науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она с облегчением опустила саквояж на пол и достала оттуда сумочку.
— Пожалуйста, один билет до Сан-Анджело, — сказала она кассиру и вынула аккуратно сложенные деньги.
— Восемнадцать долларов до Колумбуса, — ответил тот, не поднимая головы.
— Восемнадцать — и только до Колумбуса?! — У Верены перехватило дыхание. — Но это же настоящий грабеж!
— Согласен, мэм, — кротко вздохнул кассир: если бы ему давали по пятицентовику каждый раз, как он выслушивал подобные слова возмущения, он давно бы стал владельцем всей железнодорожной компании. — Но если вам нужно в Колумбус, придется заплатить.
— А сколько стоит до Сан-Анджело? Может быть, вы меня не так поняли: мне нужен билет до Сан-Анджело, а он, как я понимаю, находится за Сан-Антонио, тогда как Колумбус — не доезжая до него, верно?
— Все правильно, но дальше поезд не идет. — Достав билет, он повторил: — Восемнадцать долларов.
Ей не нужно было пересчитывать деньги — она и так знала, что у нее осталось только шестьдесят семь долларов. А это означало — и у нее от ужаса все похолодело внутри, — если ей не удастся выручить от продажи имущества отца хотя бы небольшую сумму, то, несмотря на оплаченный обратный проезд от Нового Орлеана до Филадельфии, она не сможет выбраться из Техаса, оказавшись здесь без денег, без друзей и знакомых. А застрять в подобном месте она бы не пожелала и своему самому заклятому врагу. Но раз уж она забралась в такую даль, ей ничего не оставалось, как продолжать путешествие до конца.
— А вы не подскажете, как мне потом добраться до Сан-Анджело? — спросила она упавшим голосом.
— Сядете в Колумбусе на дилижанс.
— Но за восемнадцать долларов поезд должен был бы везти до самого конца. Сколько же, интересно, платить еще за этот дилижанс?
— Не знаю, — пожал плечами кассир. — Не приходилось ездить. Могу только сказать, что на дилижансе вы тоже до конца не доберетесь. Он довозит до места, которое находится где-то в двадцати милях от Сан-Антонио по другую его сторону.
Помолчав с минуту, чтобы осмыслить эту поразительную информацию, она решительно заявила:
— Вы, должно быть, ошибаетесь. Я определенно знаю, что транспортное сообщение существует до Эль-Пасо, а это значит — до самой границы штата.
— Вы правы, раньше дилижанс действительно ходил до Эль-Пасо, но сейчас не ходит, — ответил кассир и лаконично объяснил: — Индейцы.
— Как же вы прикажете мне в таком случае добираться до Сан-Анджело? — спросила Верена. — Верхом на лошади, что ли, и совершенно одной?
Он снова пожал плечами:
— Насколько я знаю, многих подбрасывают почтовые кареты, курсирующие по этим районам до фортов, ну а от форта Кончо до Сан-Анджело рукой подать. Будь я на вашем месте, я бы таким манером добрался до Кончо, а потом бы переправился через реку — и вся недолга.
— Понятно, — пробормотала она, хотя на самом деле ничего не поняла. Она привыкла к тому, что если нужно куда-то ехать, для этого достаточно сесть на поезд. И уж совсем не могла поверить, что здесь не существует даже регулярного дилижансного сообщения. Ссылка на индейцев казалась ей неубедительной.
— Скорей всего, в Сан-Антонио вам придется провести несколько дней, — все более смягчаясь, добавил кассир. — Почту возят только два-три раза в неделю, и то если хорошая погода. А если плохая, еще реже.
— Но мне нужно быть на месте к следующему вторнику, — с отчаянием в голосе проговорила она. — У меня там назначена встреча. Неужели нельзя попасть туда каким-нибудь иным образом?
— Нет, мэм. Если вам повезет — успеете, а не повезет — значит, не успеете, — философски изрек кассир. — Я же вам говорю: все зависит от погоды, ну и от этих чертовых дикарей — команчей. От них никогда нет покоя.
— Но мне всегда казалось, что они держатся на расстоянии от поселений.
— Как бы не так! Думаете, зачем там понастроили все эти форты? Да если хотите знать, команчи, бывало, и сюда добирались, хотя мы и живем на крайнем востоке. А Галвестон, между прочим, — настоящий город, не чета какому-то там Сан-Анджело!
— Вы просто хотите попугать наивную северянку, — недоверчиво произнесла она.
— Ну что вы, мэм! От команчей действительно нет никакого спасу. Когда они совершают свои набеги, им ничего не стоит проскакать из любой точки Техаса до самой Мексики. Как я уже сказал, они до войны и к нам сюда наведывались.
— Ну, война уже давно закончилась, — заметила девушка, больше для своего собственного успокоения.
— Мэм, форт Кончо построен совсем недавно, и правительство не пошло бы на это, если бы армии удавалось держать индейцев под контролем, — резонно возразил кассир, — ну а Сан-Анджело, как я уже вам говорил, совсем рядом с фортом — напротив через реку.
— В таком случае, там, я полагаю, жить вполне безопасно.
— В том-то и дело, что нет. Бывали случаи, когда эти команчи умыкали лошадей прямо из армейских загонов — под носом у солдат. Знаете, я бы не советовал вам ехать туда одной. Это неподходящее место для такой девушки, как вы, совсем неподходящее.
— Похоже, у меня нет иного выбора, — подытожила она и, тщательно отсчитав нужную сумму, просунула деньги под стекло окошка. — И все же я думаю, это не что иное, как узаконенный грабеж.
— Не я устанавливаю, сколько платить за проезд, мое дело — принимать денежки, — терпеливо объяснил кассир и, послюнявив языком большой палец, с привычной ловкостью пересчитал однодолларовые купюры. Убедившись, что все верно, он проштемпелевал билет и просунул его в окошко: — Поезд будет с минуты на минуту.
Затем он перевел взгляд на невероятно грязного типа, только что подошедшего к кассе, и, подозвав его кивком головы поближе к окошку, спросил:
— И куда ты, Билл, направляешься на сей раз?
Тот выплюнул на загаженный пол табачную жвачку, едва не угодив на ногу Верены, и проронил:
— Спаниш-Бенд.
Увидев, как она невольным движением подобрала подол юбки, он во весь рот ухмыльнулся, обдав ее тошнотворно резким запахом виски, и, растягивая слова, выговорил хриплым голосом:
— Будь я проклят, если ты не самая аппетитная штучка к западу от Нового Орлеана и, черт возьми…
— С тебя семь долларов, Билли, — оборвал его кассир. — Наскребешь столько?
— Еще бы! Вчера выиграл кучу денег в забегаловке Даба. — Не переставая широко улыбаться, ковбой сунул руку в оттопыривающийся карман своей замызганной фланелевой рубашки и извлек оттуда толстую пачку денег. — Если бы меня не ждал Трейнор, я бы здесь здорово повеселился. Нашел бы себе какую-нибудь смазливенькую красотку и…
— Ты пьян, Билли, — снова перебил его кассир. — Давай-ка сюда свои семь долларов и иди садись на скамейку возле стенки.
— Вовсе я не пьян, — протестующе заявил ковбой. — Даже полбутылки не выпил.
— Тебе и этого много.
Билл повернул голову в ту сторону, где только что стояла Верена, и, не увидев ее, громко выразил свое недовольство:
— Эй, а куда подевалась эта симпатичная бабенка? Я хотел бы с ней познакомиться.
— Если ты не дашь мне семь долларов, вообще никуда не поедешь, — поторопил его кассир.
Сжимая билет одной облаченной в перчатку рукой, а ручку саквояжа — другой, Верена искала взглядом хотя бы еще одну представительницу женского пола, но, кроме изможденного бесформенного существа с пятью худосочными отпрысками и угрюмым мужем, никого больше не увидела. Украдкой посмотрев в сторону кассы, Верена поспешно направилась к скамейке, стоящей у стены в дальнем конце помещения, надеясь, что пьяный ковбой там ее не увидит, и села, прислонившись к спинке скамейки и прикрыв глаза.
Итак, из-за непонятного желания больше узнать о человеке, которого всю жизнь презирала, она отправляется на край света и, с огромным трудом добравшись туда, выясняет, что это еще не самый край, а до нужного ей места предстоит долгий путь. Да будь в ней хоть капля разума, ей бы и в голову не пришло пускаться в такую даль, и она бы предоставила решать все дела мистеру Хеймеру. Так нет же, она все-таки едет и оказывается в этой жуткой глухомани одна-одинешенька и без цента за душой, став в довершение всего объектом внимания грязного подонка. И вдруг она почувствовала себя ужасно беззащитной среди всего этого грубого, неотесанного люда.
— Неужели я вижу миссис Хауард! — услышала она рядом с собой чей-то удивительно знакомый голос. — Мир и в самом деле становится тесным.
Она открыла глаза, села прямо и, узнав в говорившем дерзкого незнакомца с парохода, с нескрываемым раздражением произнесла:
— А вы-то что здесь делаете, мистер Маккриди?
— Разве так здороваются с бывшими попутчиками? — ответил он с напускной обидой.
В общем-то, он прав, подумала Верена, но не то у нее было сейчас настроение, чтобы рассыпаться в любезностях перед такими, как он, и она бесцеремонно спросила:
— И куда это, интересно, вы направляетесь?
Нисколько не обескураженный таким холодным приемом, ее высокий красивый собеседник опустился на скамейку рядом с ней и, положив на колено свою новую черную фетровую шляпу, непринужденно заметил:
— Вижу, вы отыскали-таки свое обручальное кольцо.
— А я его и не теряла, — парировала она, глядя на простое золотое колечко на своей левой руке.
— Но там, на Норфолкской Звезде, никакого кольца у вас не было.
— Как видно, мало что ускользает от вашего внимания, — неодобрительно пробормотала она.
— В моем деле иначе никак нельзя.
Конечно, ей лучше всего было бы отгородиться от него ледяной стеной молчания, но она уже успела убедиться, что от этого типа так просто не отделаешься. Вздохнув и стараясь придать голосу как можно больше безразличия, она спросила:
— И чем же вы занимаетесь, мистер Маккриди?
— Играю в покер.
— В покер? — переспросила она, думая, что ослышалась. — Но это же игра. Неужели это все, чем вы занимаетесь? Я имею в виду — не можете же вы этим зарабатывать себе на жизнь!
— Могу.
— Мне в это трудно поверить.
— Знаете, не так уж много на свете вещей, которыми можно заниматься, не запачкавшись с головы до ног, а у меня жуткое отвращение к грязи в любых видах — например, я не выношу грязной одежды и черных ногтей, — признался он, улыбнувшись.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики