ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А за что, скажи ты мне, за что? Все, как один, культурные люди, а такого, как Вольский, днем с огнем не сыскать. Адвокат был у него. Он совершенно подавлен. Тюрьмы забиты патриотами. От ужаса волосы дыбом встают. Что же будет дальше?
– Неужели будет открытый суд? – наивно спрашивала мама. – Обыкновенный суд, как всегда? У них была целая организация?
– Ну конечно! Один из отрядов организации «Свобода и независимость». Пани Вольская говорит, что такие отряды существуют по всей стране. Центр у них в Нюрнберге. Они будут до победного конца бороться за подлинное освобождение Польши. Ее муж попался из-за глупой случайности. Его могут расстрелять или повесить. А сколько героев сидит сейчас в тюрьмах! Помнишь адвоката Кавецкого? Они сразу же после окончания войны переехали в Познань. Так вот, его сын – ровесник твоей Катажины – тоже сидит. Нечаянно убил какого-то лавочника, он его только припугнуть хотел. Мать давала за сына миллион злотых, ты же знаешь, деньги у нее есть, да они не захотели взять. Дети организовали банду и нападали на магазины. Одного лавочника ранили, другого убили. Всех отправили в исправительную колонию. А сын Кавецкого был среди них самый старший, вот его и приговорили к смертной казни. Кавецкая сошла с ума. Лежит в больнице.
– Погоди, погоди! А они что, не знали, чем их сын занимается?
– Наивный вопрос! Они знали только, что у него есть оружие. Он исчезал иногда на несколько дней из дому, но это никого не беспокоило. Молоденький такой – совсем еще ребенок.
– А пани Вольская куда пошла?
– К адвокату. Ей обещали свидание с мужем. Случись это до войны, она б его выручила – внесла бы залог, у них были влиятельные знакомства, а теперь ничего нельзя сделать. Деньги потеряли цену. Если б удалось его оттуда вытащить, он бы удрал за границу, и дело с концом. А так пропадет человек ни за что.
– Как это ни за что? – вырвалось у меня. До сих пор я не вмешивалась в разговор. – Да ведь погибли люди. Если он принимал участие в нападении, значит, он виноват. За что они убили милиционеров?
– Разве ж это люди? Подумаешь, холуев коммунистических убили! – разоралась тетка. – Не вмешивайся в дела взрослых. Я при тебе рассказываю, так как знаю, что ты умеешь держать язык за зубами. Но это вовсе не значит, что ты хоть что-нибудь понимаешь.
– Понимаю. И больше, чем вам кажется. В прошлом году я ехала с покупками в Свидницу и подвезла на своей телеге какого-то человека. При въезде в город нас остановил патруль, и этот тип стал стрелять. Одного милиционера он так тяжело ранил, что тому пришлось удалить легкое. За что? Почему? Бандитов надо наказывать, иначе у нас никогда порядка не будет.
– Бандитов! Да как ты смеешь так говорить?! Хорошо, что пани Вольская не слышит. Это же герои! Они борются за настоящую свободу. Подрастешь немного, сама поймешь, кто прав. А пока можешь нам поверить на слово.
– Никогда я этому не поверю. Самый настоящий бандитизм. И очень хорошо, что за это наказывают. Сколько людей погибло понапрасну. Хватит проливать кровь. Если б не приказ о сдаче оружия, бандиты всех бы перестреляли. Этому надо положить конец.
– Перестаньте, что вы распетушились! – Мама боялась малопонятных ей разговоров. – Замолчи, Катажина! Нечего молодой девушке лезть в политику.
– И еще я хочу тебе сказать, – не выдержала тетка Михася. – Прямо, сейчас, при Катажине. Получше смотри за ней. Ты должна следить, с кем она водится. Как бы не связалась с коммунистами или большевиками! Держи ее в руках покрепче, не то она такой номер выкинет – своих не узнаешь. А при пани Вольской, смотрите – ни слова. Вы ничего не знаете. Она просила меня никому не рассказывать.
Пребывание тетки Михаси и пани Вольской в нашем доме сопровождалось бесконечными разговорами на политические темы. После посещения адвоката сомнений не оставалось: Вольский собственноручно застрелил милиционера и получит за это по заслугам. После их отъезда в доме снова стало тихо.
Я прочитала брошюры и с благодарностью вернула их пану Антосю.
– Ох и досталось мне из-за этих брошюр! Такая в доме заварилась каша, что ой-ой-ой, – сказала я со смехом. – Нынче все стали умными.
Пан Антось, видимо, удивился, но лишь спокойно спросил:
– Ну и как? Прочли? Может быть, у вас есть вопросы?
– Прочла. К сожалению, ничего нового по сравнению с газетами я в них не нашла. Если у вас есть время, я бы хотела задать вам один вопрос. Скажите, может ли человек, которому идеология партии понятна и близка, вступить в нее даже в том случае, если он не очень ясно представляет себе, что будет в ней делать?
Пан Антось задумался.
– Я смогу пригодиться? Вот вопрос, на который я не нашла ответа! – добавила я.
– Теперь понял! Если дело только в этом, безусловно, можете вступать. Главное – это понимать идеологические принципы и не сомневаться в их справедливости. Если других опасений у вас нет, будьте совершенно спокойны – работа в партии для вас найдется. А в остальном вам все ясно?
– Нет. Меня поражает реакция окружающих. Никто меня не поддержал. Все считают, что призвание женщины – оберегать семейный очаг, и стремятся побыстрее выдать меня замуж.
– Понятно. В нашем доме живет один железнодорожник. Его старший сын хочет поступить в школу, а отец не позволяет – школа, говорит, не для таких, как ты. Мол, раз ни дед, ни он сам в школу не ходили, значит и сыну ученье ни к чему, А тут как-то этот железнодорожник набросился на меня с претензиями, будто я виноват, что сейчас школы для всех открыты. «Вы им только головы заморочили! – кричит. – Отец мой был машинистом, я машинист, а ему, видите ли, это не подходит». А вы рассуждаете правильно и, главное, самостоятельно. Если захотите, я дам вам рекомендацию.
– Спасибо. Я к вам и обращусь. Разрешите еще один вопрос. Верно ли, что теперь совершеннолетним считаешься с восемнадцати лет?
– Я об этом слыхал. Но пока это, насколько мне известно, только проект. У нас в организационном отделе есть юрист, который превосходно разбирается в законах, вот он вам скажет точно.
– Хорошо, что ты пришла. Дома никого нет, – я провела Люцину в комнату. – Знаешь, с детства не люблю воскресений и праздников. Перед праздниками я просто заболеваю. И в воскресенье никогда не знаю, куда деваться.
– А у меня масса дел. Помнишь, как мы оборудовали тебе квартиру? Сейчас времена не те. Честно говоря, я пришла по делу. Не можешь ли ты одолжить мне пять тысяч злотых примерно до середины ноября? Погоди, это еще не все. Деньги нужны не мне, а моему товарищу из УБ, он хочет купить мотоцикл, и ему не хватает пяти тысяч. Хороший парень, я знаю его еще по армии. Деньги он вернет.
– Все ясно. К чему столько слов? Деньги у меня есть, значит, я могу их одолжить, и дело с концом. Ты спешишь?
– Я обещала ему сразу же принести деньги, он ждет. Тот тип, что продает ему мотоцикл, сегодня уезжает и страшно торопится. Никак не хотел поверить, что я через полчаса принесу деньги.
– Ты вернешься?
– Конечно. Впрочем, пошли со мной. И вместе потом вернемся.
Так я познакомилась со старым и новым владельцами мотоцикла марки БМВ.
– Отличная машина, вам повезло. А можно узнать, сколько она стоит? В Свебодзицах я научилась водить мотоцикл, это огромное удовольствие.
– Мой мотоцикл к вашим услугам, катайтесь сколько угодно. Я нигде не мог достать денег. До зарплаты четыре дня. Может, выпьем где-нибудь по чашечке кофе?
– Знаешь, где самый лучший кофе в пределах старого города? У Катажины. Пойдем к ней. Тем более ветер поднялся, вот-вот дождь польет, – предложила Люцина.
Пани Дзюня тем временем успела вернуться из костела. Она сварила нам кофе. Разговор шел о мотоциклах, потом об автомобилях. Наконец я сказала:
– Раз уж подвернулся такой случай, пополните хоть немного мое образование. Какая разница между управлением безопасности и милицией?
– Милиция занимается раскрытием обычных преступлений, а мы – политических.
– Люцина страшно таинственная особа. Когда заходит речь о ее работе, она молчит, будто воды в рот набрала. Я несколько раз пыталась ее расспросить, но она так огрызается, что всякая охота спрашивать пропадает. Может быть, вы тоже не любите, когда вам задают вопросы?
– Я вам объясню, почему Люцина так себя ведет. У нас в управлении царит атмосфера подозрительности. Все друг на друга косятся. И не без причины. Время от времени кто-нибудь из самых надежных наших людей оказывается либо бывшим фольксдойчем, либо агентом подпольной организации. У многих длинные языки, а это мешает ходу следствия. Каждого, кто поступает на работу, тщательно проверяют. Правда, это мало что дает. Чем больше у человека грехов на душе, тем солиднее у него документы. Это понятно. Некоторым кажется, что укрыться от справедливого возмездия легче всего именно у нас. Такие из кожи вон лезут, лишь бы привлечь внимание начальства, продемонстрировать свою бескомпромиссность в борьбе с оппозицией.
– А со мной вы почему так открыто говорите? Может быть, у меня тоже темное прошлое?
– Почему? Да потому, что я в людях разбираюсь и считаю, что мы совершаем ошибку, окружая себя излишней таинственностью. Это приносит только вред. Слишком мало рассказываем мы людям о своей работе.
– Понятно. Может быть, в таком случае вы мне кое-что объясните. Была у нас недавно жена одного из ваших клиентов, члена подпольной организации. Не знаю, судили его уже или нет. Впрочем, меня не это интересует. Речь идет о другом. Почему АК под запретом?
– Люцина, куда ты меня привела? Что это: дружеская беседа или допрос сотрудника управления безопасности? – рассмеялся офицер. Он мне с самого начала понравился, но только теперь я поняла, что он человек прямолинейный и всегда говорит то, что думает. Люцина молча улыбалась, а он продолжал: – Почему АК под запретом? Толковый вопрос. Об этом трудно говорить спокойно. Теперь, спустя год после войны, польское общество оказалось расколотым на несколько групп. Некоторые не очень-то понимают, что такое эта «новая действительность», но настолько измучились за годы войны, что рады возможности спокойно жить и работать;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики