ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Если б можно было говорить с места, я бы сказал.
– Вы голодны? Вот возьмите, – я открыла портфель. – Совсем забыла, что у меня тут кило колбасы. Купила перед собранием.
– Колбаса? Не откажусь, люблю плотную пищу. Но как же без хлеба? – тут же огорчился Мендрас.
– Ну, знаете! Где сказано, что нужно обязательно с хлебом? Отломим по куску и съедим. Мне так даже больше нравится.
После перерыва приступили к приему кандидатов. Их было пятеро.
– Вот заявление товарища Венцека. Сварщик. Работает у нас четыре года. Хороший специалист. Раньше, правда, выпивал немного, но теперь исправился. Рекомендуют его товарищи Марыняк и Рыфик. Есть предложение, чтобы Венцек рассказал свою биографию.
Биография была краткой, хотя Венцек прожил на свете пятьдесят пять лет. В родном селе в Келецком воеводстве он окончил школу-четырехлетку, затем поступил учеником в кузницу. После армии в деревню не вернулся – их было в семье семеро, а земли всего полторы десятины. Одно время кузнечил, потом поступил на стройку, выучился на сварщика и проработал на одном предприятии до тридцать девятого года. Во время оккупации его вывезли на работу в Германию. После войны вернулся, узнал, что вербуют людей на Западные земли, и приехал. С 1946 года живет во Вроцлаве.
– Вопросы есть?
Венцек стоял лицом к собранию. Под черным выходным пиджаком – джемпер из некрашеной овечьей шерсти. Руки за спиной. Волосы с проседью. Светлые глаза под черными мохнатыми бровями.
Он был взволнован. О себе рассказывал спокойно, но теперь заметно нервничал.
– Что вас побуждает вступить в партию? – Кто-то в последнем ряду задал традиционный вопрос.
– Тут многое можно сказать, – медленно заговорил Венцек. – Я всю жизнь тяжело работал и знаю как следует только свое ремесло. А выступать не очень умею. Нас и до войны агитировали и после тоже. Всяко бывало. Я работал, но уважения к себе не видел. А теперь знаю, что есть партия, которая уважает таких, как я, простых рабочих людей. Это хорошо, и я хочу, чтобы так и было.
Мне такое объяснение понравилось. Чувствовалось, что Венцек говорит от души. Его приняли единогласно.
Не все кандидатуры были столь же бесспорными, не все шли в партию по глубокому убеждению, но все же такие, как Венцек, преобладали.
Один из них рассказал о своем родном селе у подножья Карпатских гор. Там не было ни электричества, ни школы, ни врача. В школу, кто мог, посылал детей за шесть километров, к врачу возили – да и то лишь те, кто побогаче, – только когда человек был при смерти. Его мать родила пятерых детей на печке, а при шестых родах умерла. Недавно он побывал в родных местах. Построена школа, проводят электричество, есть врач. Вот правда новой действительности, ради который стоит жить и трудиться.
Я переживала все наравне с вновь вступавшими. Радовалась, когда говорил человек честный и прямой, огорчалась, уловив фальшь в чьих-нибудь словах.
Было уже начало десятого, а еще не все кандидатуры обсудили. Устала я ужасно. Должно быть, слишком внимательно следила за ходом собрания, слишком волновалась.
В воздухе висел сизый табачный дым. Мендрас беспокойно ерзал на стуле.
– Вам нечего курить? Если хотите, у меня есть сигареты.
– Очень хочу, – ответил он шепотом. – Я, кажется, готов закурить даже сено.
Заведующая социально-бытовым отделом рассказывала о том, что побудило ее вступить в партию, словно отвечая хорошо вызубренный урок. Это была холеная женщина лет сорока с небольшим, на ней был изящный синий костюм, хорошие туфли на высоком каблуке, только крашеные волосы цвета соломы явно старили ее, несмотря на замысловатую прическу. Её у нас не любили за равнодушное отношение к людям. Уже дважды партийная организация обсуждала плохую работу социально-бытового отдела. Заведующую забросали вопросами, и у меня создалось впечатление, что народ против ее кандидатуры.
– Почему вы подали заявление именно сейчас? – спросил кто-то.
– Я познакомилась с уставом. Об истории рабочего движения я читала раньше… – на этом, очевидно, ее доводы иссякли.
– По-моему, вам лучше немного повременить. Навести порядок у себя в отделе, чтобы больше ничего не пропадало, открыть амбулаторию. Ведь уже год прошел, как оборудовали помещение и закупили аппаратуру, а персонала все нет. В партию нужно приходить с конкретными достижениями, – низкий, невзрачный человек в первом ряду решился, наконец, высказать вслух мнение большинства.
– Как повременить? Нам постоянно мешают, и я как раз надеюсь, что партия поможет мне открыть амбулаторию.
– Помощь партии и прием в партию – разные вещи. Вы разве обращались уже за помощью? – не сдавался какой-то упрямец.
– Нет. Я не могла, потому что была беспартийной.
Секретарь объяснил ей ошибочность такой постановки вопроса. В партию имеет право обращаться каждый. Затем поставил кандидатуру на голосование. Заведующая социально-бытовым отделом незначительным большинством голосов была все же принята кандидатом в члены ПОРП.
Мы вышли. Была уже ночь. Снег таял, столбик ртути на термометре стоял у нуля. На свежем воздухе после задымленного зала голова сразу прояснилась.
Я, не теряя времени, побежала к трамваю, боясь, как бы кто-нибудь не пристал по дороге. Хотелось поскорее очутиться в постели. Завтра снова предстоял трудный день.
В январе в одну из суббот я решила навестить бабушку Дубинскую. Отправилась сразу же после обеда пешком, и у Грюнвальдского моста неожиданно столкнулась со своим бывшим репетитором, паном Пенкальским.
– Я так рад, пани Катажина! Какая приятная встреча!
– Вы отлично выглядите в этом полушубке, даже мне сразу теплее стало. Вы куда?
– Если можно, провожу вас.
– Я иду к бабушке, на Нововейскую.
– Отлично. Это мне по пути. Как ваши дела? Мне уже давно хотелось навестить вас, да не мог выбраться.
– И очень жаль, что не выбрались. Вас ведь трудно застать, вы всегда заняты. Я уже оправилась после волнений с учебой, работаю на стройке. Мама занята своим ателье.
– Я часто думал о вас. Вам надо продолжать учиться. Во Вроцлаве есть инженерное училище для производственников. Срок обучения всего три года, а программа та же, что в политехническим институте. Вам нужно туда поступить. Кто успешно одолел техникум, тот и там справится прекрасно.
– Я об этом слышала, кто-то из наших туда поступил. Всего три года? Действительно, недолго.
– Вот видите! Математики вам бояться нечего, вы ее знаете. А там половина учебной программы – математика и статика. Вторая половина – это уже конструирование. Разрешите, я разузнаю об условиях приема, приду к вам и расскажу?
– Ну что вы! Не беспокойтесь, я сама…
– Но мне очень хочется, уверяю вас. Я много лет даю частные уроки, преподаю в энергетическом техникуме и знаю молодежь. Вы исключительная девушка. У вас есть способности плюс упорство и трудолюбие. Если б мы познакомились раньше, я бы вас уговорил вместо техникума закончить обычную среднюю школу, а потом поступить на математический факультет.
– Не надо меня так хвалить, вы меня вогнали в краску. Если это вас в самом деле не обременит, то, пожалуйста, узнайте. Я вам многим обязана. Вы научили меня думать. Если я поступлю в инженерное училище, то это будет целиком вашей заслугой.
Мы попрощались. Стоя у бабушкиного подъезда, я провожала взглядом удалявшуюся фигуру этого невзрачного, но прекрасного человека. Я знала: где и когда бы мы ни встретились, мы всегда сможем пожать друг другу руку.
Бабушка Дубинская собиралась уходить и стояла уже в пальто.
– Ничего, милая. Я охотно задержусь. Я испекла печенье, которое одна ты способна оценить.
– Непропеченное? Прелесть. Как это тебе удалось, бабушка?
– Вот, вот. Когда Янка обнаружила, что оно не пропеклось, я сразу сказала, что ты будешь рада. Сейчас поищу мешочек и заверну тебе остальное с собой. Вкусно?
– Потрясающе.
– Твой отец тоже обожал непропеченное тесто. Я собираюсь тут к одной женщине. Ей привезли тюльпаны из Голландии, может быть, куплю немного.
– Мой мастер тоже обещал мне раздобыть тюльпаны, даже написал кому-то. У его шурина большой сад в Опольском воеводстве, а семена он выписывает из Познани.
– Из Познани? Да ведь там лучшие тюльпаны в Польше! Но боюсь, он не даст луковиц – все садовники очень ревнивы.
В понедельник на стройке состоялось расширенное совещание. Приехал даже управляющий трестом. Меня представили участникам совещания, но кто они такие – я так и не узнала.
Пробыв у нас час с небольшим, они уехали. Остался только управляющий и несколько человек из треста.
– Ваша стройка будет ударной, товарищ Дубинская! Порядок образцовый, коллектив отличный! Сроки придется сократить. «Архимед» быстро растет, людям нужно жилье. Составьте новый график и приходите с ним в трест. Мы его обсудим.
– Если я вас правильно поняла, то мы должны закончить стройку раньше срока. А как будет с материалами? У нас балки только на одно перекрытие, часто не хватает цемента.
– Материалы вы получите, не беспокойтесь, – заверил начальник производственного отдела.
– Скажу вам по правде: обещаниями сыт не будешь. Вот когда завезут сюда материалы, тогда я буду знать, что они есть. А пока их нет, мне трудно строить планы.
– Дубинская права. Если этот дом надо сдать к Первому мая, следующий – в августе, а последний в ноябре, необходимо обеспечить бесперебойное снабжение материалами, – поддержал меня один из инспекторов, молодой неряшливый мужчина с гнилыми, почерневшими зубами.
Управляющий сдвинул шляпу на затылок и встал со словами:
– Кроме графика работ, составьте также график снабжения материалами. Один экземпляр передайте мне. То, что вам завезут, будем вычеркивать. Имейте в виду, что это стройка государственного значения. Делами «Архимеда» и, в частности, нуждами его коллектива интересуется лично товарищ Берут. Один из тех, что были здесь, – его секретарь. Он будет приезжать каждый месяц.
Мы с Мендрасом остались одни – взволнованные и расстроенные. Одно дело работать на обыкновенной стройке, с приемлемыми сроками и привычным порядком, и совсем другое – на стройке, которой интересуются решительно все.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики