ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она просто взбесится, и ему, Алиму, предстоит пережить ее гнев, в чем-то, конечно, справедливый, и постараться сделать так, чтобы Ясин не был обижен судьбой, а Зюлейка чувствовала себя счастливой.
Он в бессилии закрыл глаза.
– Пора спать. Иди в шатер, Ясин.
– Хорошо, господин.
Молодой человек вздрогнул.
– Можешь звать меня Алимом.
Он уложил мальчика в походном шатре, но Ясин не спал, пребывая в полузабытьи, а в середине ночи окончательно очнулся и вышел наружу.
Пустыня спала, вернее, казалось, что она спит, а на самом деле в ее недрах пробуждалась кипучая жизнь: вылезали наружу бесчисленные насекомые, сновали юркие ящерицы, ползали змеи. Ясину не хотелось лежать в уютной темноте шатра, рядом с распростертыми в безмятежном спокойствии телами. Эти люди никогда не жили в песках и не могли почуять скрытой опасности.
Глубокий мрак был безмолвен, непроницаем, недвижен. Лишь над головой мелькали светящиеся точки, будто мириады раскаленных угольков.
Наконец наступил рассвет. Небо алело, словно открытая рана; казалось, по облакам растекаются ручейки крови. Пески пламенели живым розовым огнем.
Внезапно Ясин почуял нечто такое, что может почуять только бедуин. Мальчик пробрался в шатер и растолкал Алима.
– Что случилось? – спросил тот, в недоумении хлопая ресницами.
– Сюда кто-то едет. Люди. Много людей!
Молодой человек вылез наружу и огляделся.
– О чем ты говоришь? Я никого не вижу!
Вокруг и впрямь не было ни одной живой души. В столь ранний час пустыня еще не дышала печным жаром, сухой воздух был по-ночному прохладен и чист, меж невысоких дюн гулял легкий ветерок.
– Потому что они еще далеко, – уверенно произнес Ясин. – Но мы движемся им навстречу. Лучше свернуть и переждать.
– И заблудиться?
– Мы не заблудимся.
Когда спутники Алима проснулись, он передал им слова Ясина. Те не хотели слушать мальчишку. Что он выдумывает! Кругом тишина, никаких посторонних запахов, а Куфа совсем рядом. Куда сворачивать и зачем? Чтобы сбиться с пути?
Пока собирали шатер, укладывали вещи и проверяли упряжь верблюдов, Алим продолжал размышлять. Едва ли ему удастся уговорить проводников. Те считают работу выполненной, не чуют опасности и ждут не дождутся, когда выберутся из пустыни! Он решил поговорить с Ясином, и тут выяснилось, что ребенок исчез. Его искали, облазили соседние дюны, кричали и звали – все напрасно!
Проводники злились, они не желали задерживаться в пустыне из-за того, что мальчишке вздумалось удрать! Все верблюды были на месте, значит, Ясин отправился в путь пешком. Алим был в отчаянии. Что взбрело в голову маленькому бедуину?! И как теперь быть?
– Поступай как хочешь, хозяин, – объявил старший проводник. – Уговор мы выполнили, помогли тебе найти мальчика. Если он решил сбежать – это не наше дело.
Алим не мог с ними спорить и не мог остаться один в пустыне. Скрепя сердце он отправился в Куфу. У него осталось мало денег, и о том, чтобы нанять новых провожатых, не могло быть и речи – хотя бы хватило на то, чтобы вернуться в Багдад! Что он скажет Зюлейке? Не мог же он связать мальчишку и приторочить к седлу, как тюк с тряпьем!
Что он сделал не так, почему ребенок сбежал?!
811 год, окрестности Куфы
Они поняли, что Ясин был прав, когда вышли на дорогу, над которой вздымалось огромное облако красной пыли, и услышали шум и дробную поступь множества лошадиных копыт. В душном послеполуденном мареве шагавшая к Куфе армия казалась гигантским чудовищем, порождением кошмарного сна.
К Алиму и его спутникам подъехали какие-то люди, явно не солдаты. С полузакрытыми лицами, все в черном, словно неведомые мстители, они потребовали предъявить бумаги. Алим показал грамоту, которую сделал еще в Багдаде, рассказал о цели своего путешествия и объяснил, что его спутники – нанятые в Куфе проводники. Он не сомневался, что их отпустят: они были мирными людьми и не представляли никакой опасности для армии аль-Мамуна, хотя тот и был врагом нового халифа.
Грамота пошла по кругу. Люди аль-Мамуна о чем-то переговаривались и что-то решали.
– Твои спутники могут быть свободны, – наконец сказал один из них, – а ты пойдешь с нами.
– Но я…
– Это приказ. Свяжите ему руки!
Алим был поражен. Что происходит? Неужели его приняли за шпиона? Бороться было бессмысленно, спорить не приходилось. Оставалось надеяться, что вскоре с недоразумением будет покончено и его отпустят на свободу.
Алим брел по раскаленной от зноя дороге и беспрестанно думал о Ясине. Удастся ли мальчишке вернуться в оазис? Уж лучше бы он взял одного из верблюдов, а не отправлялся пешком!
Солнце немилосердно жгло тело сквозь одежду, от пыли щекотало в носу и горле, слезились и чесались глаза. Дорога была искромсана подковами лошадей и колесами метательных орудий. Очевидно, война будет серьезной и долгой. Если армии аль-Мамуна удастся дойти до Багдада, предстоит осада: о прежней, безмятежной и мирной, жизни придется забыть!
К вечеру армия остановилась под Куфой. Алим сел под деревом, неловко прислонившись к стволу, и стал ждать. Если его задержали, значит, должны допросить. Он видел всадников в черном; но ни один из них не сделал попытки приблизиться к нему и заговорить. Казалось, о нем позабыли, между тем как Алим хотел пить, а связанные руки затекли и болели. Что хотят от него люди мятежного брата халифа?!
Молодой человек просидел почти до темноты, когда вдруг услышал тихий голос:
– Протяни руки назад и не двигайся!
Сердце Алима заколотилось так сильно, что, казалось, вот-вот разорвется от переполнившей его радости. Через мгновение перерезанные веревки упали на землю, и Алим осмотрелся: похоже, за ним не наблюдали. Он тихонько отполз за дерево и едва не задушил Ясина в объятиях.
– Откуда ты взялся?!
– Тише. Ложись на землю и ползи. Неподалеку овраг – укроемся там до темноты, потом выйдем на дорогу.
Они так и сделали. В овраге рос кустарник; беглецы забрались в самую чащу и притаились. Ясин протянул Алиму большую фляжку с водой.
Утолив жажду, молодой человек спросил:
– Откуда вода?
– Взял у тех людей!
Мальчик кивнул в сторону лагеря.
– Стащил?
Ясин мотнул головой.
– Я не причинил им вреда. У них много таких фляжек.
– Я думал, ты отправился обратно к бедуинам, – прошептал молодой человек.
– Нет. Я знал, что ты меня не послушаешь, и решил спрятаться до поры до времени. Почему тебя схватили? Кто эти люди? Твои враги? – спросил мальчик.
– Не думаю… Почему схватили, не знаю. Возможно, по ошибке.
– Лучше тебе не встречаться с ними, – заметил Ясин.
– Пожалуй… – Молодой человек внимательно посмотрел на мальчика. – Почему ты меня выручил?
– Потому что ты обещал отвезти меня к матери.
Душа Алима была полна новых, прежде не изведанных чувств. Вероятно, найти с Ясином общий язык гораздо проще, чем он думал. Молодой человек всегда предполагал, что пропасть, отделяющая богатых и благородных людей от бедняков и простолюдинов, не так глубока, как кажется, ибо главная ценность человека – его сердце.
Когда стемнело, они выбрались на дорогу. Алим решил пойти вверх по течению Евфрата, а затем свернуть к Багдаду. Пусть они сделают крюк, зато наверняка смогут избежать встречи еще с какой-нибудь армией!
Луна медленно плыла по черному небу, порой ее заволакивало легкой дымкой. Над головой трепетала листва деревьев. Вдали, где шумел полноводный Евфрат, блестели поля.
Алим намеревался идти всю ночь, если хватит сил. Чем скорее они удалятся от Куфы, тем лучше.
– Ты не боишься? – спросил молодой человек своего юного спутника, когда они двигались в кромешной тьме, полной шума ветра и неумолчного стрекота цикад.
– Нет. Аллах создал день и создал ночь, – спокойно ответил мальчик. – Человек пугается темноты, потому что ничего не видит. На самом деле в ней нет ничего страшного. Не стоит бояться мрака, ветра, дождя или чего-то подобного. По-настоящему опасны только люди.
Алим согласно кивнул. Молодой человек подозревал, что его ищут, но не мог предположить, что по ночным дорогам безумно, будто в агонии; мечется быстрая черная тень, тень его судьбы и, возможно, смерти.
Амир, в самом деле, ощущал себя тенью, ибо закрыл сердце всему, что привязывало его к былым дням. Осталась только любовь к Джамиле, похожая на засушенный цветок, какие иные люди хранят меж страниц Корана как память о чем-то прекрасном, святом и недостижимом.
Молодой человек провел в застенках мервской тюрьмы целый год и уже не верил, что когда-нибудь обретет свободу. Аль-Мамун обещал ему пытки, и Амира жестоко пытали. Он молчал, будто ему зашили рот, и его, в конце концов, оставили в покое.
Сутки за сутками он лежал на грязном каменном полу, на полусгнившей охапке соломы, или мерил шагами крохотное пространство камеры, в которую проникало лишь крошечное пятнышко света, за которым неустанно следил его мутный взгляд. Пленника кормили и поили раз в день, просовывая под дверь безвкусную черствую лепешку и чашку грязной воды. Возможно, надеялись, что он умрет от голода или болезни, а может, сойдет с ума. Однако Амир не лишился разума и не умер, хотя превратился в обтянутый кожей скелет. Волосы, борода и ногти отросли до безобразия, тело покрылось язвами и струпьями.
Разговаривать было не с кем, читать – Нечего, потому все дни и ночи напролет он думал. О Джамиле, матери, отце, Алиме… Однажды вспомнил Зюлейку и пожалел ее. В чем была виновата эта бедная девушка? Только в том, что очень сильно его любила! Нужно было сделать ее если не женой, то хотя бы наложницей и признать рожденного ею ребенка. Тогда у него был бы наследник. Впрочем, что он мог завещать своему сыну, кроме бесчестья?
Абдаллах аль-Мамун вспомнил об узнике лишь после того, как часть его войска позабыла о данной присяге и перекинулась на сторону врага, прихватив походное имущество и казну. Без сомнения, солдат подкупили люди аль-Амина, что свидетельствовало о присутствии предателей среди тех, кто окружал правителя Хорасана. Аль-Мамун испугался за свою жизнь и срочно собрал приближенных, дабы держать совет, что делать дальше.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики