ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мартин, и я, Дж. Лоуренс Мартин, не имею к нему никакого отношения. В-четвертых, этот Джордж Мартин, кто бы он ни был, не совершил преступления, из-за которого у него могли бы возникнуть осложнения с законом. И следовательно, абсолютно нет оснований – я совершенно в этом уверен, – чтобы кто-то попытался его шантажировать. Итак, все это никоим образом меня не касается. Есть еще вопросы?
– Нет.
– Теперь последнее: если мне еще раз придется посмотреть на часы, я вас вышвырну в окно. А оно...
– Да, знаю. На шестнадцатом этаже, и под ним твердый тротуар.
Он улыбнулся. Я улыбнулся в ответ и ушел.
* * *
До заката солнца оставалось еще больше часа, когда я позвонил в дверь дома Зины Табур, но небо уже пылало, как подожженная нефть. Нас ждал один из тех великолепных закатов, которыми мы так часто любуемся у нас в Калифорнии.
Я знал, что у мисс Табур был перерыв между двумя картинами, и надеялся застать ее дома. А дом ее представлял собой небольшое, по меркам Бель-Эйра, здание необычной конфигурации, расположенное на живописной территории в два акра в красивейшем месте, приюте богатых, всего в двух-трех милях от Беверли-Хиллз.
Невысокое квадратное строение плавно переходило в боковые пристройки. Вокруг росли дубы, палисандровые деревья, ивы, сенегальские финиковые пальмы, филодендроны с огромными листьями, бегонии и множество других неизвестных мне кустарников и цветов. По газону вились узкие дорожки. Зрелище было красивейшее.
Зина Табур оказалась дома. Наконец-то мне улыбнулась удача. Когда она открыла дверь, я так и застыл, откровенно – и даже грубовато – уставившись на нее. Она тоже была красива. Больше, чем красива. Я впервые видел ее не на экране, а воочию и так близко. Я просто замер, как отключенный робот.
Поверьте, я любовался многими женщинами, разных типов, с разными формами и разными размерами, но сейчас вспомнил, как бармен говорил о Джелликоу, что его опьянение перешло в новое качество. То же самое можно было сказать и о Зине Табур. Обыкновенная красота превратилась в неотразимое очарование, притягательную чувственность – сплав огня, прохлады и не поддающейся описанию женственности.
Она взглянула на меня, потом на пламенеющие небеса и снова на меня, внимательно разглядывая мои белые, ежиком, волосы, круто изогнутые брови, большие, но не слишком, ноги, обутые в белые щегольские ботинки, и мой живописный костюм. И опять перевела взгляд на лицо.
– Боже правый! – воскликнула она со странным, но приятным акцентом. – Кто вы, черт возьми? У вас такой вид, будто вы вылезли из этого... блюдза.
Я почувствовал укол боли. Совсем не такие слова мне хотелось услышать при нашей первой встрече. Было не только неприятно, но и непонятно. Что она имела в виду? Быстро взяв себя в руки, я улыбнулся и сказал:
– Я – Шелл Скотт. А вы, надо полагать, – Зина Табур? Да собственно я и не сомневаюсь...
– Да, я Зина, – ответила она. – Вы не ошиблизь адрезом.
Почти все "с", а иногда "ш" и "ц" она произносила как "з" и при этом складывала губки в напряженную гримаску, что вовсе ее не портило.
Голос ее звучал обворожительно, а сама она, как я уже говорил, была просто божественна. Ее головка не доставала мне даже до плеча. Но какой мужчина не мечтал бы прижать такую головку к своей груди! Зеленовато-серые миндалевидные глаза казались еще больше и блестели сильнее, чем на экране. А форма ее губ могла подвигнуть людей, осуждающих секс, на демонстрацию протеста.
Густые черные волосы, которые она обычно закалывала наверх, искусно укладывая их завитками и гроздьями на макушке, сейчас были распущены, потоком спускаясь с плеча и прикрывая грудь. На Зине были кожаные сандалии, украшенные сверкающими камушками, белые трикотажные брюки и мужская белая рубашка, расстегнутая у шеи. Несмотря на мужской фасон одежды, на мужчину она была похожа не более, чем я на пасторальную пастушку.
– Здравствуйте, мисс Табур, – сказал я. – Мне бы хотелось...
– Зпорим, вы нозите кразные зорты.
– Зорты? А что такое зорты?
– А вы не знаете?
До меня наконец дошло.
– Ха-ха. Нет, я... А вас это интересует?
– Пока нет. Кто вы, говорите? Зелл Зкотт?
– Приблизительно так. Я...
Я задумался. Если я Зелл Зкотт, то блюдзе – это, наверное, блюдце.
– Мисс Табур, – строго сказал я, – неужели вы и правда приняли меня за инопланетянина, который вылез из блюдца? Вы имели в виду НЛО – летающую тарелку?
– Ее замую. Только я не ожидала увидеть такую громадину. Я думала, там обитают маленькие зеленые человечки. А вы зовзем не похожи на маленького зеленого человечка.
Я промолчал. Подобные замечания, решил я, недостойны ответа.
– Я бы хотел поговорить с вами, мисс Табур, по важному делу, – холодно сказал я.
– Важному для ваз или для меня?
– Ну... пожалуй, для нас обоих. Это касается... Вы разрешите мне войти?
Она пожала плечами и, казалось, всеми своими выразительными чертами лица.
– Ну что ж, ризкну.
– Со мной вы в полной безопасности, мисс Табур. Какие бы нелепые мысли ни посетили вашу... прелестную головку.
– О, перезтаньте! Заходите.
Настроение у меня испортилось. Вся моя система умозаключений относительно Уилфреда Джелликоу рушилась. Мне ничего не дала беседа с Уорреном Барром. А с Дж. Лоуренсом Мартином я вообще потерпел полное фиаско. Моя последняя надежда была на Зину Табур, но разговор с ней как-то не клеился.
Однако настроение мое несколько поднялось, когда я стал разглядывать обстановку в доме Зины Табур: ковры, кресла, диваны, подушки, картины. У меня складывалось впечатление, что я вошел в комнату, где вся мебель справляла какую-то оргию.
Но мне это понравилось.
Убранство отличалось изысканностью, присущей Востоку. Бронзовые висячие лампы с замысловатыми прорезями, на одной стене – огромное абстрактное полотно, на другой – яркий ковер. Низкий потолок, толстый палас с высоким ворсом необычного голубого оттенка, как будто с налетом инея, фигуры древних божеств на нем – одни с фантастическими головами, другие – с полудюжиной рук. Одна статуя футов четырех высотой, стоявшая в углу комнаты, изображала танцующего индусского божка. Он стоял на одной ноге, а в каждой из шести рук держал длинный толстый... «О боже», – подумал я.
Мы сели на длиннющий низкий диван, такой мягкий, что я просто утонул в нем. Перед диваном стоял резной столик из темного дерева, позади него что-то вроде двух ярко-красных пуфов на бронзовых роликах.
К такому месту привыкнуть сразу трудно. А привыкать, наверное, приятно. Однако солнце садилось, а я был далеко от дома.
Я изложил Зине все, что узнал от Чейма. Быстро, по-деловому, без лишних церемоний.
Когда я умолк, она сказала:
– Да, убила. И что?
– Вы хотите сказать... вас это нисколько не потрясло?
– Что потрязло?
– Ну... предположим, я начну вас сейчас шантажировать. Как вам это понравится?
– Ха! – усмехнулась она. – Ну, начинайте. Попробуйте. Только как?
– Что?
– Как?
– Что – как?
– Ну, не знаю. Вы же говорили о шантаже.
– Да. Так вот, я вас шантажирую.
– Ни черта вы меня не шантажируете.
– Послушайте, я... я... Ну я же не специалист в этом деле. Но знаю о нем порядочно. И поверьте, это выглядит совсем по-другому. Это уж я знаю.
– А как?
Проклятье! Опять то же самое.
– Так как вы зобираетезь меня шантажировать?
– А, вы об этом. Ну... убейте – не знаю. Если вы не хотите, чтобы вас шантажировали, думаю, заставить вас нельзя. Но послушайте. Вы иностранка, да? Может, мне удастся объяснить. Я знаю о вас нечто, что вы хотите сохранить в тайне. Я вам угрожаю, что расскажу всем о вашей позорной тайне, если вы не заплатите мне солидную сумму. Так я смог бы заработать себе на жизнь.
– И вы не противны замому зебе?
– Но я же не в самом деле этим занимаюсь. Я – сыщик. Я... А, провались оно все!
– А какой зекрет вы про меня знаете?
– Вы убили своего мужа. Убили! Он умер, умер!
– Да, убила. И что?
Я встал:
– Прощайте, мисс Табур.
– Подождите. Вы думаете, что это зекрет, что я его убила? Что я это зкрываю?
– Конечно. Иначе зачем бы я к вам пришел?
– Ха! Ну так давайте, трубите на везь звет, пишите в газету, вызтупайте по телевидению.
– Но...
– Разрешите зпрозить, что еще вы знаете об этом деле?
– Ничего больше. Только то, что вы убили мужа.
– А как я это зделала?
– Ну... застрелили. Это все, что мне известно. В общем, убили. Представляю, что бы тут началось: полиция, скандал, преступление. Наверное, нашлись бы и люди, которые захотели бы вас выгородить. Значит, взятки, влиятельные друзья, жаждущие вашей любви...
– Наверное, мне лучше раззказать, как было на замом деле.
– Я не хочу лезть в ваши дела, мисс Табур. Достаточно самого факта убийства.
– Об этом я и собираюсь вам раззказать. Вот как взе произошло. Мой муж был негодяем. Я вышла за него зовзем молодой. – Она бросила на меня взгляд искоса. – Это не значит, что зейчаз я уже зтарая.
– Конечно.
– Он часто напивалзя. Бил меня. Незколько раз угрожал пизтолетом, но однажды так взбезился, что вызтрелил. Однако он промахнулзя. У меня тоже был небольшой пизтолет. Он лежал в комоде. Я побежала и вытащила его. Муж знова вызтрелил и знова не попал. И тогда вызтрелила я и убила его. Пуля попала ему между ушей.
– Между глаз, вы хотите сказать?
– Нет, между ушей.
– Ну как бы там ни было, вы его убили.
– Да, убила.
– Ну и молодчина.
– И я так думаю.
– И это все?
– Разве этого мало? Мне кажетзя, очень даже много.
– Да, конечно. Такой информацией вас никто не сможет шантажировать.
– Вы так думаете? А как бы позтупили вы?
Я мрачно уставился на стену:
– Выходит, вас никто не пытался шантажировать?
– Только вы. Езли и взе такие, пузть приходят.
Я снова в задумчивости уставился на стену. Потом попробовал применить другую тактику.
– Может, я заморочил вам голову, мисс Табур, рассказав о шантажисте, который вымогает у своей жертвы крупные суммы денег. А что, если он, располагая компрометирующей информацией о вас, вдруг скажет: «Деньги мне не нужны. Мне нужны вы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики