ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Секунд пятнадцать или двадцать спустя я уже был около «кадиллака». Вскочив в машину, я выхватил ключи и запустил мотор. Крутанув было руль, чтобы развернуться, я передумал.
Пока я разогнался бы, та машина опередила бы меня уже на милю. А меньше чем через милю был перекресток. И я не знал, свернет ли водитель на Корал-Драйв или поедет прямо. Я погнал машину к бензозаправке и поднял трубку мобильного телефона. Левая рука немного онемела, но ни раны, ни крови не было видно. Пуля Рыкуна в нее не попала.
Я позвонил в полицейское управление и попросил дежурного принять мою информацию. Сказал, что звонит Шелл Скотт, и коротко описал ситуацию:
– По Сайпресс-роуд в сторону Корал-Драйв сейчас направляется темный седан. За рулем, наверное, сидит Кларенс Ладлоу, известный как Ладди. Возможно, в машине находится также Маккиффер, живой или мертвый. Не кладите трубку, я сейчас продолжу.
Я свернул к бензозаправке и остановился. Та машина, что стояла около телефонной будки, исчезла. Я объехал вокруг станции и позади нее увидел другую машину – позапрошлогоднюю модель «крайслера».
Бросив трубку на сиденье и прихватив фонарь Рыкуна, я выскочил из «кадиллака», побежал к «крайслеру» и заглянул в открытое левое окно.
Протянув руку, я взял регистрационную карточку. Машина была зарегистрирована на имя Фрэнсиса М. Макги. Потом осветил фонариком салон машины – он был пуст.
Бегом вернулся к «кадиллаку» и схватил трубку:
– Это снова я, Шелл Скотт. Седан – это новый «линкольн» темно-синего цвета, зарегистрирован на имя Мак-киффера. – Повторив имя по буквам, я предупредил, что к машине, возможно, прикреплено радиоуправляемое взрывное устройство. Затем извлек из кармана блокнот, открыл его и прочел: – Регистрационный номер «линкольна» FZ-440. У меня все.
Отключив телефон, посидел немного и позвонил в отдел по расследованию убийств. Пришлось подождать, пока трубку взял Сэмсон.
– Сэм, это Шелл Скотт. – Я сказал, что звонил дежурному, и добавил: – Если Маккиффер был участником этой акции, то сейчас он едет с Ладди. Если нет, то Ладди ведет машину Маккиффера, а тот либо избит до полусмерти, либо мертв. Думаю, что мертв.
– Ты так и не встретился с Маккиффером?
– Нет. Меня ждал не он, а Рыкун. Он, между прочим, убит. Но самое главное сейчас – засечь «линкольн», пока Ладди его не бросил. Иначе подтвердить мои слова, что он вообще выезжал за пределы Лос-Анджелеса, будет нечем.
– Откуда ты знаешь, что это машина Маккиффера?
– Маккиффер сказал мне по телефону, что его колымага стоит возле телефонной будки, откуда он звонил. Машина и правда недавно была здесь, а сейчас ее нет. Но стоит другая, зарегистрированная на имя Макги. Рыкун и Ладди, очевидно, ехали в ней за Маккиффером. Так что сейчас Ладлоу мог уехать только на «линкольне».
– Мы вышлем машину «Скорой помощи» за Макги. Где он находится? Давай рассказывай все по порядку.
Пока я говорил, мимо проехала полицейская машина с красной мигалкой и включенной сиреной. У меня не заняло много времени пересказать все, что произошло.
Сэм был согласен со мной, что Ладди и Рыкун настигли Маккиффера в телефонной будке. Последнее восклицание «О господи!» могло вырваться у него при виде Ладди и Рыкуна, которые, улыбаясь, стояли возле будки и смотрели на него поверх нацеленных на него стволов. А я-то принял его за вздох облегчения.
Но до конца я не был в этом уверен, пока Сэмсон, прервавший ненадолго разговор, снова не ответил мне.
– Пока мы говорили, – сказал он, – поступило сообщение из полицейской машины, находящейся на Сайпресс-роуд. «Линкольн» они не обнаружили, но подобрали Маккиффера.
– Подобрали?
– То, что осталось от него. Труп валялся на обочине дороги. Вероятно, его выбросили из машины, которая шла со скоростью семьдесят – восемьдесят миль в час. Он весь изуродован, но опознать его все же удалось. При нем нашли водительское удостоверение, кредитные карточки и другие вещи. Ты приедешь написать рапорт?
– Да, скоро. Пока, Сэм.
Я закурил и сделал несколько затяжек. Потом поехал по Сайпресс-роуд на запад, пока не увидел полицейскую машину с красной мигалкой. Рядом стояла и вторая машина.
Не знаю почему, но мне хотелось взглянуть на тело Маккиффера. Я взглянул и тут же пожалел об этом. Трудно было поверить, что из человека может вытечь столько крови, сколько ее разлилось на асфальте. И все тело было покрыто толстой коркой запекшейся крови. Половина лица была снесена.
Да, это был Маккиффер. Вернее, то, что от него осталось.
Глава 13
Я возвращался в Лос-Анджелес по Фривею. Внезапно зазвонил телефон. Я взглянул на часы. Было начало первого. Кто мог звонить мне в такое время?
Оказалось, звонил Гидеон Чейм.
– Какого черта вам нужно? – рявкнул я.
Настроение у меня было скверное. Я только что убил Рыкуна. Насмотрелся на окровавленный труп Маккиффера. Удручало, что он уже не сможет закончить свой рассказ. Естественно, мне было не до любезностей.
– Вы должны приехать ко мне! – закричал Гидеон.
– Перестаньте орать, черт вас возьми! С чего это я должен приезжать?
– По телефону сказать не могу. Но приехать вы должны.
– Должен! Как бы не так! Я еду в полицию писать рапорт, и у меня полно других дел. Мне некогда с вами встречаться.
– Пожалуйста, мистер Скотт. Дело очень важное. Мне нужно поговорить с вами. Кое-что произошло.
– И что же?
– Ну... это касается мистера Джелликоу. Так вы приедете?
Я произнес любимое ругательство Маккиффера. Но розыск Джелликоу как-никак был моей главной задачей в этом осложнившемся деле.
– Вы знаете, где он? – спросил я Чейма.
– Нет... но речь идет о нем.
В тот момент я находился в нескольких кварталах от поворота на Пасадину.
– Буду минут через пятнадцать – двадцать. Но смотрите, если дело не столь важное, как вы утверждаете...
– Важное. Пожалуйста, поторопитесь.
На первый взгляд в палате номер 16 все было так, как и в предыдущие мои визиты. Но я быстро заметил разницу. Чейм, видимо, здорово ворочался в постели, потому что одеяло было скомкано, а в углу палаты валялся вдребезги разбитый стакан. Чейм сидел, выпрямившись, стиснув челюсти. Нахмуренные крылатые брови почти закрывали глаза. Он нервно тер руки.
– Приятно видеть, что вы разрядились, – заметил я. – Так что же такого ужасного произошло?
– Меня шантажируют.
Должен признаться, новость меня заинтересовала.
– Вы не шутите? Кто вас шантажирует?
– Уилфред Джелликоу. Кто ж еще, черт возьми!
– Могут и другие найтись. Почему вы решили, что это Джелликоу?
– Он мне звонил. Потребовал сто тысяч долларов. Сто тысяч!
– И когда вы должны подготовить эти сто тысяч? И как будете их передавать?
– Он дал мне два дня, чтобы подготовить деньги. А как их передать, разговора пока не было. Через два дня Джелликоу позвонит. Подлец! Мерзкий, неблагодарный...
– Успокойтесь. Вы все твердите: Джелликоу да Джелликоу. А звонивший сказал, что он Джелликоу?
– Нет, конечно. Голос был приглушенный, но... кто, кроме него, это мог быть? Он – единственный, у кого есть доступ... – Чейм осекся.
Я улыбнулся:
– Кажется, я понимаю. Доступ к чему?
– Он знал... знает... некоторые факты, которые я... которые нельзя разглашать. И чтобы сохранить их в тайне, мне придется ему платить. – Гидеон выругался. – И, наверное, регулярно. Если только вы не избавите меня от этого сукиного сына.
Я продолжал улыбаться:
– А как он обнаружил эти ужасные факты про вас, мистер Чейм?
– Да из рукописи, конечно, будь она неладна! Поэтому я и уверен, что звонил Уилфред.
– Вы говорите о рукописи "Я"? Об автобиографии Гидеона Чейма?
– Конечно. О чем же еще?
– И фактическом материале, о котором вы упоминали?
– Ну да, черт возьми! Но главное – сама рукопись. Эти сведения он взял из нее.
– Забавно.
– Вы что, не понимаете, кретин? Рукопись должна быть опубликована посмертно. Никто не должен пока ее читать, и уж, конечно, не публика. – Он судорожно глотнул воздух, положив руку на сердце.
– А это может случиться в любой момент, – любезно заметил я, – если вы немного не остынете. Так что... успокойтесь, мистер Чейм, и продолжайте.
– Мне пришлось включить в рукопись факты, эпизоды, касающиеся меня, чтобы читатели поверили, что и все остальное – правда. Но я, разумеется, не хочу, чтобы о них стало известно сейчас.
– Все остальное! То есть нелестные откровения о других людях. О мужчинах, с которыми вы хотели свести счеты. О женщинах, которых вы домогались. О тех, кого вы хотели погубить.
Он ничего не сказал. Но в черных глазах опять полыхнули уже знакомые красноватые отблески. Складки вокруг глаз сбежались, образовав мелкую сетку морщин.
– Воистину вы – сама добродетель. Говорите, близость смерти меняет человека, а? Заставляет осознать свои ошибки? Пробуждает желание исправить все зло, все плохое, что сделано за жизнь. – Я помолчал. – Ладно. Теперь вы – жертва вымогательства. Проблемы с деньгами будут?
– Нет. Дома в сейфе найдется нужная сумма.
– Итак, все, чем мы располагаем, – это голос по телефону. Возможно, это был Уилфред, возможно, нет. Ведь его уже может не быть в живых.
Чейм при этих словах так сильно вздрогнул, что я продолжал чуть ли не веселым тоном:
– Но это всего лишь предположение. Может, он здоров, как никогда. Загвоздка в том, что мы не знаем, кто звонил. Так ведь?
– Да... верно. Голос был тихий и приглушенный.
– Звонивший привел какие-то доказательства, что владеет столь важными для вас материалами, что вы готовы скорее выполнить его требования, чем допустить, чтобы они получили огласку?
– Да, несколько фактов он упомянул.
– В какое время он звонил?
Чейм поднял руку и взглянул на часы:
– Сейчас двенадцать двадцать пять. Я позвонил вам сразу после его звонка. Значит, с полчаса назад.
– Ну, скажем, в двенадцать. Почему в такое странное время? Как вы думаете?
– Не знаю.
– А если это не Джелликоу, кто еще мог вам звонить?
Чейм покачал головой:
– Не представляю. Никто.
– Раньше вас когда-нибудь шантажировали?
– Раньше... Господи! Нет, конечно!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики