ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я ходил на всякие вечеринки, обеды, сам принимал гостей с единственной целью — собирать и проверять сплетни, узнавать, у кого в руках рычаги, а у кого — идеалы, кто чем страдает, кто с кем спит, кто сидит на наркотиках, кто пьет, кто бьет своих жен, кто подает надежды, кто задиристый, кто жадный, кого можно купить или шантажировать, кто сдастся, кто откажется, чьим словам иногда можно верить, чьим — никогда, чья показная дружба может быть искренней, чья — нет.Я хорошо освоил правила этой игры, но не всегда удавалось хорошо сыграть. Даже если посол заранее получал безупречную информацию, не было гарантии, что правительство его родной страны ему поверит или будет действовать соответствующим образом. Послу, которого проигнорировали, ничего не оставалось, кроме как рвать на себе волосы. И, надо сказать, такое довольно часто случалось. Ни одна страна в мире не лишена недостатков.Вернулись представители Японского жокей-клуба и несколько раз поклонились, выразив особую радость, когда я сказал, что узнал одного из них. Он извинился, что сам не сразу узнал меня. Мы обменялись кучей банальностей и поклонов. Наконец я спросил у них, не могу ли я еще чем-нибудь помочь. Они ответили с видимой готовностью, что хотели бы горячего некрепкого чая без молока и без сахара, изысканно пошутив, что были бы рады японской чайной церемонии. Я часто и с удовольствием присутствовал на таких церемониях и, зная обычаи, спросил:— А можно мисс Аннабель принять в ней участие? Хотя надо помнить, что у нее нет кимоно и оби.Их восточные глаза заулыбались. При этом они серьезно ответили, что были бы очень рады. Я спросил, не хотят ли они для этого случая воспользоваться комнатой директора. Похоже, эта перспектива их не прельщала.Я сказал Аннабелы— Они хотят выпить чаю — некрепкого, без молока и без сахара, и были бы вам признательны, если бы вы принесли его прямо сюда.— И это все?— Не совсем. В Японии существует традиция проведения чайных церемоний прямо на скачках в качестве времяпрепровождения между забегами. По-моему, они скучают по родине.— Вы, наверное, не пойдете со мной… — сказала Аннабель.— Подумаем над этим вопросом. Где тут у нас чайная?Мы принесли заказанный напиток и за чашкой чая неспешно вели беседу. Потом, когда я уходил, Аннабель спросила:— Почему вы кланяетесь им больше, чем они вам? Это не по-английски.— Они старше, являются членами жокей-клуба, и сейчас мы на скачках. Так они чувствуют себя увереннее, а меня это ничуть не унижает.— Вы прекрасный дипломат и, наверное, сумеете помочь в любой ситуации.Я улыбнулся и, получив в ответ живую, теплую улыбку, подумал: «Это уже что-то». Она прочла мои мысли, поджала губки и покачала головой.И все же.Аннабель снова занялась своими подопечными, которые знаками высказали желание посмотреть вблизи на букмекеров. Я наблюдал за ними с трибуны, а тем временем участники предстоящего забега выстраивались на старте. Аннабель была выше своих спутников, и комбинацию из двух темноволосых голов и одной белокурой и кудрявой было легко отыскать в толпе. Они не спеша переходили от одного букмекера к другому, показывали на ставки, записанные мелом на щитах, пока наконец один из мужчин не вынул деньги, которые Аннабель передала букмекеру. Ставка была сделана, билет выдан. Все трое поднялись на таттерсальскую трибуну и смотрели скачки оттуда. Вскоре ко мне подошли Грэг и Викки. Вид они имели утомленный, и я спросил:— Что, поднадоело?Но Викки объяснила, что дело не в этом — просто не хватает сидячих мест. Они сделали ставку еще в первом забеге, но проиграли, и лишь третий забег принес им победу. Настроение поднялось, но усталость накапливалась.Кена и Белинды не было видно. Позже я выяснил, что они прошли к финишу, чтобы быть ближе к барьерам. Аннабель отвела своих японцев к выводке — посмотреть участников следующего забега, и я присоединился к ним, не столько из желания помочь, сколько из интереса.Все трое мне обрадовались, мужчины, пожалуй, даже проявили излишнюю эмоциональность. Я стал для них самым родным представителем Запада. Они надеялись, что я подскажу, какая лошадь выиграет следующий забег, потому что предыдущий они проиграли.Я долго следовал правилу: выбирай ту лошадь, что наиболее хорошо сложена. Наверное, это было как-то связано с моей новой фамилией. Я внимательно посмотрел выводку и указал на поджарую лошадку с хорошо развитой мускулатурой, которая флегматично ходила по кругу, опустив голову. Японцы поклонились в знак благодарности и побежали делать ставки. Как они сказали, система ставок через букмекеров была для них в новинку. Аннабель спросила, почему я выбрал именно эту лошадь.— Она хорошо выглядит, — ответил я.— Так вы разбираетесь в лошадях?— Когда-то я хотел стать жокеем. Она смерила меня взглядом.— Надеюсь, бывают жокеи в шесть футов ростом.Я кивнул.— Но можно сказать, что я перерос в другом плане.— В каком?— В плане полного отсутствия возможности.— Раньше я безумно любила пони, — понимающе кивая, сказала Аннабель, — но однажды поняла, что жизнь — это гораздо больше, чем просто верховая езда.Она с ног до головы была одета в черно-белое: черные ботинки и чулки на стройных ножках, клетчатая юбка, свитер с большим отворотом, короткое черное пальто, большой пушистый белый шарф с черной бахромой. Порой ей можно было дать лет шестнадцать, порой в два раза больше. Однако в целом она производила впечатление вполне сведущего в своем деле человека, если только не натыкалась на языковой барьер.— Вы живете в Лондоне? — спросил я Аннабель.— На Фулхем-Роуд, если это можно назвать Лондоном. А вы?— Бездомный.На меня бросили презрительный взгляд, достойный моего ответа.— Вы хотите сказать, что ночуете на вентиляционной решетке на Трафальгарской площади?— А на Фулхем-Роуд, случайно, не найдется подходящей решетки?Она ответила взглядом, который ясно говорил, что игра зашла слишком далеко. Я же подумал, что если всерьез не начну искать, где можно преклонить голову, чудесная теплая решетка, через которую из подземных туннелей поднимается горячий воздух, будет представлять для меня определенный интерес. В студенческие годы мне случалось несколько раз проводить в столице ночь без конкретного ночлега, но сейчас я, пожалуй, был староват для этого.Японцы вернулись, радостно размахивая билетами, и все вместе мы поднялись на трибуну, чтобы полюбоваться нашей лошадкой. Она продержалась до последнего барьера, на котором кувыркнулась через голову — только копыта в воздухе мелькнули.Я извинился. Они сказали, что тут нет моей вины. Лошадь поднялась на ноги и без всадника помчалась галопом вдоль трибун. Казалось, она была готова, не переводя дыхания, сделать еще два круга. Японцы сунули свои, теперь уже бесполезные билеты вместе с обманутыми надеждами в карман и решили, что в следующий раз они спустятся прямо к ограде, как делали другие зрители. Я собирался было сказать, что пойду с ними, как вдруг заприметил Кена, который в одиночестве медленно шел, то и дело заглядывая в свою программку, и наконец остановился в нерешительности.— Я буду здесь, когда вы вернетесь, — быстро сказал я на двух языках, — а сейчас мне нужно поговорить с одним человеком, прошу извинить.Я оставил их, едва кивнув на прощание, и поравнялся с Кеном, прежде чем он тронулся с места.— Мне нужно поговорить с тобой, — сказал я.— Только не о пожаре, — он оторвал глаза от своей программки.— С глазу на глаз, так, чтобы нам не мешали.— Но Белинда…— Если ты хочешь, чтобы я как-нибудь тебе помог, удели мне какое-то время.— Хорошо, — он принял решение. — Может, зайдем в бар?Лучше бы мы этого не делали, потому что у самой двери мы столкнулись лицом к лицу с Дж. Роллсом Иглвудом, который как раз выходил, хромая, со своей тростью.— Добрый день, сэр, — сказал Кен.Я надеялся, что то, как он вздрогнул, заметил я один. Я видел, как в его глазах, словно внезапно налетевшее облачко, мелькнула тревога. Его желание развернуться и убежать было очевидным.Дж. Ролле замер, вперив в Кена зловещий взгляд.— Ты убил мою лошадь, — проскрипел он. Кен едва заметно покачал головой.— Она погибла. Мы не смогли спасти ее.— Откровенное невежество, и больше я этого не потерплю!Я пользовался возможностью рассмотреть Иглвуда вблизи. Этот худой, седоволосый, со старческими пигментными пятнами человек источал непонятную силу и внушал страх, невольно ассоциировавшиеся с его именем. Его голос, будто специально предназначенный для подчинения других людей, был жестким и скрипучим, и в нем звучала реальная угроза в адрес ветеринара, который был почти в два раза моложе его.— До сих пор я терпел тебя лишь потому, что моя внучка была к тебе неравнодушна, — сказал он, — а также из уважения к памяти твоего отца. Но мне пришлось сказать Кэри, чтобы ты больше не подходил к моим лошадям, а не то я передам свои дела в другую клинику. Хотя мне не хотелось бы этого делать после стольких лет. Я так и сказал ему. Настало время прекратить это живодерство.Кен даже не пытался защищаться. Иглвуд угрожающе кивнул в его направлении, сделал жест тростью, приказывая освободить дорогу, и захромал прочь.— Вот видишь… — сказал Кен, побледнев и дрожа, как во время пожара. — Я ведь его понимаю. Лошадь, которая погибла в четверг утром, была из его конюшни.— Со стороны мне показалось, что это не первый неприятный случай.— Ты прав, не первый. Еще одна его лошадь скончалась на столе около месяца назад, когда я делал ей операцию дыхательных путей. А одна умерла прямо у него в боксе… — В голосе Кена зазвучали теперь уже ставшие знакомыми нотки отчаяния. — Я не допустил ни одной ошибки, я всегда работаю с максимальной осторожностью. Они просто умерли.— М-м… Почему бы тебе не рассказать обо всех неожиданных смертельных исходах, соблюдая точную хронологию? Назови имена всех владельцев и тренеров, расскажи все, что ты знаешь о них особенного или необычного. Если ты уверен, что все делал правильно, мы должны найти этому другое объяснение.— Какое объяснение?— Ведь это могло быть преднамеренное убийство.— Невозможно. В этом-то вся беда. Я сто раз все перепроверил. Сто раз прокрутил все в голове. Я не мог уснуть… Да и какой смысл было их убивать?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики