ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– На этот раз запишем на пленку. – Он нажал кнопку магнитофона, и я пересказал историю заново, отдавая себе отчет, что каждое слово записывается.
Когда я умолк, Сэмсон потер согнутым пальцем свой мощный подбородок и спросил:
– Ты упомянул четырех бандитов – "Е", "Ж", "3", "И", но сказал, что сбежал "Е" или "Ж". А почему не "3" или "И"?
– "И" – это сам Маккиффер. Он сказал, что года два тому назад один из этих четырех был убит. Наверное, это Кейси, которого той ночью в переулке я убил, да еще всадил пару пуль в Лэша. Но это к слову. Таким образом, я просто вычеркнул "3" и остались "Е" и "Ж".
– Хорошо. Что еще рассказал тебе Маккиффер сознательно или случайно?
– Что "Г" – это Лэш.
– Так прямо и сказал?
– Не совсем. Но обещал, что, если получит мягкое наказание, ты сможешь надолго упрятать в тюрьму Эдди Лэша и других. "Е", "Ж", "3", "И" – все преступники и работают на одного хозяина – "Г". А Маккиффер, как известно, одно время тоже работал на Эдди. Значит, "Г" и есть хозяин, а именно Эдди Лэш.
– Таким образом, налицо два убийства с промежутком в несколько часов. Верно?
– Да. Первое было совершено вечером и, по словам Маккиффера, было непреднамеренным. Наверное, ударили куском трубы или дубинкой, а может, забили до смерти. По крайней мере, такое у меня сложилось впечатление. А второе убийство было запланировано. Парня утром пристрелили, или тюкнули, на языке Маккиффера.
Сэмсон ненадолго вышел. Потом вернулся, сел, открыл ящик стола, перемотал пленку и стал слушать, зажав в зубы черную вонючую сигару. После моих последних слов: «...тюкнули, на языке Маккиффера» – Сэм сунул руку в ящик, и я понял, что он снова включил запись.
– Ладно, – сказал он, не вынимая сигары изо рта. – А какие доказательства хотел привести Маккиффер?
– Понятия не имею. Говорит, что веские. Но ведь это только слова. Сейчас у него их нет, но он заверяет, что их можно добыть. Он убежден, что эти доказательства наверняка помогут засадить Эдди Лэша и, возможно, других в тюрьму.
– А с какой стати он вдруг поведал тебе эту историю? Пусть даже и зашифрованную таким идиотским способом?
– Это я ее зашифровал, капитан Сэмсон, – сказал я, уязвленный до глубины души, – чтобы в ней хоть как-то можно было разобраться.
– Ну а все-таки?
– Главным образом потому, что хочет избежать пули, как он сказал. На самом деле причины две: упрятать надолго за решетку Лэша и его дружков и самому остаться в живых, пусть даже получив мягкий приговор.
– Приговор он получит, это уж точно. Даже если это честное признание, чего от такого мерзавца, как Маккиффер, ожидать трудно. – Сэмсон переместил сигару в другой угол рта. – Значит, он считает, что Лэш пытается его убить?
– Сомнений на этот счет у него нет. А стрелял в него, как он узнал, Ладди. Кларенс Ладлоу.
– Может быть, – согласился Сэм. – Что еще ты узнал?
– Маккиффер явно напуган. Если Эдди Лэш считает, что он слишком много знает – особенно компрометирующих его, Лэша, сведений – и способен проговориться, Эдди не колеблясь убьет его. А раз уж Эдди задумал кого-то убить, то жертва вряд ли умрет от воспаления легких. Так что, похоже, Маккиффер был откровенен. А если ему будет обещано легкое наказание, он выложит все, что знает.
– Посмотрим. Поговорю с шефом и прокурором, если шеф не захочет сам встретиться с ним.
– На большее вряд ли можно рассчитывать. Да, вот еще что. Я сказал Маккифферу, что Лэш приходил сегодня к Чейму в клинику. Узнав об этом, он весь аж затрясся – так ему хотелось узнать о причинах. А когда я сообщил, что, по словам Чейма, Лэш разыскивает Уилфреда Джелликоу – того типа, которого я разыскиваю, – он очень встревожился. И как ни странно, даже укрепился во мнении, что именно Лэш пытается его убить, но думает, что причина иная, чем он думал раньше.
– А тебе не удалось напасть на след этого Джелликоу?
– Пока нет.
– А почему ты, занятый розыском пропавшего человека, тратишь столько времени на общение с такими типами, как Маккиффер и Лэш?
– Общение? Можно подумать, я устраиваю с ними пикники. Сэм, дружище, я фактически выполняю твою работу. И можно было бы рассчитывать, что ты...
– Почему? – терпеливо повторил он.
– Да потому, что так уж получилось. А кроме того, мне кажется, Джелликоу во всем этом замешан по уши. Он завладел жизнеописанием Чейма, или, так сказать, разоблачениями того, что скрывается за фасадом Голливуда. Материала для шантажа там предостаточно. Я считаю, что Джелликоу просто на время затаился. А теперь подумай, какая потянулась цепочка. В пятницу рано утром из своего номера исчезает Джелликоу. В воскресенье вечером Ладди – или кто-то другой – делает попытку прикончить Маккиффера. Сегодня меня нанимает бывшая жена Джелликоу, потом меня преследуют Маккиффер и Вонючий, дважды я приезжаю к Чейму, сталкиваюсь с Лэшем и вынужден разворотить ему пасть, и в довершение разговор, который я тебе только что передал. Все началось с безобидного желания бывшей жены Джелликоу разыскать мужа, а потом оказывается, что и Чейм просит меня найти Джелликоу, и Лэш его ищет, и Маккифферу не терпится узнать, где он. Ты же понимаешь, что вся кутерьма затеяна не из-за человека, который всего лишь уклоняется от выплаты алиментов?
– Похоже, что нет, – как-то странно ответил Сэм. Он и смотрел на меня странно. – Ты, кажется, сказал, что вынужден был разворотить Лэшу пасть? Правильно я тебя понял?
Я поморщился:
– Слушай, Сэм, не заводись. Я знаю, ты не одобряешь, когда я посылаю в нокаут этих мальчиков. Но это скверные мальчики, и они умеют вывести меня из себя... – Я немного помолчал, а потом решительно заговорил вновь: – Сэм, мы недооцениваем некие важные обстоятельства, так сказать, путеводную нить. Подожди, я тебя сейчас порадую. Увидишь, какие перед нами открываются возможности.
Я встал, передвинул пепельницу на угол стола, снова оседлал стул и закурил. Выпустив дым, я сказал:
– Нам нужно тщательно проанализировать некоторые сведения, полученные от Маккиффера. Они нам скажут больше, чем хотел сказать он. Мы знаем, что последние два года он уже не работал на Лэша. Следовательно, эти убийства произошли более двух лет назад. Далее, первая жертва, убитая вечером – дата пока неизвестна, – была похоронена преступниками-могильщиками. Значит, для жены, детей, родственников этот человек так и остался просто пропавшим. Именно так о нем и известно полиции. Преднамеренное же убийство было несомненно зафиксировано. Возможно, они сначала одурманили жертву наркотиками, а утром пристрелили. Значит, тебе нужно лишь порыться в документах и найти два незакрытых дела: о пропавшем и ненайденном человеке и об убитом, убийца которого так и не был обнаружен. Если даты совпадут... В чем дело?
Сэмсон улыбался почти грустно, покачивая головой. Но ничего не сказал, и поэтому я увлеченно продолжал:
– Таким образом, можно будет не только закрыть эти дела, но, что самое главное, узнать даты преступлений. А даты – при условии, если немного поработают детективы, – помогут установить, кто из молодчиков Лэша сбежал с...
Я умолк, потому что в кабинет вошел детектив в чине сержанта и положил на стол Сэма три стопки коричневых конвертов, папок и бумаг.
– Капитан, это только то, что обнаружено в подшивке, которую вы просили просмотреть в первую очередь, – сказал он. – Будет еще кое-что из подшивок "Р" и "И". – Он повернулся, собираясь уйти.
– Подожди, – остановил его Сэм. Он перелистал содержимое верхнего конверта в левой стопке. Потом вернул его сержанту. – Этот пробыл у Лэша всего месяц, а потом уехал во Флориду. Но сейчас он снова в городе. Будь это тот самый, он бы не вернулся.
Сержант взял конверт и ушел.
Сэмсон продолжал просматривать документы в коричневых конвертах и папках.
– Гм, – произнес он, полностью меня игнорируя.
Мне это надоело, и я решил напомнить о себе:
– Вот, оказывается, зачем ты выходил.
– Гм, – снова хмыкнул он, уставившись в отпечатанный на машинке листок.
Прошло минут пять. Сэм отобрал из каждой стопки по документу, а все остальные отодвинул в сторону.
Я сидел молча, как манекен, пока Сэм названивал в другие отделы. Отдавая распоряжение связаться с неким Зингером, он добавил:
– Если его нет дома, позвоните в офис. Возможно, он еще там. И сразу доложите мне.
Я знал, что некий Оскар Зингер был владельцем театра-варьете «Дионисия». Загасив одну сигарету и закурив другую, я ласково сказал:
– Стараешься опередить меня, разыскать красотку из варьете, а, начальник?
Сэм похлопал по трем бумажкам, лежащим перед ним:
– Думаю, это здесь. Кажется, мы нашли.
– Мы? Но я всего-навсего назвал тебе несколько букв алфавита, Сэм.
– Не обижайся, – дружелюбно сказал он. Вид у него был чуть ли не счастливый. – Шелл, – продолжал он, – полицейское управление Лос-Анджелеса ценит усилия, которые ты прилагаешь, чтобы помочь нам. Но бывает обидно, когда ты считаешь, что без твоих исключительных талантов мы ни на что не годны.
– Вижу, ты никак не можешь пережить, что я уничтожил всю банду Джимми Вайолета в том деле о секс-клубе. А может, злишься, что я не только убил и покалечил бандитов, но и сжег гараж с четырьмя машинами, ну и так далее. Сам знаешь. Но черт возьми, ты же упрятал меня за это за решетку! Тебе этого мало? Я должен... Ладно, Сэм, молчу.
Сэмсон запустил руку в средний ящик стола, где держал длинные, в больших коробках деревянные спички, какими пользуются на кухне. Где он их доставал, я так и не смог узнать. Он вынул одну спичку и зажег.
– Больше не издам ни звука, Сэм.
Дело не в том, что комната наполнялась удушливым смрадом, когда Сэм раскуривал свои ужасные сигары. Запах был, конечно, отвратительным, но я подозревал, что дым содержал что-то такое, что вызывало у меня аллергию. Может, какую-то кислоту, которая разъедала мне нос, или отравляющий газ, который щипал горло и проникал прямо в печень, вызывая цирроз. Это было оружие, которое Сэм использовал в крайних случаях. Если он зажигал сигару, я старался побыстрее смыться. Особенно если он выпускал огромные клубы зеленоватого дыма прямо в мою сторону.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики