ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ибрагим умен, он знает, какой поднимется шум, какие последствия может иметь судебное разбирательство! Скорее всего, лекарь засвидетельствует смерть от естественных причин.
Женщина, казалось, видела наяву мечеть Джами ар-Русафа с ее тонким орнаментом, изящными надписями на белых стенах, окруженных пальмами с пушистыми ярко-зелеными верхушками. Представляла внутреннее убранство храма, пестро разряженную многоголосую толпу приглашенных на свадьбу людей. Юную невесту в расшитом золотом покрывале, которую сопровождал взволнованный отец. Ее трепет при мысли о брачном ложе. На которое ей не придется возлечь.
Зухра ждала. Никогда ожидание не было столь напряженным, трагическим, мрачным. Когда у ворот появилась страшная процессия и женщина услышала крики гостей, ее взгляд, казалось, был способен разрушить, спалить, уничтожить весь земной мир.
Чуть позже ей рассказали, что случилось в мечети. Хасан приехал осунувшийся и бледный, с испариной на лбу. Его сын говорил, что, боясь опоздать, отец очень спешил и часто хватался за сердце. Ему было трудно дышать. Хасан мужественно выдержал церемонию заключения брака, вручил невесте свадебный подарок, а после ему стало плохо. На губах появилась пена, он упал и лишился чувств. Среди гостей был лекарь Ибрагим. Осмотрев господина, хаким встревожено доложил, что тот находится при смерти.
Все это Зухра узнала потом, а сейчас она бросилась к мужу, не видя ни тех, кто был молчалив и суров, ни тех, кто метался и рыдал. Она ломала скованные браслетами руки, рвала на себе волосы, не замечая, что все видят ее лицо, и земля уходила у нее из-под ног, а сердце падало в леденящую пустоту.
Хасан был еще жив. Его перенесли в кабинет и осторожно уложили на диван. Он приоткрыл затуманенные глаза. Его дыхание было прерывистым и тяжелым. Жизнь мучительно покидала ослабевшее тело, которое совсем недавно было сильным и крепким.
Зухра бросилась на колени и припала к холодеющим рукам мужа.
– Алим! – еле слышно проговорил Хасан. – Там… в ларце, – он простер руку, – завещание.
– Да, отец! – взволнованно произнес юноша.
В его светлых глазах стояли слезы.
– Джамиля, – обратился Хасан к тонкой фигурке в брачном покрывале, замершей возле входа, – светлая звезда моего неба! Прости и… прощай!
Усилием воли он приподнял голову и впился угасающим взором в лицо Зухры.
– Это ты, ты…
Последние, произнесенные срывающимся шепотом слова заглушили громкие, горестные вопли женщины:
– О, Хасан, Хасан, мой возлюбленный, мой муж, мой господин, не покидай меня!
Его глаза закатились. Когда Зухра, умолкнув, посмотрела на своего супруга, она поняла, что он никогда никому ничего не скажет.
Через день после похорон Хасана ибн Акбар аль-Бархи, начальника главного почтового ведомства Багдада, его сын пригласил Зухру в кабинет покойного.
Женщина вошла и увидела Алима, сидящего на том месте, где обычно сидел ее муж. У юноши был печальный и вместе с тем непривычно твердый, решительный вид. Зухра по привычке хотела произнести что-нибудь колкое, но вовремя прикусила язык. Последняя воля мужа ставила ее в зависимое положение от этого мальчишки. Накануне свадьбы Хасан переписал завещание: в нем не упоминался Амир, зато появилось имя Джамили. Алим ибн Хасан аль-Бархи был объявлен единственным наследником и полновластным распорядителем всего имущества, доходов и расходов семьи.
– О чем ты хочешь со мной говорить?
– О будущем. Нам стала известна последняя воля Хасана и…
– Согласно завещанию я получаю только украшения и наряды! – с возмущением перебила его Зухра.
Алим внимательно посмотрел на мачеху, и женщина с тревогой подумала: знает ли он правду?
– Ты можешь пользоваться всеми привилегиями и правами, какими пользовалась при жизни мужа. Если надумаешь снова выйти замуж, я выделю тебе достойное приданое.
Зухра язвительно рассмеялась.
– Ты?!
– Согласна ты с этим или нет, хочу ли я этого или нет, – юноша печально вздохнул, – но отныне я хозяин этого дома и единственный мужчина в семье.
– Тебе всего пятнадцать лет! – презрительно воскликнула Зухра, но юноша спокойно ответил:
– Скоро будет шестнадцать. Я повторяю: ты ничего не теряешь. Единственное, чего я не могу тебе позволить, это разговаривать со мной так, как ты говорила прежде: грубо, пренебрежительно, свысока. Тебе придется уважать меня.
– Вот как?
– Да. Подожди, не уходи. – Он встал, выглянул за дверь и приказал слуге: – Позови Ибрагима.
Сердце Зухры тревожно забилось. Зачем приглашать Ибрагима? Что скажет хаким?
Старый лекарь вошел и поклонился. Зухра сразу заметила, что он держится с Алимом почтительно, осторожно, как со своим повелителем, – совсем не так, как вел себя раньше. Зачем Хасан сделал так, чтобы все они зависели от мальчишки?!
– Чего желает молодой господин?
– Завтра мне предстоит явиться в ведомство великого визиря с заключением о смерти моего отца, подписанным тремя хакимами. Твое слово в этом документе будет решающим. Можешь ли ты сказать, отчего умер Хасан?
Зухра стояла не двигаясь, лишь часто моргала. Ибрагим вновь поклонился новому хозяину.
– Полагаю, Хасан страдал скрытым сердечным недугом, – осторожно произнес лекарь, тщательно подбирая слова. – Вспомни, господин, как твоему отцу стало плохо в день сватовства! Очевидно, в обоих случаях роковую роль сыграли сильное волнение и перемена погоды. – Он сделал паузу, во время которой слегка скосил глаза в сторону Зухры. – Думаю, твой отец умер от естественных причин, и боюсь предположить нечто иное, поскольку в противном случае неизбежны долгие разбирательства и возможно наказание невиновных.
– Хорошо, – сказал Алим, – иди.
Когда хаким вышел, юноша обратился к Зухре:
– Есть дела, которые мы должны обсудить. Я спросил Джамилю, довольна ли она выделенными ей покоями. Она попросила позволения взять к себе девушку, которая прислуживала ей дома. Я не стал возражать.
Зухра сверкнула глазами.
– Не лучше ли отправить Джамилю назад?
– Из соображений приличия и согласно закону она должна оставаться здесь, пока снова не выйдет замуж. Она такая же вдова отца, как и ты.
Зухра торжествующе рассмеялась. Девчонка и стала, и не стала женой Хасана: церемония заключения брака свершилась, но первой ночи не было! Не невеста, но и не жена, не девушка, но и не женщина! Алим – хозяин дома, но не гарема. Там – хозяйка она! Она найдет способ наказать Джамилю за то, что та посмела украсть у нее и сына, и мужа!
– Запомни, Зухра, я не позволю дурно обращаться с этой девушкой, – предупредил юноша.
Женщина вскинула голову и топнула ногой, обутой в остроносую, расшитую бисером сафьяновую туфельку. В глубине темных глаз старшей жены Хасана вспыхнул хищный огонь.
– Кто она такая?
– Вторая жена моего отца.
– Она не стала его женой! Настоящей женой! Может, ты доведешь дело до конца и ляжешь с ней в постель?!
Зухра не смела открыто выступать против пасынка, но не могла удержаться от того, чтобы не выплеснуть злобу.
Алим посмотрел на нее долгим взглядом. Мысль о том, что, возможно, отец принял отравленный напиток из его рук, сводила юношу с ума. Сам того не ведая, Хасан спас жизнь сына ценою своей. Как никогда прежде Алиму хотелось отомстить этой женщине, отомстить сполна, чтобы ее жизнь стала подобна жизни змеи с вырванным жалом!
Вместо этого юноша тихо произнес:
– Кажется, Джамилю любил твой сын…
– Она не сможет выйти за Амира. Коран запрещает сыновьям брать в жены вдов своих отцов! – ответила женщина.
В ее голосе звучало нескрываемое злорадство.
Алим пожал плечами, дивясь ее чувствам, и промолвил:
– Значит, договорились, Зухра, ты не трогаешь Джамилю – она живет сама по себе. Если я узнаю, что ты ее обижаешь, клянусь, тебе придется об этом пожалеть!
– Что ты мне сделаешь?! – прошипела Зухра. – Что ты можешь!
Алим медленно поднялся с дивана и приблизился к мачехе.
Сейчас, когда свидетелем их разговора был только Аллах, женщина вдруг испугалась. У юноши был твердый, решительный, вовсе не детский взгляд.
– Многое. Я знаю, что людям, совершившим убийство ближнего, разбивают голову камнями, с них живьем снимают кожу и поливают раны кипящим маслом! Мне вовсе не хочется, чтобы это случилось… с тобой.
Зухре почудилось, будто за шиворот внезапно просочилась струйка ледяной воды.
– Со мной? При чем тут я? Я не совершала никаких преступлений!
– Может, и нет. Но я думаю о кофе, которым ты хотела меня напоить в день свадьбы Хасана. Я отдал его отцу. Вскоре после этого отец умер.
Зухра с мысленным стоном вонзила ногти в ладони, пытаясь овладеть собой. Алим хладнокровно продолжил:
– Когда-нибудь я женюсь и у меня появятся дети. Мой долг – обеспечить их будущее. Я не желаю, чтобы наш род считали родом отравителей и убийц. Людей, не уважающих законы Корана. Не знающих милосердия, не имеющих совести. Клянусь, мне довольно истории с Амиром. – Он сделал паузу, и Зухра встретила немигающий, жесткий взгляд его светлых глаз. – Но я хочу, чтобы ты всегда помнила о том, что я… знаю.
Чтобы не упасть, женщина ухватилась за стену.
– Я не убивала Хасана, я его… любила! Ты ошибаешься! – прошептала она.
– Возможно. Но Аллах – никогда. Он знает правду о сокровенном и не оставляет деяния человека без наказания или награды. Только на это мне и приходится уповать.
Зухра поняла, что проиграла. Она недооценила мальчишку и в результате потеряла все: сына, мужа, власть и свободу, свободу делать и говорить что вздумается.
– Быстро же ты повзрослел! – бессильно произнесла она.
– У меня не было другого выхода, – заметил Алим и добавил: – Сегодня мы в последний раз говорили об Амире. Отныне я запрещаю произносить его имя вслух – во всяком случае, в этом доме. Я сказал об этом Джамиле. Теперь предупреждаю тебя.
С этими словами Алим сделал Зухре знак покинуть кабинет, и она исполнила его волю.
Женщина вышла в сад, пошатываясь от слабости. Она никогда не испытывала столь сокрушительного поражения и теперь не чуяла под собой ног.
Зухра с трудом добрела до скамейки и села, чтобы немного побыть одиночестве.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики