ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Как-то не сообразил, когда был здесь.
– В офисе вас не было, домашний телефон не отвечал, – холодно продолжала Сильвия.
– Умница. По крайней мере, пыталась...
– А около восьми пришла Зина, – решительно продолжала Сильвия, – и нам нужно было о стольком поговорить, что... у меня совсем из головы вылетело. И я больше даже и не думала звонить.
– Но вы, надо отдать должное, все же пытались это сделать. Умница, умн...
– Перестаньте называть меня умницей.
– Слушаюсь, мэм. Ну ладно...
Я встал, поблагодарил ее, и мы перешли в гостиную.
Смутное беспокойство продолжало меня мучить. Я предупредил Сильвию, что скоро здесь появятся полицейские и будут задавать ей те же вопросы, что и я, и, может, еще какие-нибудь. Так что ложиться спать ей не имело смысла.
– Они не только будут вас расспрашивать, но скорее всего один или двое останутся здесь на ночь.
– Что за шуточки!
– Ну, не в спальне, конечно, а где-то рядом. Я сейчас все объясню.
– Да уж, пожалуйста.
– Вик Пайн просил вас прикрыть его на случай, если полиция будет проверять его слова. Но спрашивали его только о пропавшем «роллс-ройсе». Значит, алиби его было просто уверткой.
У Сильвии был озадаченный вид.
– Но теперь, когда я знаю, в чем дело, я просто расскажу полиции правду.
– Вы не поняли. Взгляните на это дело с точки зрения Пайна. Если Джелликоу убил он, то, конечно, захочет уйти от наказания. Но он не мог предвидеть, что полиция остановит его прямо возле «Индейского ранчо» и проверит его документы. Вполне естественно, ему нужна живая свидетельница, которая бы подтвердила его слова. И он таким образом выиграет время. Даже когда его расспрашивали, он считал, что у него в запасе несколько часов, по крайней мере, пока в апартаменты Джелликоу не придет горничная. Тогда уже речь пойдет не о пропавшей машине, а об убийстве. И тогда живой вы ему будете не нужны, чтобы не разоблачить его алиби. Иначе Виктору будет чрезвычайно трудно объяснить, что он делал на территории «Индейского ранчо».
Озадаченное выражение на очаровательном личике Сильвии сменилось растущей тревогой.
– Неужели... Вы хотите сказать, что он меня убьет?
– Вик не больно умен, а временами становится просто психом. Не хотите ли еще раз взглянуть на Уилфреда? Если это его работа, – а на совести у него еще с десяток таких же веселеньких делишек, о которых я мог бы вам рассказать, – можете быть уверены, он не задумываясь убьет девчонку, которая может уличить его во лжи. – Я думал, Сильвия снова упадет в обморок, но она устояла. – Не бойтесь. Этого не случится. Я позабочусь, чтобы вас охраняла полиция, а заодно и поискала бы Пайна.
Я подошел к ней и взял ее за плечи:
– Сильвия, Пайн никак не может знать, что труп Джелликоу уже обнаружен. Так что пока ему нечего опасаться. Но мы-то знаем о Джелликоу, и полиция тоже. Им еще больше станет известно, когда я им все расскажу. И полицейские позаботятся, чтобы на вас никто не напал... не побеспокоил... словом, позаботятся о вашей безопасности.
Она посмотрела мне в лицо. Глаза ее все еще были полуприкрыты, хотя она уже не выглядела сонной.
– Теперь понимаю, Скотт. И... спасибо.
– Не за что.
– За то, что беспокоитесь обо мне. Я даже не сержусь больше на вас.
– Сердитесь? На меня? Что за... ерунда!
Я все еще держал ее за мягкие, теплые, податливые и такие аппетитные плечи, а голову сверлила мысль: «Зря я это делаю, меня ждет работа».
Я убрал руки и сказал:
– Расскажите копам... полиции все, что рассказали мне. Правду.
– Все? – спросила она вкрадчиво, понизив голос и опустив взгляд.
– Ну... все, что относится к делу.
И, не оглянувшись, я вышел из дома. Ведь я человек железной воли. Да, правда. За дверью я немного постоял, раздумывая, не вернуться ли. Но потом твердо направился вперед, вдыхая благоуханный воздух «Индейского ранчо», дошел до «кадиллака», сел в него и сразу взялся за телефон.
Начинался последний акт драмы. Ждать оставалось недолго. Теперь я знал – или был уверен, что знал, – весь алфавит Маккиффера.
Если ехать из Лос-Анджелеса по Уилширскому бульвару, не доезжая полумили до бульвара Сан-Винсент, вы увидите справа роскошные здания отеля «Гайана». Они обращены фасадом на юг, к океану, а позади них раскинулись Голливудские холмы.
Сюда я и подъехал в четверть четвертого утра во вторник.
Этот жилой комплекс состоял из двух одинаковых двенадцатиэтажных зданий, между крышами которых были перекинуты балки. «Гайанские близнецы» – так окрестили этот гостиничный комплекс. Расстояние между зданиями составляло не более сорока футов, и оно было так густо засажено разнообразными растениями, что казалось намного больше.
Причина моего появления здесь заключалась в том, что в пентхаусе одного из «Гайанских близнецов» жил Эдди Лэш. Он занимал один из двух люксов, более роскошный и дорогой. Там же, в пентхаусе, в небольшом двухкомнатном номере обитал и обслуживающий своего хозяина Виктор Пайн.
Я намеревался нанести им неожиданный визит, проверить, дома ли Эдди и Вик, и при этом не дать себя убить. Поэтому задуманное мной посещение следовало тщательно спланировать. Что я и попытался сделать.
Необходимую информацию о моих открытиях в «Индейском ранчо» я уже передал в полицию. Но не капитану Сэмсону, который хоть и был моим хорошим другом, но мог тем не менее что-то заподозрить и воспрепятствовать осуществлению моего плана. Я позвонил его другу Слэттери в полицейское управление Беверли-Хиллз и рассказал ему все, упомянув об опасности, которой подвергалась Сильвия Ардент.
Слэттери тепло поблагодарил меня за содействие и обещал выделить Сильвии Ардент надежную охрану. Мне показалось, что он и сам бы с удовольствием принял в этом участие. Видно, он был страстным поклонником сериала «Девичья спальня».
Во всяком случае о безопасности Сильвии я мог больше не волноваться. И все же червячок беспокойства время от времени вылезал из глубины моего подсознания, но мне никак не удавалось вытянуть его целиком на свет Божий.
Я еще раз попробовал понять, что же меня мучит. Но потом отбросил бесплодные попытки. Пора было сконцентрироваться на способе проникновения в апартаменты Лэша.
Проблема состояла в том, что каждый, кто поднимался на двенадцатый этаж и выходил из лифта в холл, разделявший пентхаус на две половины, сразу попадал под объектив телекамеры. Чтобы избежать наблюдения, надо было стать невидимым, а это выходило за пределы моих возможностей. Итак, самый просто способ – подняться на лифте, позвонить в дверь Лэша и сказать: «Привет, Эдди» – пришлось отбросить, поскольку он мог закончиться для меня трагедией.
Какого черта, спрашивается, я не поехал домой и не улегся спать, предоставив компетентным лицам действовать законным путем? Вопрос, конечно, справедливый, но не в данной конкретной ситуации и не в данный конкретный момент.
Чтобы запустить машину правосудия, для ее механизма требуется все больше и больше разного рода специальной смазки, но даже при этом она зачастую заедает. А мне, частному лицу, ничего подобного не требовалось. Во всяком случае, у меня была возможность действовать, и я не собирался ее упускать. Правда, я напоминал себе человека, который, вознамерившись поплавать среди акул, берет с собой для безопасности запасные плавки.
Я попросил знакомую девушку по имени Пэт позвонить Лэшу и пьяным голосом попросить к телефону Рэя Стаута, а потом, посмеиваясь, сказать, что она, наверное, ошиблась номером. На звонок ответил какой-то мужчина. Значит, кто-то в номере был, хотя я и не знал, кто именно. Но этого мне было достаточно.
Как я уже говорил, мне не довелось бывать в гостях у Лэша, но несколько месяцев тому назад я оказался на вечеринке в пентхаусе соседнего дома. Можно предположить, что комнаты в обоих зданиях расположены зеркально, поэтому я представлял себе, где и что находится в апартаментах Эдди Лэша.
С балок, соединяющих крыши зданий, свешивались плети винограда и других вьющихся растений. Поэтому я рассудил, что, поднявшись на крышу одного здания, можно просто перейти по балке на крышу другого, где располагался пентхаус Эдди. Это-то я и собирался проделать.
Я запретил себе думать, что могу сорваться с высоты двенадцати этажей и с глухим стуком рухнуть на асфальт. Кроме кольта 38-го калибра с полной обоймой, у меня было с собой только одно приспособление – пятидесятифутовая тонкая, но прочная веревка с узлами через каждый фут.
Наконец я приступил к осуществлению своего плана. Я вошел в восточную половину комплекса, потом в лифт и нажал кнопку со скромной надписью золотыми буквами на мраморе: «Пентхаус». Девятый, десятый, одиннадцатый, двенадцатый этаж. Дверь открылась, и я оказался в холле с направленным на меня объективом. Ну и что? Ведь не Эдди Лэш смотрел на меня.
Из двери справа появился худой лысый джентльмен с ястребиным носом. Вид у него был такой, словно прожитые им сорок пять лет длились все девяносто.
Я стоял перед ним с веревкой на руке и улыбался. Представившись телевизионным мастером, я рассказал ему кое-что о телевизионных антеннах, коснулся некоторых профессиональных проблем и под конец спросил, как пройти на крышу.
Старик не сводил с меня пристального взгляда:
– А разве на крыше есть телевизионная антенна?
– А вы никогда там не были?
– Представьте, нет.
– Ну кто-то там, наверное, бывал.
– Ход туда есть, – сказал старикан, – но по-моему, им никто не пользуется.
– А где он?
Он показал в другой конец холла:
– Там есть дверца с надписью: «Осторожно!» Она ведет, наверное, на небольшую площадку, с которой можно сорваться и пролететь...
– Перестаньте!
– ...двенадцать...
– Перестаньте! А что там? Лифт? Лестница? Ступеньки?
– Не знаю. Никогда там не был. И даже дверь никогда не открывал. Раз написано: «Осторожно!»
– Благодарю вас, сэр. Благодарю. Дай вам бог здоровья! Простите, что нарушил ваш отдых.
– Я спал, а не отдыхал! – раздраженно ответил он.
Я пошел в конец холла. Дверь позади шумно захлопнулась, а я осторожно открыл дверь с предостерегающей надписью. За ней оказалась маленькая комнатка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики