науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Эрнепес-бай все больше возбуждался:
— Вот так жеребец... Всем бы такими быть... Смотри, как стелется!
Глашатай подкидывал вверх свой тельпек и ликовал.
Но на середине последнего круга Мелекушу как будто прибавилось сил. В одно мгновение он обошел гнедого и приблизился к Йылдырыму. Эрнепес-бай побледнел. Сидящие вокруг Ораз-бая зашумели, молодой джигит в красном халате и белой папахе, привстав на колени, крикнул:
— Отец! Смотри, Мелекуш догоняет! Йылдырыма догнал. .. Смотри!
Ораз-бай не поднял головы, ответил дрогнувшим голосом:
— Потяни меня за полу халата, когда лошади приблизятся к финишу, сынок!
В этот момент Мелекуш догнал и йылдырыма, показалось, что он и его обгонит. Зрители прямо обезумели, из-за невообразимого гама невозможно было расслышать слов соседа.
Наездник, скакавший на Йылдырыме, начал стегать его плетью. Но не отставал от него и соперник. Два коня, словно в одной запряжке, шли рядом. Сын Ораз-бая потянул отца за полу:
— Отец! Пришли!
Ораз-бай вскочил на ноги, словно на него кто-то напал, и вдруг гаркнул во всю глотку:
— Бей сильнее!
В этот миг лошади, как вихрь, пронеслись мимо нас. Невозможно было понять, какая из них раньше миновала черту финиша.
Но Эрнепес-бай все равно торжествующе воскликнул:
— Йылдырым взял... Нечего и говорить!
— Что-о? — Казалось, к горлу Ораз-бая приставили нож. — Ты знаешь что, бай... Ты не поступай по пословице: «Трус спешит вперед».
— А чего мне бояться? — Эрнепес-бай тоже повысил голос. — Еще не родился такой, который мог бы испугать меня! Кто ты, чтобы угрожать мне?
— Ты не задирайся!
— А что ты мне сделаешь?
Казалось, Ораз-бай без дальних слов кинется на Эр-непес-бая. Но, видимо, сообразив, что ему в таком случае несдобровать, он с трудом подавил свой гнев. Перевел дыхание и обратился к окружающим:
— Сарыки, выходи!
Призыв полетел из уст в уста и в считанные секунды разошелся по всей площади. Вскоре десятки всадников выделились из толпы и, собравшись в сторонке, замерли в ожидании нового приказа.
Окружающие начали уговаривать Эрнепес-бая и Ораз-бая прекратить ссору. Глашатай со слезами в голосе кричал:
— Прошу, ага... Не превращайте праздник в похороны. .. Не сталкивайте людей... Продам все, что имею, и сам отдам верблюда. Не делайте зла... Побойтесь бога!
Уговоры не помогли. Яростно сжимая плеть, Ораз-бай выкрикнул:
— Если ты так смел, собери своих всадников и приходи послезавтра в долину. Там я тебе покажу, что сделаю. Не придешь, — значит, ты трус!
Он вспрыгнул на коня, которого подвел к нему сын, и ускакал.
Эрнепес-бай кричал вдогонку:
— Приду! Непременно приду! Собери всех своих са-рыков... И теке... Я покажу вам, кто такие эрсаринцы!
Глашатай в отчаянии швырнул свой тельпек на землю и сердито пробормотал:
— Не дай бог никому такой радости!
Когда до древнего Балха оставалось с полсотни километров, караван встретили в пустыне представители бухарского правительства. Здесь у них был перевалочный пункт, отсюда грузы переправляли по Амударье дальше, в Бухару. Капитан Дейли спросил, почему не перевозят грузы через Термез. Бухарец насмешливо ответил:
— В Термезе — железная дорога. А где железная дорога, там большевики. Разве можно идти с таким грузом туда, где большевики?
Весь смысл иронии бухарца мы оценили позднее. Хотя города Новая Бухара, Чарджуй, Керки и Термез и входили в состав Бухарского эмирата, в действительности же они были в руках большевиков. В этих городах железнодорожники, создав Советы, взяли всю власть в свои руки. Несмотря на это, мы решили ехать через Термез, а по пути заглянуть в Мазари-Шериф.
Под вечер мы распростились с караванщиками. Позванивая колокольцами, караван пошел на север, к Аму-дарье, а мы на восток — к Балху. Пустынная степь вскоре кончилась, показались селения с садами и пашнями. Свободных земель тут не было, возделаны были даже склоны холмов. Аулов встречалось много, едва минуешь один, почти сразу же появляется другой. Большинство жителей здесь были узбеки. Они явно отличались от туркмен и по своему внешнему облику, и по одежде, и даже по жизненному укладу. Теперь уже не было видно убогих лачуг. По обе стороны дороги рядами шли приземистые глинобитные постройки. Вокруг домов зеленели посевы, сады, огороды. После суровой туркменской пустыни мы, казалось, попали в другой мир. Да и сами узбеки были тише, спокойнее туркмен. Быть может, суровая природа рождает суровые характеры? Возможно, и так. Чем отличаются характер и обычаи бедуинов, кочующих в пустынях Аравии, от характера и обычаев туркмен? Та же пустыня, тот же кочевой уклад жизни. Те же усобицы, кровавая резня...
К концу дня мы въехали во двор купца Бабаджана, близкого приятеля Якуба. Мы передали ему привет от караван-баши и сообщили, что на этот раз сам он не сможет его посетить. Бабаджан встретил нас с большим почетом. Тут же распорядился зарезать барана, приготовить плов. Пришли люди, живущие по соседству.
Меня познакомили с одним стариком высокого роста, атлетического сложения. Звали его Гулам-Хайдар. Он служил в личной гвардии эмира Шер Али-хана. Старик
оказался разговорчивым. По его словам, когда афганцы воевали с нами в тысяча восемьсот семьдесят восьмом году, он состоял при самом эмире. И когда эмир бежал из Кабула в Мазари-Шериф, был в составе его охраны. Стараясь оживить воспоминания старика, я спросил его, почему эмир бежал именно в Мазари-Шериф? Старик глубоко вздохнул, покачал головой, словно я затронул самую больную его рану, и заговорил с сожалением:
— Русские обманули... Белый царь отказался от своих обещаний. А эмир многое хотел сделать.
— Что же он хотел сделать?
— Хотел крепко дать англичанам по зубам. Хотел сделать так, чтобы они больше никогда не совали свой нос в Афганистан. Да не получилось!
— Что, не помогли русские?
— Да... Перед самой войной из Ташкента приехали послы белого царя. Во главе их был генерал. Звали его Столетов. Эмир Шер Али-хан встретил его весьма тор-: жественно. Генерал привез эмиру послание белого царя о дружбе и богатые подарки. Эмир очень обрадовался, что нашел союзника. В то время в Кабул прибыли и люди англичан. Шер Али-хан их не принял. Открыто дал понять, что впредь будет опираться на русских. А англичане — ну, вы их сами знаете... Они сказали: «Если вы не примете наших людей, мы возьмем Кабул». Шер Али-хан не дрогнул перед ними. Теперь он был уверен. И вот после этого англичане напали с двух сторон. Русские уехали в Ташкент. Они обещали эмиру, что пришлют пятидесятитысячное войско.
— Пятьдесят тысяч солдат?
— Да.
— И привели такое войско?
— Нет... Куда там! Наши начали отступать. Эмир решил оставить в Кабуле своего сына, Якуб-хана, и ехать к белому царю. Поэтому и прибыл в Мазари-Шериф. Помню как сейчас: стояла зима. Было холодно. Эмира встретил весь народ. Бессчетное множество раз стреляли из пушек. Проклинали злодеев-англичан...
Старик перевел дыхание, отпил из пиалы глоток остывшего чая, вынул из кармана большой платок и вытер лоснящееся, изрезанное морщинами лицо. Затем
снова взял в руки пиалу и задумался, словно потерял нить рассказа.
Старик говорил правду. Действительно, приезд в Кабул русской военной миссии во главе с генералом Столетовым настолько вскружил голову Шер Али-хану, что эмир, желая угодить русским, не принял наших предложений, и правительство Великобритании было вынуждено перейти к решительным мерам, чтобы защитить свои интересы... Все это была правда. Но меня удивило одно: когда старик говорил о нас, он совершенно менялся, лицо его наливалось кровью, словно он вспоминал о своем злейшем враге. Я спросил его:
— Видно, эмир думал, что русские лучше англичан? Старик насупил брови, будто услышал что-то обидное, и ответил хмуро:
— Гм, англичане... Англичане — наши извечные враги. Сколько раз они обрушивали беду на наши головы. Сжигали наши селения и города. Топтали нашу честь. Хотели отнять и достояние наше, и жизнь. Пока осел не покричит, не успокоится. Так и англичане. Если они не воюют, они не знают покоя. — Старик завернул кверху широкую штанину и, показывая свои волосатые щиколотки, продолжал с прежним жаром: — Вот, видите след? Сюда попала пуля. В битве под Джелалабадом. Английская пуля! Слава богу, мне еще повезло. Разве сочтете всех, кто пал жертвой от их руки, помутился разумом, ослеп на всю жизнь? Когда началась война, мне было ровно тридцать лет. Сейчас мне семьдесят без одного. Значит, сколько прошло? А смотрите, след от пули не прошел до сих пор. Но телесная рана — это еще ничто. Есть раны сердца. Англичане ранили наши сердца, оставили огненный след в наших душах. А след, оставленный в душе, никогда не исчезнет, будет переходить из поколения в поколение...
Старик распалялся все больше. Я понял, что он не скоро успокоится, и постарался привлечь его внимание к другому:
Удалось эмиру в конце концов уехать в Россию?
Старик перевел дыхание и, глубоко вздохнув, ответил:
— Нет, не удалось... Белый царь не согласился. Стоять ему торчком в гробу! Подлый человек, отрекся от своего слова. Эмир еще оказался справедливым. Не тронул людей белого царя, всех вежливо отправил назад,
Я, на худой конец, хоть генерала повесил бы, показал бы, как отказываться от своего слова. Нет, эмир не отвратил своего лица ни от кого из них. Напротив, оставил при себе их доктора. Звали его Явор-саиб. Это был лучший из людей. Он хорошо лечил эмира. Но, как говорится, от смерти лекарства нет. Не смог Явор-саиб заставить отступить смерть.
— Что же, эмир скончался в Мазари-Шерифе?
— Да, здесь скончался. Очень переживал, что его обманули. Умер, не достигнув цели. Говорил: «Англичане хотят лишить нас чести. Если не дадим им отпора, не сможем жить спокойно». Да не вышло... Краток оказался срок его жизни. Болел сильно, все время кашлял. Болезнь и свела его в могилу. А Явор-саиб много потрудился, целый месяц не отходил от эмира. Но смерть взяла верх. Да пребудет светлым его ложе!
Я знал о пребывании Шер Али-хана в Мазари-Шерифе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики