ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Три дня. А еда у вас есть?На этот раз старик посмотрел прямо на Мишку. Так ему и надо, пускай сам попробует ответить.— Мы… вчера ели, — пробормотал Мишка. — То есть позавчера… хлеба немножко. А ещё думали рыбу ловить. Когда до реки дойдём. Вот и дошли…Ни за что на свете Мишка не признался бы, а мы это уже оба поняли теперь, что шли мы не к реке, а вдоль реки, и если бы не встреча со стариком, мы, может быть, так и продолжали бы идти.— Позавчера ели, — медленно повторил старик. — А почему еды так мало взяли?— Мы взяли… только мешок потеряли, — объяснял Мишка.— Умнее от вас ждать нечего, тоже путешественники нашлись, — совсем сердито заворчал старик. — Развяжи-ка мой мешок, — скомандовал он мне. — А ты — хворосту набери, костёр разложишь, — обратился он к Мишке. — Живо!Мишка недовольно мотнул было головой, но что-то а старике было такое, что не послушаться его никак нельзя.— Ну, а что бы вы ели, если бы до реки дойти не удалось? — повернулся он снова ко мне.— Мы… подождали бы, — пробормотал я, протягивая старику его рюкзак. — Мы бы…Но тут я замолчал, горло перехватило: из мешка старик вытащил большущий румяный сухарь.— Подождали бы? — со странным выражением повторил старик. — Хорошо сказано. Вот, держите. (Сухарь с треском переломился пополам.) А потом я вам покажу, что в лесу толковый человек никогда с голоду не умрёт.— Ммм, — только и смог я ответить: сухарь уже хрустел у меня на зубах. Мишка разломил свою порцию пополам и сразу засунул в рот одну из половинок.— Спасибо, дяденька, — невнятно проговорил он.Старик опять сдвинул брови.— Меня зовут не дяденька, а Василий Петрович, — строго поправил он. — Жуй скорей да разводи костёр. Что? Спичек нет? Так вы, значит, совсем ничего на ели? Эх вы, рыболовы!Старик сунул руку в карман и, поморщившись, вытащил большой складной нож. кусочек кремня и обгорелый ламповый фитиль в коробочке.— В лесу со спичками нечего возиться, — сказал он, — всё снаряжение должно быть лесное. Дай мне кусочек бересты.Положив фитиль на кремень, старик ударил по нему спинкой ножа и тотчас же раздул на конце фитиля крохотную краснеющую искорку.— Ловко! — в восторге закричал Мишка. — Надо нам было такую штуку с собой забрать. Не ходили бы голодные.Мишка проворно свернул трубочку из куска бересты, наполнил её лёгкими берестяными стружками, вставил в костёр, взял из рук старика тлеющий фитиль а в одну минуту раздул в трубочке весёлый огонёк.— Ловко! — передразнил его старик, и мне показалось, что он совсем собрался улыбнуться, но раздумал. — Вешай котелок! А теперь идите вон на тот край полянки, видите — цветы зонтиками белыми? Это сныть. Нарежьте их стеблей, снимите кожицу — и в котелок. Да посолите. Соль в мешке, в коробочке. Тоже мне, путешественники!— Не те, не те! — закричал вдруг опять старик и даже приподнялся и рукой замахал. — Болиголов это! Ядовитый!Мишка, вытянув вперёд руки, держал два высоких стебля с белыми цветами и растерянно смотрел на Василия Петровича.— Так они же одинаковые, — с недоумением выговорил он.— Одинаковые, — раздражённо повторил старик. — Ну, понюхай, болиголов мышами пахнет. Укуси — вкус жгучий.— Не нюхал, а знает, — удивился Мишка.— А я ещё вижу, — обрадовался я, — красные крапинки у болиголова на стебле. А вот у этой, как её, крапинок нет.— Молодец, — неожиданно ласково сказал старик, а Мишка немного надулся: он везде любил быть первым, а тут я его опередил.Сныти на краю полянки было много, котелок мы сразу наполнили доверху. Скоро он аппетитно забулькал над огнём. Старик одобрительно кивнул головой.— Теперь берите мою лопатку, — проговорил он. — Сухарей у меня в мешке на троих маловато, так мы лесной картошки наберём. Внизу, у реки, растут оситняк и рогоз, знаете их?— Знаю, — обрадовался Мишка. — Рогоз, это у которого шишки такие, как бархатные.— Вот-вот. И листьев на стебле нет, они от самого низа идут. И у оситняка — тоже, только наверху стебля у него не шишка, а цветы белые. Корневища у них толстые, их сварить можно или в золе испечь, как картошку. Они сейчас не такие вкусные, как весной или осенью, но всё равно есть можно будет. Вот нам и обед из двух блюд. Живо!— Бежим, — быстро проговорил Мишка и подхватил маленькую лопатку, лежавшую около мешка. — Который лучше, Василий Петрович? — крикнул он на бегу.— Оситняк, — ответил старик и закусил губу: он, видимо, сильно страдал, но не хотел этого показывать.Мы быстро сбежали к реке. Под обрывом она делала крутой изгиб, и немного ниже по течению к ней подходило небольшое болотце. Оно всё заросло высокими болотными растениями.— Вот этот — оситняк, — показал мне Мишка, — видишь, листьев на нём нет. А это — тростник, на нём листья до верха идут, про него старик ничего не говорил.Мы вошли в неглубокую грязь болота, длинные толстые корневища, как змеи, лежали в ней, копать и выдёргивать их было легко. Мы быстро набрали и чисто вымыли целую кучу.— Довольно, — весело крикнул Мишка, — наедимся досыта. Ну, и старик. Очки-то у него блестят, что волчьи зубы, а сам — молодец. Правильно я говорю?— А кто он, как ты думаешь, Мишка? — спросил я, тогда мы уже взбирались на обрыв.— Учёный какой-нибудь. Только зачем он в лес-то попал?— Давай спросим.— Ну да, спросим. Такого сердитого. Ну, бежим скорее. Как есть-то хочется!— Василий Петрович, — тихо сказал я, подходя к костру. — Похлёбка уже готова.Старик пошевелился и с трудом открыл глаза.— Принесли? — спросил он. — Ну, закапывайте в золу, где погорячее. А похлёбку давайте сейчас есть, вот — сухари, по паре на каждого.— Ложки в Мишкином мешке остались, — вспомнил я. — Как есть будем?Мишка весело покосился на Василия Петровича.— Ложки? В лавку сбегаем, новые купим.Открыв нож, он подошёл к молодой берёзке с гладкой белой корой. Одна горизонтальная черта, на десять сантиметров ниже — вторая, ещё ниже — третья и две вертикальные — по бокам. В руках у Мишки оказались две белые шелковистые ленточки бересты. Руки у него так и мелькали. Одну полоску он свернул воронкой и край её всунул в расщеп короткой палочки.— Ложка! — объявил он важно и тотчас свернул вторую такую же и протянул её мне.— Пастухи так черпаки у ключей делают, — объяснил он. — Куда лучше ложки. И черпать ловко и везде растёт. Это тебе не город.Я заметил, что глаза Василия Петровича блеснули, но он ничего не сказал.Голодны мы были очень, похлёбку съели в одну минуту, даже не разговаривали. Только я заметил, что Василий Петрович, пока мы к реке ходили, в похлёбку колбасы копчёной накрошил и муки добавил. Она от этого хуже не стала.— А теперь, — положив ложку, опять строго заговорил Василий Петрович, — извольте рассказать мне всю правду. Зачем вы одни по лесу бегаете и кто вам это позволяет?Мы посмотрели друг на друга.— Сказать? — тихонько спросил я Мишку. Мишка опустил голову и сидел, разгребая палочкой золу, тоже видно не знал, как быть.— А вы никому не скажете? Нет, лучше слово дайте честное пионерское, — проговорил он наконец и палочкой так ткнул в золу, что она разлетелась.Василий Петрович помолчал, снял очки и старательно начал протирать их носовым платком. И тут вдруг оказалось, что без очков глаза у него совсем не строгие, и даже в них как будто прыгают весёлые искорки.— Честное пионерское? — медленно переспросил он. — Ну, конечно, даю. Так в чём дело?— В лисёнке! — не утерпел я, так мне хотелось рассказать первому.— Нет, в лосёнках! — упрямо перебил Мишка. — Потому как лисёнков разводить вовсе не к чему, так, для забавы. А лосей запрягать можно. Только заповедник много денег стоит. Понятно?— Два мешка золота нужно — Мишкин и мой, — досказал я, чтобы было понятнее.— И одного мешка за глаза хватит, — упрямился Мишка, чтобы его слово было последнее. — На заповедник как раз хватит. А на машины, которые отец для завода хочет, пускай сам достанет. Понятно?Василий Петрович долго нас слушал, не перебивая ни одним словом, пока ему всё стало ясно. Ещё помолчал, сняв очки, опять протёр, хотя они у него и так блестели.— Да, — сказал он медленно. — Так вот оно как. Значит, и такие мальчишки бывают…Тем временем лесная картошка испеклась в золе. Она оказалась не очень-то мягкая, но до чего же вкусная!Зола хрустела на зубах, верно, мы второпях плохо снимали верхнюю испачканную кожицу. Наконец, Мишка вздохнул и опустил руку с недоеденной «картошкой».— Не могу больше, — проговорил он огорчённо. — Что делать, если в животе больше места нет?— Не есть больше, — строго сказал Василий Петрович. Но я его больше уже не боялся.— А хорошо, — сказал я и тоже положил недоеденный кусок на траву, — очень хорошо, что мы с вами встретились. Правда?— Мм-да, —проворчал Василий Петрович и опять сдвинул брови. — Умываться на речку ступайте, перемазались как чертенята, и спать скорее, наверно ног не чувствуете от усталости. Да смотрите, котелок вымойте хорошенько, — договорил он.— Есть на речку, Мишка!Но Мишка, не отвечая, вдруг схватил мой мешок и поспешно развязал его.— Здесь! А я уж испугался, что они в моём мешке остались. — Он радостно взмахнул свёрнутой леской с пёстрым поплавком. — Сейчас живца поймаю, а на ночь — на щуку поставим. Обязательно к утру попадётся. Я уж знаю!..Всё сделали очень быстро. И живца в одну минуту поймали, и удочку на щуку поставили, и травы нарвали и навалили у костра, чтобы мягче было спать.— Как хорошо, что мы его встретили. Мишка, — прошептал я, укладываясь у костра и закрываясь курточкой.— Ну, не болтать у меня и не возиться, а не то, милости просим, с моей полянки подальше, — раздалась в ответ сердитая воркотня с другой стороны костра. Но Мишка только весело толкнул меня локтем и в ответ получил такой же толчок. Одно присутствие сердитого старика сразу отогнало от нас все страхи предыдущих ночей.Спали мы крепко, первый раз за всё путешествие. Так крепко, что ночью, когда мне стало холодно и я это почувствовал, я всё равно не мог проснуться. А потом вдруг стало тепло, и я даже сон увидел: тётя Варя печку топит, а я близко к ней подошёл и греюсь.Утром всё объяснилось. Нам с Мишкой было тепло, потому что нас покрывало и грело широкое пальто Василия Петровича, а сам он лежал около потухшего костра в одной гимнастёрке, влажной от утренней росы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики