ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Осталось выяснить только, где Вик, и уладить кое-какие мелочи. Но я не сомневался, что с этим справлюсь запросто.
Я объяснил Зине, чего и почему я боялся. И предупредил ее, что, хотя мне и не пришлось ее спасать – я представлял себе, как врываюсь в дом и стреляю в Виктора Пайна в последнюю секунду перед тем, как он собирался ее убить, – Вик может еще здесь появиться.
– Я звонил тебе четыре или пять раз, когда понял, что Пайн может с тобой расправиться, но ты не отвечала.
Зина подняла затычку для ушей и пояснила:
– Я зплю долго. Иногда, когда не хочу, чтобы меня безпокоили, знимаю китайзкую голову з телефона, затыкаю уши и закрываю глаза вот этим, – она показала на маску, – чтобы золнце не зветило мне в глаза, когда взтанет. Поэтому и не злышу телефон. Не хочу его злышать.
– Да, я понял. Но только сейчас. А когда не мог дозвониться, сильно перепугался.
Зина улыбнулась:
– Как мило, что ты безпокоился обо мне!
На Зине было так мало надето, особенно после того, как она сняла маску и вынула затычки. «Работа!» – напомнил я себе.
– Зина, можно воспользоваться?..
– Опять?
– Можно воспользоваться твоим телефоном?
– Конечно.
Я снова позвонил Сэмсону.
Теперь, когда я мог мыслить нормально, я быстро, по-деловому объяснил, где и почему я нахожусь, и, заканчивая, добавил:
– Меня беспокоит, где искать Виктора Пайна?
Это все, что я сказал Сэмсону, умолчав о том, что ждет полицию в пентхаусе у Эдди Лэша. Я хотел сначала поднять ему настроение. Но у меня ничего не получилось.
Он не произнес ни звука. Правда, я, может быть, слишком быстро говорил, и он не мог встрять в мой монолог. Но сейчас у него такая возможность была. Тем не менее он молчал.
– Сэм, – весело сказал я, – ты слушаешь?
– Да, Шелдон, – ответил он размеренным, глухим, несколько обреченным тоном.
Иногда он называл меня Шелдоном, когда хотел сыронизировать или устроить мне какую-нибудь пакость. Последний раз он величал меня так, когда упрятал за решетку.
– Ты знаешь, – бодро продолжал я, – я завершил дело. Все! Упаковано и перевязано розовой ленточкой!
– Прекрасно! Просто прекрасно, Шелдон. – Пауза. – Сколько ж граждан ты убил, покалечил, расчленил, чтобы закончить свое дело?
– Сэм, я не убивал... Ну, не так, как в прошлый раз. Сэм, дружище!
– Хорошо. Так как было в этот раз?
– Понимаешь, мне пришлось застрелить Эдди Лэша. Надо было защищаться. Я же всегда стреляю исключительно в целях самообороны. А потом разобрался с Ладди, и он отключился. Но я связал ему руки и ноги, так что удрать он не сможет. Если... придет в себя.
Молчание.
– Я был уверен, тебя это обрадует, – сказал я. – Так что в конечном итоге я убил только одного – Эдди. Ну, двух, если считать Рыкуна. Но они оба этого заслужили. Скажешь, нет?
– Значит, у тебя все упаковано и перевязано... Как ты сказал? Розовой ленточкой?
– Именно так! Остались кой-какие мелочи. Например... – Я задумался. – Сэм, ты как-то не удивился, когда я рассказал тебе об Эдди Лэше.
– А почему я должен удивиться?
– А почему нет? – сказал я, сникнув, но не показывая виду.
– А тебе не приходило в голову, что шум и грохот пальбы в местах, где к этому не привыкли, мог вынудить соседей позвонить в полицию и доложить об этом необычном явлении?
– По правде говоря, не приходило. Но только потому, что я был очень занят. Да еще мой проклятый мочевой пузырь...
– Поэтому, – прервал меня Сэм, – мы уже знали, что Эдди Лэш уб... скончался от трех пуль. И что Кларенс Ладлоу получил сотрясение мозга и, возможно, перелом черепа. И до сих пор находится без сознания.
– Угу. Понятно.
– Далее, – продолжал Сэм. – В результате тщательного обыска не обнаружено никакой рукописи, пакета или коробки, которую Виктор Пайн якобы украл из «Индейского ранчо»...
– Но она у меня, Сэм.
– У тебя? Ты забрал ее? – Голос Сэма оживился.
– Да. Я собирался тебе об этом рассказать. Я ее спас. Рукопись имеет прямое отношение к Лэшу и Ладди. Но ты, наверное, уже знаешь об этом. Стальной кейс, рукопись, документы находились в пентхаусе – в комнате Вика Пайна. Поэтому я туда и отправился. И очень рисковал жизнью, между прочим, Сэм, чтобы добыть эту рукопись. Но все-таки добыл.
– Она сейчас у тебя?
– Конечно. Лежит в моем «кадиллаке».
– Боже правый! – воскликнул Сэм. – Ты оставил ее на улице? В машине?
– Да кому она нужна?.. Сэм, минутку, сейчас вернусь.
Я положил трубку рядом с аппаратом, бросился к машине, бегом вернулся назад и снова схватил трубку.
– Сэм! Она у меня. Вот она, рядом... Ты своим глазам не поверишь. Рукопись, донесения сыщиков, признание Каннибала – все!
– Это уже лучше. Ты сказал, у тебя все упаковано, остались кой-какие мелочи. Что, например?
– Ну, во-первых, Вик. Я тебе уже говорил об этом. Поэтому я и примчался к Зине Табур – ведь Вик может еще появиться.
– Не появится.
– Но если появится, я готов его встретить. Он – ключ ко всей этой истории, Сэм. Единственное недостающее звено между убийством Джелликоу и Эдди Лэшем, который, очевидно, приказал Вику... – Я на мгновение задумался. – Наверное, дело было так. Лэш приказал Вику отобрать у Джелликоу рукопись. Вик отобрал, убив Джелликоу, и отнес ее прямо Лэшу. Как иначе она могла оказаться в пентхаусе? Теперь Эдди мертв, Ладди без сознания, и Вик – ключ ко всему. А это значит, все, что нам осталось, это поймать Вика...
Я опять задумался:
– Сэм?
– Я слушаю, Шелдон.
– Ты вроде недавно сказал про Вика, что он не появится?
– Сказал.
– Где не появится?
– У Зины Табур. И вообще нигде.
– Объясни, что ты имеешь в виду.
– Виктор Пайн нигде больше не появится. Иначе говоря, его нет. Он скончался.
– То есть умер, да?
– Пайн в морге.
– Он... действительно мертв?
– Нет, мы отправили его в морг немного отдохнуть. Ну-у! У Сэма, видно, все еще было плохое настроение.
– Значит, дело закрыто, Сэм? Я понимаю, почему он погиб. Почему должен был погибнуть. Как это произошло? Получил пулю в затылок?
– Нет. Несчастный случай. Врезался в дерево. Смерть наступила от травмы головы, хотя были и другие повреждения. – Сэм помолчал немного. – Есть одна загадка. Не хочешь поломать голову? Ты любишь такие вещи. Половина полицейских знает его в лицо, но при нем не найдено ничего, что подтвердило бы его личность. Ни бумажника, ничего. Даже мелочи в кармане не оказалось. Как ты можешь это объяснить?
– Ну тебя, Сэм. У меня хватает забот... А впрочем, дай подумать... – Я размышлял минуты полторы. – Сэм, может, мое предположение покажется тебе диковатым, но это единственно возможное объяснение. Полицейские, наверное, уже увезли Лэша и заодно обыскали Ладлоу?
– Да.
– И что у Ладлоу нашли?
– Минуту. – Я понял, что он ищет рапорт. – Обычные вещи. Бумажник, расческа, носовой платок, ключи от машины, другие ключи. Триста восемьдесят долларов девяносто четыре цента. Часы, кольцо, записная книжка. И в кармане пиджака – вот это странно – еще одни часы и кольцо. На вид дорогие.
Я улыбнулся:
– Да, дорогие. Кольцо стоит двенадцать тысяч долларов, а часы – тысячу двести.
– Что-что?
– Я приеду, Сэм, и подведу черту.
Глава 17
Я вернулся в спальню. Сейчас от меня требовалась большая жертва. Но что поделаешь? Надо было завершить дело, чтобы капитан Сэмсон снова не отправил меня прямой дорогой в Сан-Квентин.
А кроме того, как джентльмен, я должен был пожелать Зине доброй ночи, вернее, доброго утра. В общем, попрощаться. Хотелось также взглянуть, в чем она сейчас была.
Я остановился у изножья кровати.
– До свидания.
Она не ответила, продолжая лежать.
– До свидания, – еще раз сказал я, как мне казалось, драматическим тоном.
Она не ответила, продолжая лежать.
– Как-нибудь увидимся, – пробормотал я, повернулся и пошел к выходу.
Уже выходя из двери, я услышал, как она сказала мне вслед что-то похожее на «bientot».
Я был уверен, что именно так. Я не большой знаток французского. Я и в английском не больно силен. Правда, я знаю, что испанское «jhasta la vista!», кажется, означает «приходи поскорей» или что-то в этом роде. Но сейчас Зина сказала явно другое. Я знал, что первая часть слова означает «хорошо» или «здорово». А что такое «tot»? Может, Зина хотела сказать, что я еще «тот» кретин?
Но я постарался выкинуть из головы и эти мысли, и все, что было связано с Зиной, с автобиографией Чейма "Я" и всем остальным в кейсе. Я в последний раз на этой неделе отправлялся в полицейское управление Лос-Анджелеса. В отдел по расследованию убийств. К Сэму.
* * *
Когда я говорил с Сэмом по телефону из дома Зины Табур, Кларенс Ладлоу пришел в себя.
По заключению медиков, он остался цел и невредим. Его дубовый череп, как оказалось, мне не удалось расколоть. Пока я увлеченно беседовал с Сэмсоном, Ладди доставили в полицию и сейчас допрашивали в той самой комнате, в которой мы с ним говорили раньше.
Там же находились двое адвокатов, врач и незримо присутствовал Верховный суд Соединенных Штатов в полном составе.
Я говорю это не в порядке критики, а просто констатирую, какие силы были брошены на защиту прав Ладлоу. Меня это не останавливало – уж я позабочусь о том, чтобы разоблачить его злодеяния.
– Сэм, – говорил я, – может, даже такой псих, как Вик, понимал, что ему не уйти от наказания, если он убьет таких известных звезд, как Зина Табур и Сильвия Ардент. Но скорее всего, он этого не понимал. И в то же время был уверен, что любая из них может разбить его алиби. Наверняка он рассказал Лэшу, как ему удалось добыть свое алиби, и посоветовал убрать девчонок. Теперь, когда Вика и Эдди нет в живых, мы, наверное, уже не узнаем, так ли все было. Но это не важно. Надо просто взглянуть на ситуацию с точки зрения Лэша.
Сэмсон крутил в руках сигару:
– Понимаю, что ты хочешь сказать. Но все равно, продолжай.
– Лэш заполучил, что хотел, – рукопись Чейма, все документы и, самое главное, признание Каннибала, в котором в числе прочих названо и его имя. Да, Вик принес Лэшу все. Но Лэш знал, что Вика задержали возле «Индейского ранчо», и не сомневался, что его алиби рано или поздно рухнет и что полиция непременно доберется до него.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики