ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А того, что о ней рассказывают, лучше не повторять. Во всяком случае, для меня это неподходящая компания.
Я готова была сквозь землю провалиться. Что сказать? Стоит ли на это обижаться? Если и другие поступят так же, тогда через неделю придется обидеться на весь мир.
Как я ни убеждала себя, что все это меня нисколечко не трогает, я была в таком состоянии, что не могла работать. Чтобы немного успокоиться, я решила выйти на улицу. Никто не должен знать, как тяжело я переживаю эту историю.
Заведующий не хотел меня отпускать.
– Может, как-нибудь в другой раз. Сегодня очень много работы. Я знаю, вы каждый день задерживаетесь допоздна, но ведь нужно поддерживать доброе имя отдела. Славу халтурщиков снискать нетрудно, а вот отделаться от нее будет не так легко.
– В таком случае разрешите мне сейчас уйти, а в три я вернусь и не уйду, пока всего не сделаю. Мне необходимо выйти.
Заведующий согласился, но проводил меня таким взглядом, будто хотел что-то еще сказать.
На улице было свежо и приятно. Дождь, ливший без передышки последние несколько дней, основательно смыл пыль, скопившуюся на улицах за время сухой, почти бесснежной зимы.
Я пошла к Партизанскому холму. По дороге остановилась на мосту поглядеть, как две девочки кормят рыб. Они крошили в воду хлеб, а рыбешки, отталкивая друг друга, жадно разевали рты.
Я решила пойти далеко, чтобы устать и отвлечься, но для этого надо было зайти домой переменить обувь. Переходя дорогу, я услыхала у себя за спиной такой яростный скрежет тормозов, что невольно отскочила в сторону.
Я обернулась. Мне махал рукой какой-то молодой человек. Да ведь это же приятель Люцины, тот самый офицер УБ, которому я одолжила деньги.
– А я прямо от вас – завез деньги и очень жалел, что не застал вас дома.
– Вы от своего обещания не отказываетесь? Может, покатаете меня? Сегодня это было бы очень кстати.
– С превеликим удовольствием. Садитесь.
По превосходному асфальтовому шоссе, проложенному в лесу, мы доехали до озера. Бешеная скорость, свист ветра в ушах, свежая лесная зелень и, наконец, ненавязчивый спутник, не задававший никаких вопросов, – это было прекрасно.
Я понемногу успокаивалась. Мы посидели у озера, выкурили по сигарете. Я предложила вернуться. Он довез меня до самого дома. К себе подыматься я не стала, а пошла пешком на службу. Теперь я снова могла работать. Я пообещала себе, что буду держаться. Никому не удастся меня спровоцировать. Не дамся!
Домой я возвращалась поздно. Уже совсем стемнело. Который это был час, я не знала, потому что на днях разбила стекло у часов и перестала их носить. Подходя к дому, я невольно взглянула вверх и увидела, что в квартире пани Дзюни горит свет. Я помчалась прямо туда.
– Люцина родила прелестную девчонку! – приветствовала меня пани Дзюня. – Большую, сильную, а кричит – любо-дорого послушать. И весит почти четыре кило. Люцина быстро утешилась, хоть и мечтала о мальчике. Теперь в дочке души не чает. А назвали ее так, что меня аж передернуло. Виолеттой. Ну скажи, на что это похоже? Я не постеснялась, высказала все, что на этот счет думаю. Будто мало обыкновенных хороших имен!
– А как Люцина? Хорошо себя чувствует?
– Люцина так похорошела, что я на месте мужа берегла бы ее теперь как зеницу ока. Чувствует она себя прекрасно. А что у тебя? Как с мамой? Ты хоть немного успокоилась?
– Я спокойна, только жить мне с каждым днем становится труднее. Все кажется, что надо мной нависла какая-то опасность. Я боюсь, пани Дзюня!
– Чего же ты боишься, деточка?
– В том-то и дело, что я сама не знаю. Да вы не волнуйтесь, это пройдет. Наверно, я просто-напросто переутомилась. Пойду лягу. Вы случайно не знаете, у нас никого нет?
– Никого. Выпей молочка перед сном, это успокаивает.
Я послушно выпила стакан молока и спустилась вниз. Быстро разделась, помылась и только после этого вошла к себе в комнату.
На столике была булавкой пришпилена к скатерти адресованная мне записка. «От кого бы это могло быть?» – подумала я, развернула листок и прочла:
«Катажина!
Никакими словами не исправишь того, что между нами произошло. Я не прошу прощения. Я молю лишь о снисхождении. Больше ни о чем.
З б ы ш е к».
Что ж, снисхождение так снисхождение. Согласна. Не хочу, чтоб он знал, как мне все это тяжело. Буду разговаривать с ним, как ни в чем не бывало. Я села и перечитала записку еще раз.
В комнату заглянула мама.
– Приходил Збышек, – сообщила она. – Очень долго тебя ждал, я даже удивилась. Обещал зайти завтра, часов в шесть. И Стефан к этому времени придет. Пожалуйста, никуда не уходи, сыграем в карты.
«Хорошо, – подумала я. – Сыграем в карты, как четверка задушевных друзей!»
На работе у меня теперь была отдельная комната. С уходом моей напарницы в комнате стало тихо и удобно. Панна Зофья не очень-то считалась с чужим временем, если ей хотелось поговорить. Теперь я могла распоряжаться временем по своему усмотрению.
Вскоре состоялось очередное собрание первичной партийной организации под председательством нового секретаря. На повестке дня стоял вопрос о сотрудничестве с местным комитетом. Отчитывались партийные члены месткома.
Вступительное слово секретаря было длинным и изобиловало экскурсами в историю. Говорил он гладко, с воодушевлением. Упомянул о тех, кто много лет просидел в тюрьмах и казематах, о том, с каким трудом рабочий класс добивался даже самых незначительных привилегий. Потом о борьбе с фашистами в годы оккупации, и, наконец, о борьбе за демократию в Польше и об огромном значении сотрудничества с Советским Союзом.
Председатель месткома, который взял слово сразу после секретаря, не смог добавить, собственно, ничего нового. Красноречием он не отличался, и речь его была пересыпана шаблонными фразами и лозунгами. Мы услышали много громких слов: рабочий класс, союз рабочих и крестьян, реакция, а по существу ничего сказано не было.
В тот день я впервые была свидетелем партийной полемики. Выступление председателя месткома не удовлетворило большинство присутствующих, и кто-то прямо сказал:
– Товарищ Влашик, да разве это отчет? Это же набор слов с пропагандистских плакатов, ничего больше. Тема сегодняшнего собрания – цели и задачи местного комитета, но именно об этом мы ничего не узнали. Что сделал местком для улучшения быта нашего коллектива? Чего он в этом отношении добился? Я могу задавать много подобных вопросов, да не стоит, а то вам придется выслушать еще один, третий по счету, доклад. Предлагаю выступление товарища Влашика отчетом не считать. Если среди членов месткома не найдется никого, кто бы мог нас конкретно проинформировать, давайте перенесем отчет на следующий раз.
Секретарь поддержал эту точку зрения.
– Верно! Не для того мы сидели по тюрьмам, не для того боролись за сегодняшнюю Польшу, чтобы теперь смотреть сложа руки, как рабочий класс продолжает страдать. Да, мы должны бороться с реакцией, мы должны поддерживать рабоче-крестьянский союз, но при этом необходимо с каждым днем улучшать условия жизни рабочего класса, потому что без этого мы никогда не придем к социализму. Мы ждем делового отчета о деятельности месткома и, кроме того, просим представить планы работы на будущее.
«Здорово они взялись за Влашика, – подумала я. – Каждый говорит то, что думает».
Побагровевший от возмущения Влашик встал, закурил, сплюнул прямо на пол и выпалил:
– Вы что, воображаете, будто я, рабочий человек, стану вам тут с учеными докладами выступать! Бюрократию хотите развести? Не выйдет. Я человек рабочий, а болтать не умею, мое дело вкалывать.
Говорил Влашик долго и бестолково. Рассказал, как жилотдел хотел одного рабочего выселить из квартиры, чтобы передать дом какой-то организации. Тогда в это дело вмешался местком. Влашик сам пошел, сказал кому надо пару теплых слов, и человека оставили в покое. Потом вспомнил про женщину, которая украла что-то на стройке. Прораб хотел ее тут же выгнать, но местком не позволил. Так нельзя, надо ей дать возможность исправиться. Лично он, Влашик, кровь свою готов отдать, лишь бы коллективу было хорошо. И люди ему доверяют. Недаром его выбрали. Потом он снова пошел распространяться о необходимости борьбы с реакцией и о рабочем классе.
– Не нравится вам то, что я говорю? – кричал он. – А зря, я прожил большую жизнь и свое дело знаю!
По предложению одного из членов бюро председатель лишил его слова.
– Что ж, видимо, придется укрепить наш местком. Видите, как хорошо, что мы включили этот вопрос в повестку дня. А пока прекращаем прения.
Собрание кончилось. Все разошлись, а Влашик долго еще стоял возле секретаря и что-то с жаром ему доказывал.
Домой я возвращалась вместе с одной сотрудницей.
– Что-то они очень в последнее время стали ссориться, – сказала она. – Не знаю, чем это кончится. На прошлом собрании – тебя тогда не было – творилось то же самое. Знаешь, что этот Влашик предложил? Выгнать из треста половину сотрудников, потому что они реакционеры! Ох и шум поднялся!
– Да, странно. Мне пока все это в новинку, так что своего мнения у меня еще нет. Но Влашик, пожалуй, не прав. И чего ради он полез в бутылку, ведь они же правду говорили. Впрочем, у меня слишком мало опыта, чтобы верно судить о таких вещах.
Наконец гости ушли. Мы играли в карты с шести вечера по десяти. Когда Збышек вошел в комнату, я отступила в тень, чтобы он не видел моего лица, и равнодушно поздоровалась. Все старательно избегали щекотливой темы, и вечер прошел спокойно. Несколько раз я ловила на себе взгляд Збышека и героически его выдерживала.
На следующий день мне пришлось по делу пойти в управление водно-спортивных сооружений. Я быстро обо всем договорилась и решила, что не будет большого греха, если я воспользуюсь случаем и загляну в плавательный бассейн. На обратном пути я столкнулась в дверях с оживленной красивой девушкой, которая радостно мне заулыбалась.
– Да это ж Катажина Дубинская! Подождите меня, ребята, мне надо с ней поговорить.
Я остановилась, с недоумением глядя на смуглую красотку в белом купальном костюме и красной резиновой шапочке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики