ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Ах ты, падла безмозглая! – прошипел он, стиснув зубы и прищурив глаза. – Псих проклятый!
– Кончай, Эдди. С меня на сегодня хватит. Больше я не намерен терпеть твою брань. Так что заткнись и давай разойдемся.
Однако он не обратил ни малейшего внимания на мои слова. Лицо его утратило привычную бледность и приобрело синюшный оттенок, как будто внутри билась гангренозная кровь.
– Ты кому это говоришь, форсун безмозглый? Мне никто не смеет приказывать!
Я повернулся к нему лицом.
Позади меня тут же возник Вик, но с этим я ничего поделать не мог. Я понимал, что из соображений безопасности нельзя оставлять у себя за спиной Вика, но я был так поглощен Эдди Лэшем, что соображения безопасности отошли на второй план. Хотя я ни на минуту не забывал, что Вик Пайн стоит позади.
Эдди Лэш, однако, оказался еще неосмотрительнее меня. Он не мог не понимать, что я уже наслушался от него столько, сколько не простил бы хорошенькой девчонке, и что коридор больницы – удобное место, чтобы утихомирить его. Но он, то ли по беспечности, то ли утратив бдительность, продолжал выкрикивать ругательства. Голос его срывался на визг, в уголках рта показалась пена.
– Чтоб ты знал, недоносок...
– Не слишком любезно, – вкрадчиво сказал я и со всего размаха ударил его.
Пока он изрыгал ругательства, у меня было достаточно времени, чтобы занять удобную позицию. И когда я нанес правым кулаком удар, я вложил в него всю тяжесть своих двухсот пяти фунтов. Я целился ему в рот. Мой кулак вначале уперся в зубы, потом ощутил лишь десны. Челюсть Эдди отвисла, оцарапав мне кожу на пальцах. Мне показалось, что моя рука попала в пасть голодного тигра. Но Эдди Лэш, видно, уже ничего не чувствовал. Но ничего – почувствует, когда придет в себя.
Голова его дернулась и отвалилась назад, будто оторвалась от шеи. Вслед за головой пошатнулось и туловище, и Эдди рухнул на пол, проехавшись по натертому до блеска паркету.
От такого удара меня по инерции бросило вперед. Я согнулся, едва не потеряв равновесие. Но, выпрямляясь, я уже доставал правой рукой свой кольт, одновременно разворачиваясь лицом к Вику Пайну.
Я мог бы и не слишком торопиться. Жирное лицо Вика с разинутым ртом и вытаращенными глазами выражало полную растерянность. Однако его правая рука уже тянулась к левому плечу.
Ему оставалось совсем немного, и тогда я был бы на волосок от гибели. Откровенно говоря, я не верил, что Вик решился бы пристрелить меня прямо здесь, в коридоре клиники, в общественном месте. Нет, не решился бы, если бы прежде подумал. Тревожило только, в состоянии ли он вообще думать.
Это было недостатком Вика. Одним из недостатков. Он часто действовал – порой очень жестоко – не раздумывая. Не будь Лэш и сам психом, вряд ли он взял бы к себе в услужение почти законченного психопата, каким был Вик Пайн. Не скажу, что Вик выглядел таким уж идиотом. Напротив, нарушения психики у него наблюдались не постоянно. Просто у него бывали такие периоды, или циклы, когда благоразумие полностью его покидало. Остальное время он был относительно нормальным.
Похоже, сейчас он находился в относительно нормальном состоянии.
По крайней мере, его правая рука замерла поверх темного костюма. Он ничего не сказал.
Но я не смолчал:
– Ну что ж ты, Вик, остановился? Давай, двигай руку дальше. Я готов. В любом случае тебе куда-то надо ее девать.
Он опустил руку и осклабился. Сомнения Вику были неведомы. Он был жестоким парнем, по-настоящему жестоким. Еще в большей степени, чем Лэш. Но не внушал такого отвращения, как Лэш. Никто не внушал такого отвращения, как Лэш.
Справедливости ради надо отметить, что Вик был даже привлекательным мужчиной. Не красавец, но крепкого телосложения, с внешностью настоящего мужчины. Он и одевался хорошо. Может, даже слишком хорошо. Бандиты средней руки, располагающие деньгами, порой любят щегольнуть, не то что крупные преступники, главари мафии и им подобные. Они люди опытные. Понимают, что к чему. Как правило, одеваются они скромно, живут в дорогих, но не бросающихся в глаза квартирах в престижных районах города, дают деньги на благотворительность, общественные нужды, а иногда и отдельным лицам, таким, как полицейские, члены муниципального и законодательного советов, а порой и мэру или губернатору. Живут скромно, не шикуют, внимания не привлекают.
Но Виктор Пайн был другой породы. Он любил шик и блеск. Носил костюмы по триста долларов, шил рубашки на заказ с монограммой на левой стороне, вышитой крупными буквами, дорогую обувь ручной работы и, как я слышал, сшитые на заказ жокейские трусы. Драгоценности он тоже носил: часы за тысячу двести долларов и на мизинце левой руки бриллиантовое кольцо за двенадцать тысяч. Я заметил блеск бриллиантов на часах и перстне, когда он по моему приказу доставал пистолет левой рукой.
– Для своей коллекции стараешься, Скотт? – усмехнувшись, спросил он.
– Нет. Брось его на пол, и подальше.
Он наклонился и подтолкнул свой пистолет. Он покатился по полу коридора. В этот момент из-за угла бокового коридора показалась медсестра и быстрым шагом направилась в нашу сторону.
Она заметила странный предмет, который катился по полу, и устремила на него взгляд. Вначале она смотрела на него с любопытством, но, когда он прокатился мимо, она разглядела, что это такое, и, вскрикнув «А-а!», проводила пистолет взглядом, пока он не остановился в нескольких метрах от нее.
Несколько секунд она стояла неподвижно, потом быстро оглянулась, увидела Вика, меня, распростертого на полу Лэша и снова закричала.
Звук лишь на пару децибел был слабее того, от которого лопаются барабанные перепонки.
Я хотел кое о чем потолковать с Эдди и Виком. Но Эдди в данный момент не мог ответить на мои вопросы, да и вряд ли смог бы сделать это позже. На разговор с Виком у меня осталось не более десяти секунд, пока нас не окружили медсестры, врачи, персонал клиники и перепуганные пациенты, решившие, видно, что кого-то оперируют без наркоза.
Я подошел к Вику, убедился, что у него больше нет оружия, и спрятал свой кольт.
– Что Эдди делал возле палаты Чейма? – спросил я. – Они с Чеймом приятели?
Вик улыбнулся:
– Говори громче, не слышу.
Я пожал плечами.
– Ладно, не важно, – заметил я и как бы между прочим спросил: – Правда, что Лэш помирился с Маккиффером и его дружками?
– Ты что, чокнутый? Ведь Мака чуть не уложили...
Он осекся. Казалось, слова вырвались у него непроизвольно. А может, он неплохой актер, о чем я не подозревал? Я спросил его об этом потому, что у меня мелькнула мысль, на первый взгляд, может, и странная: не мог ли Лэш направить по моему следу Маккиффера и Вонючего? А если нет, то почему вдруг на моем пути встретилось сразу столько самых отъявленных головорезов?
Я услышал шум, голоса, чьи-то торопливые шаги. По системе оповещения больницы женский голос коротко объявил: «Доктора Вилленсторпа просят срочно зайти в операционную». Я решил, что пора уходить, пока по трансляции не стали вызывать Шелла Скотта или полицию.
Я повернулся к Вику:
– Успокой медсестру и всех остальных, что Лэш не умер. Просто ему требуется помощь стоматолога. И никаких расспросов ни обо мне, ни о вас.
– Да ну? Ведь это ты порвал ему пасть. Так что прощай, Скотт.
– Я это слышал уже не раз.
– Но не от меня.
– От более крутых, чем ты, Виктор.
Он ухмыльнулся, когда я проходил мимо:
– Ладно, копов звать не будем. А костоправам скажу, что Эдди сам себе пасть повредил. Только поверят ли мне? Как он мог так рот изувечить?
– Своим же ртом, – сказал я, уверенный, что говорю истинную правду.
Глава 8
На стоянке у клиники недалеко от моей машины стоял черный лимузин. Я сразу понял, что в нем приехал Эдди Лэш. А когда увидел парня, сидящего за рулем, окончательно убедился, что это машина Эдди.
Парня звали Фрэнсис Макги, и он еще имел кличку Рыкун. Я никогда не слышал, чтобы его называли Фрэнсисом. Видно, сегодня мне было суждено повстречаться с большинством самых мерзких представителей преступного мира. Так что я пошел поприветствовать Рыкуна. Переднее стекло у машины было опущено.
Внешность Рыкуна была не из приятных. Но никто не смог бы отрицать, что он был личностью весьма примечательной. Даже сидя за рулем лимузина, он производил отталкивающее впечатление. Но чтобы в полной мере убедиться в этом, надо было видеть его, когда он стоит, причем в профиль.
Ростом он был чуть выше пяти футов, а по весу потянул бы фунтов на двести восемьдесят, если не на все триста. Значительная доля этого веса приходилась на его чудовищно большой живот. Он был таким раздутым и так выпирал, что невольно напрашивался вывод: видно, его обладатель ест, как гиппопотам. И вывод совершенно верный. В свое брюхо, как в бездонную бочку, Макги по четыре-пять раз в день забрасывал такое количество разной еды, что даже обжоре показалось бы непомерным: хлеб, мясо, овощи, твердую и жидкую пищу, соления, разнообразные приправы и особенно шипучие напитки.
Многие криминальные личности награждают друг друга кличками, человеку несведущему совершенно непонятными. Но Фрэнсис Макги, как вы, наверное, уже догадались, носил свою кличку вполне оправданно. Он страдал отрыжкой почти постоянно. Икал, рыгал, иногда с присвистом и рычанием.
Он сосал противокислотные пастилки, глотал какие-то липкие снадобья, принимал слабительное и, может, даже молился. Но ничто не помогало. Газы продолжали скапливаться, как на дне колодца, а потом неизбежно выходили наружу. Впрочем, это слишком мягко сказано, чтобы описать, с каким бульканьем, ревом и громыханием они извергались из Рыкуна.
Я взглянул на физиономию Макги: багровая рожа, толстые губы, нос картошкой, выпученные глаза. Он напоминал шар, обтянутый кожей и наполненный газом, который рвется наружу, распирая его круглое брюхо и заставляя чуть не выскакивать из орбит глаза.
– Привет, Рыкун, – сказал я.
– Мое вам.
– Приехал навестить больного друга?
Он не ответил. Я уже слышал, как внутри у него рокочут газы. Может, так у него было всегда, но то, что своеобразная болезнь Макги разыгрывалась особенно сильно, когда он был возбужден, расстроен или чересчур взволнован, было истинной правдой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики