Амир почти не смотрел на Ясина, зато украдкой поглядывал на младшего брата.
Возле костра было спокойно и уютно. Время от времени Амир ворошил угли, отчего во все стороны разлетались яркие искры.
– Теперь ты знаешь правду. Что скажешь?
– Мне трудно судить – я не был на твоем месте. Наказание, воздаяние – все в руках Аллаха. Пройдет время, и мы все поймем, чего стоим на этом свете.
– Как живет моя мать? – помолчав, спросил Амир.
– Зухра не изменилась, – коротко ответил Алим.
– Возможно, ты прав, – немного подумав, промолвил старший брат, – мать разбиралась в ядах, как никто другой. Будь осторожен!
Алим усмехнулся.
– Она ничего мне не сделает. Не посмеет. В противном случае ей придется лишиться всего, что она имеет. Отец составил завещание грамотно, а я – еще лучше.
Сказав это, молодой человек прикусил язык. Ни в том, ни в другом завещании не упоминалось имя Амира. Но тот будто не обратил внимания на слова младшего брата.
Тем не менее, Алим попытался загладить промах.
– Если ты приедешь в Багдад…
– Мне ничего не нужно, – перебил его Амир. – Меня не интересует наследство. Я думаю только о Джамиле. Как хорошо, что она сумела найти общий язык с моей матерью! А твоя жена?
– Нет, – ответил Алим и больше ничего не сказал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики