ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

эта же жидкость служит средством борьбы с кожными паразитами и употребляется как лекарство от всевозможных болезней. Никто из них не следит за чистотой тела и крайне редко стирает одежду.
Пока ее сын играл с соседскими ребятишками, Зюлейка принесла воды и принялась мыться, яростно соскребая грязь. Она полоскала волосы до тех пор, пока они не сделались похожими на охапку тяжелого шелка. Молодая женщина расходовала воду бездумно и беспечно, чего не стала бы делать ни одна истинная кочевница. Приведя себя в порядок и сменив засаленную одежду, Зюлейка взяла костяной гребень и принялась расчесывать мокрые пряди. Странно, что она так долго не замечала, насколько отвратительно пахло в шатре, – то были запахи немытой шерсти, пота, мочи, кизяков.
Молодая женщина вышла наружу, чтобы позвать сына домой.
Порывы горячего ветра быстро высушили волосы Зюлейки; теперь они ниспадали на плечи густой блестящей волной. Она ощущала себя обновленной, будто очнувшейся от глубокого сна. Ей вдруг показалось, что она переступила некую невидимую границу. Желание вновь познать полноту жизни, быть может, опять полюбить скрывалось в глубине души и тела, будто загнанная внутрь болезнь. И теперь это желание неожиданно начало произрастать из таинственного семени – сложное и опасное своей непредсказуемостью и неодолимостью.
Зюлейка окликнула Ясина, и тот прибежал на зов матери.
Это был хорошо развитый для своих пяти лет, ладно сложенный мальчик с бронзовым от солнца тельцем и большими золотисто-карими глазами, какие были у Амира. Как и другие дети, он бегал по оазису голым, так же, как и они, умел управляться с верблюдами и мелким скотом и жить одной жизнью с пустыней, которую считал своей единственной родиной.
– Пойдем, я хочу помыть тебя, сынок, – сказала Зюлейка, беря ребенка за руку.
Ясин, удивившись, уставился на мать – он не привык мыться – и нерешительно произнес:
– Может, я лучше пригоню коз?
– Коз загонять еще рано. А быть таким грязным – нехорошо.
Мальчик озадаченно замолчал и не проронил ни слова за все время, пока Зюлейка поливала его водой из кувшина.
– Жаль, что никто не сможет научить тебя читать и писать, – с сожалением произнесла она, вытирая тельце ребенка с трудом найденной чистой тряпкой.
– А зачем?
– Потому что ты умный мальчик, и со временем твоя жизнь могла бы измениться. На свете, кроме пустыни, есть большие города, дороги, моря…
– То, что создали джинны? – оживившись, спросил Ясин.
Зюлейка засмеялась. Представления кочевников о душе и загробном существовании были смутными, зато они верили в джиннов, могущественных обитателей безлюдных пустынь, по преданиям созданных из бездымного огня и воздуха, наделенных разумом и человеческими страстями.
– Не джинны, а люди.
– Какие люди?
Зюлейка принялась рассказывать. Мальчик серьезно кивал, но в его глазах затаилась искорка неверия. Когда мать замолчала, он попросил:
– Расскажи еще одну сказку!
Молодая женщина вздохнула. К сожалению, она знала мало сказок. Зюлейка выросла в неродной семье, и ее не слишком баловали волшебными историями.
В это время вполне пришедший в себя Алим лежал в шатре шейха Абдулхади, окруженный заботами его слуг. Жизни юноши уже ничто не угрожало, но он несказанно сокрушался по поводу исчезновения и гибели своих товарищей.
Абдулхади, сразу признавший в спасенном Зюлейкой незнакомце богатого и знатного человека, разговаривал с ним почтительно и осторожно.
– Я отправлю людей на поиски. Случалось, мы находили путников через несколько дней после бури, и им удавалось выжить. Неподалеку живут другие племена. Я пошлю гонцов узнать, не подобрали ли наши соседи кого-либо из твоих товарищей.
Алим, приподнялся на кошме.
– Благодарю тебя! У меня есть деньги, я заплачу за гостеприимство.
Шейх нахмурился.
– Мы мало имеем и, наверное, оттого не жадны. Гостеприимство – наша родовая черта. Она не стоит денег.
– Прости. Тогда позволь поблагодарить девушку, которая вытащила меня из песка. Я не запомнил ее лица и не спросил имени, потому что был слишком слаб…
– Ее зовут Зюлейка. – Голос Абдулхади потеплел. – Несколько лет назад ее так же спас человек, впоследствии ставший ее мужем.
– Так она замужем? – с невольным разочарованием произнес молодой человек.
Он вспомнил о том, что видел: обнаженная девушка склонилась над ним, точно спустившаяся с небес пери, и влила живительную влагу в пересохшие губы.
Если у нее есть муж, об этом лучше забыть.
– Зюлейка вдова. Ее супруг погиб пять лет назад.
– Я могу ее увидеть? – спросил Алим.
– Нет. Наши женщины не носят покрывал, однако обычаи не дозволяют им разговаривать с чужими мужчинами.
– Тогда пришли ко мне ее отца или брата.
– У нее никого нет. Я сам передам Зюлейке твои слова.
Алим помолчал. Потом спросил:
– Как скоро я смогу тронуться в обратный путь? Ты дашь мне проводника?
– Да. И проводника, и верблюда. Подожди несколько дней, наберись сил.
В тот же день, встретив Зюлейку, Абдулхади сказал:
– Человек, которого ты спасла, передает тебе слова благодарности. Он хотел тебя увидеть, но я ответил, что это противоречит нашим обычаям.
Молодая женщина взволнованно кивнула.
– Он будет жить?
– Да. Ты подоспела вовремя и все сделала верно.
На следующий день Алим смог подняться с кошмы и выйти из шатра. Юноша бродил по оазису, с интересом наблюдая за жизнью кочевников. Если в шатре шейха он увидел разостланные ковры, искусно сделанную сбрую, хорошее оружие и металлическую посуду, то у простых бедуинов ничего этого не было. Их бедность потрясала. Обычный хлеб считался едва ли не лакомством, одежда была грязной и рваной. Большинство мужчин ходили в обернутой вокруг бедер козьей шкуре. Они смотрели на него с подозрением и опаской, поэтому Алим старался не подходить к их жилью.
Вечером он забрел на окраину оазиса и долго глядел в усыпанную звездами черноту неба и лишенную огней, таинственную, безмолвную гладь пустыни. Несмотря на все, что случилось в последние дни, здесь, на краю огромного безжизненного пространства, Алим ощущал удивительный покой. Мысли текли легко и свободно, душу не омрачали заботы о завтрашнем дне. Казалось, выбирай любую дорогу и иди вперед, туда, куда тебя зовет сокровенный голос твоего сердца!
– Господин хотел меня видеть?
Алим вздрогнул от неожиданности и обернулся.
Он различил в темноте тонкую фигурку в длинном черном платье. Когда девушка подошла ближе, он разглядел ее лицо, очень серьезное, с печальным, пожалуй, даже трагическим взглядом больших темных глаз. Она показалась ему непохожей на бедуинку, а бедная одежда только подчеркивала ее красоту.
Молодой человек невольно смутился.
– Это ты меня спасла? Ты – Зюлейка?
– Да.
Его душу охватило странное волнение.
– Меня зовут Алим, я из Багдада. Ты бедуинка?
– Я живу среди кочевников, но, родилась в твоем городе.
– В Багдаде?! – Он был поражен. – Что привело тебя в пустыню?
В глазах Зюлейки появился загадочный блеск. Она сама не ожидала, что вот так, с ходу скажет незнакомцу правду.
– Судьба.
Алим растерянно молчал, не осмеливаясь расспрашивать девушку. Что-то подсказывало ему, что на дне ее души лежит тяжелый камень.
– Пора возвращаться, – сказала она. – Я и без того нарушила правила. Мне нельзя было встречаться с тобой.
– Я рад, что ты это сделала! – Алим помедлил, боясь ее оскорбить, потом все-таки произнес: – Я хочу поговорить с тобой еще раз. Приходи завтра! Я буду ждать.
Девушка ничего не ответила, повернулась и исчезла во тьме.
Некоторое время Алим стоял на месте, жадно вдыхая прохладный воздух и чувствуя, как жарко бьется сердце. Его опьянил вкус тайны, к которой он нечаянно прикоснулся, взволновала красота и смелость девушки. Он позабыл о том, что она вдова и что у нее, возможно, есть дети, не задался вопросом, что заставило ее нарушить обычаи и заговорить с незнакомым мужчиной.
Молодой человек не знал, что Зюлейка украдкой наблюдала и следила за ним весь день. Алим показался ей гораздо красивее, чем тогда, в песках: высокий и стройный, с благородной осанкой и юношески чистым лицом. Черные зрачки его пронзительно-голубых глаз были похожи на маковые зернышки, русые волосы отливали золотистым блеском. Завоевать внимание такого мужчины означало переступить пределы возможного!
Зюлейке хотелось навсегда запечатлеть в памяти его образ – и не только потому, что он был человеком из другого мира, мира богатых и знатных людей, к тому же молодым и красивым. Она угадала в нем человека с честным и добрым сердцем, мужчину, рядом с которым не стоит бояться будущего.
Увидев, как Алим направляется к окраине оазиса, девушка тайком последовала за ним. Она твердила себе, что нельзя предаваться безумству, вспоминала Амира, те горести, к которым ее привела страсть и беспечность, говорила, что не нужно повторять прежние ошибки, но это не помогало. Границы между страхом и желанием казались призрачными, размытыми, а после и вовсе исчезли: Зюлейка отдалась во власть неизбежного. Она всего лишь увидится с ним и скажет ему только несколько слов.
Теперь ей хотелось прийти на окраину оазиса следующим вечером и продолжить их разговор. Зюлейка почувствовала, что интересна Алиму, и это придавало ей смелости и одновременно настораживало, пугало.
Весь день она была сама не своя, а после восхода солнца, уложив Ясина и дождавшись, когда мальчик заснет, выскользнула из шатра и поспешила к условленному месту.
Алим ждал – молодая женщина заметила, как он обрадовался ее приходу.
Поначалу разговор не клеился. Зюлейка чувствовала скованность и тревогу, она боялась, как бы Алим не заподозрил в ней распутную женщину. К тому же она не знала, помнит ли он, что в песках ей пришлось предстать перед ним обнаженной.
Молодой человек держался уважительно и просто; он никогда не страдал высокомерием, а с женщинами был довольно застенчив. Алиму хотелось узнать, как девушка, которая казалась ему красивой и умной, очутилась среди людей, равнодушных ко всему, что не имело отношения к их убогому существованию. Поколебавшись, Зюлейка рассказала ему историю, какую когда-то поведала шейху Абдулхади:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики