ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

За помощью Очень не хотелось мне вылезать из-под тёплого пальто. Но вдруг вспомнилось: а что если щука уже на Мишкину удочку попалась? Вот посмотреть-то, пока он спит!Я осторожно приподнялся, сел, Мишка не пошевельнулся. Ну и пусть спит, я первый…Трава была ужасно мокрая и холодная. Я быстро, чтобы согреться, пробежал по полянке, спрыгнул с обрыва на отмель и остановился в удивлении: вечером Мишка воткнул в берег крепкое ореховое удилище. Сейчас что-то с силой вырвало его из земли с такой силой, что комки глины ещё катились по откосу. А само удилище медленно отплывало, и до него с берега уже нельзя было дотянуться.— Мишка! — закричал я отчаянно. — Да Мишка же, скорей!— Иду! — отозвался сверху Мишкин голос, и не прошло и минуты, как он сам, ухватившись руками за ветки ивы, спрыгнул с обрыва на отмель. С разбегу он кинулся в воду и поплыл, широко размахивая руками. Удилище резко дёрнулось, повернуло против течения и ускорило ход, но Мишка уже был около него.— Держу! — крикнул он и, схватив конец левой рукой, ударил по воде правой, поворачивая обратно.Это оказалось не легко: тонкий конец удилища изогнулся и погрузился в воду, вода забурлила и запенилась: что-то сильно тянуло его в сторону.— Сносит! — крикнул Мишка и, перехватив удилище зубами, заработал обеими руками. От напряжения лицо его покраснело, но вот он нащупал дно ногами, стал и, задыхаясь и кашляя, схватил удилище руками.Осторожно пятясь, он приближался к берегу, с усилием удерживая в руках толстый конец гнувшегося удилища. Леска натянулась, как струна, и вдруг на поверхности воды всплеснулось что-то длинное, чёрно-зелёное. В ту же минуту Мишка дёрнул удилище на себя. Мелькнула узкая пасть с острыми зубами, и вода на отмели закипела от сильных ударов хвоста огромной щуки.— Держи! — отчаянно завопил я, но Мишка уже нагнулся, подхватил щуку под жабры и поднял на вытянутых руках.— Видал? — крикнул он. — Вот как у нас! — Но тело щуки вдруг изогнулось, и гибкий хвост так хлестнул его по лицу, что он зашатался и опрокинулся в воду.— Держи! — успел он крикнуть, взмахнул руками, и щука, пролетев по воздуху, тяжело шлёпнулась на песок, у самой воды.— Держу! — ещё громче завопил я и, подпрыгнув, всем телом навалился на бьющуюся добычу, хватая её за голову.— Тише ты! — крикнул Мишка поднимаясь, но щука, изогнувшись, впилась зубами мне в руку.— Ай-яй! — тут уж я завопил изо всей силы. Но в ту же минуту Мишка подскочил, размахнулся и корягой стукнул щуку по голове. Щука замерла. Осторожно палочкой разжав её усеянную иголками-зубами пасть, Мишка освободил мою израненную руку.— Ты бы ей ещё ногу в пасть сунул, — посоветовал он. — Не видишь — у ней зубов на четверых хватит… Ну ничего, в речке промой, и бежим наверх. Уху в двух котелках заварим. Здорово! Ладно я сам проснулся да уж у самого обрыва был, когда ты скричал,— Я всё равно думал, — отвечал я, задыхаясь от боли и волнения, — я всё равно думал, — пускай руку откусит, так я её всё равно животом держать буду.Щука неподвижно лежала, вытянувшись на отмели. Тёмно-зелёная спина её и яркие пятнышки на боках так и горели на утреннем солнце.— Смерить-то нечем, — огорчился Мишка, — никак не меньше метра. Эх, и старик обрадуется, небось ругаться позабудет, — хвастливо добавил он и, осторожно потыкав щуку корягой, подхватил её под жабры. — Бежим, что ли!Жёлтые глаза мёртвой щуки блестели так ярко и злобно, что я невольно потрогал покрытую мелкими точками-уколами вспухшую руку.— Бывают щуки даже больше человека, — сказал я, взбираясь на обрыв. — Очень старые. Такая сотни лет живёт, она и человека затянуть под воду может.Но насладиться радостью старика Мишке не пришлось. Он подходил к костру, высоко держа щуку на вытянутых руках, и вдруг остановился.— Серёжка, гляди, чего это с ним? — сказал он растерянно.Василий Петрович лежал лицом кверху, с широко раскрытыми глазами и дышал прерывисто и тяжело. Видимо, он нас не узнавал.— Захворал совсем, — проговорил Мишка. — Вот те клюква-ягода.— Захворал, — испуганно повторил я. — Мишка, что же нам делать?— За водой сходить, — решил вопрос Мишка. — Над ним стоять — немного поможет, а мы его ухой накормим — сразу поздоровеет.Вытащив из кармана складной нож на цепочке, Мишка разрезал щуке брюхо и вдруг громко вскрикнул.— Мишка, что ещё случилось? — испугался я.— Она уж наобедалась, гляди!Из разрезанного живота щуки выглядывала щучья голова поменьше.— Свою же подружку заглотила. А может и та кого слопала? — проговорил Мишка. — Да и недавно, щука-то вовсе свежая. А ну, поглядеть — она может тоже пообедала?Острый Мишкин нож прошёлся по животу проглоченной щуки, и что ж? Из него вывалился окунь немного поменьше,— Удивление, — покачал головой Мишка, — ну, ладно, некогда забавляться, надо уху варить. Этих-то кидай дальше, они нам негодны.Щуку Мишка вычистил быстро, вода в котелке забулькала, в воздухе вкусно запахло ухой, а мы в нерешительности стояли около Василия Петровича, не решаясь с ним заговорить.— Мишка, а вдруг он умрёт? — сказал я в неожиданно всхлипнул.— Не болтай вздора, — проговорил вдруг сердитый голос. Я так и взвизгнул от радости, а Мишка не удержался — свистнул и тут же зажал рот рукой.— Василий Петрович, мы щуку какую поймали, — заговорили мы наперебой, — давайте скорее уху есть. Голову хотели сварить, так в котелок не влезла.Мишка на радостях подставил разинутую щучью пасть к самому лицу больного, но тот равнодушно взглянул на неё и отвёл глаза.— Пить, — невнятно сказал он, жадно схватил кружку с водой, но не допил, уронил, и глаза его снова закрылись.— Он нас ночью своим пальто закрыл, а сам так лежал, вот и простудился, — заметил я.— Нравится так, потому и лежал, — заворчал неукротимый старик, но тут же голос его перешёл в неясное бормотанье и умолк.Мы постояли около него ещё немного и осторожно, на цыпочках, отошли к костру.— Мишка, что же делать? — сказал я с отчаянием,— Есть, — решительно заявил он и опустился на землю. — Кончай всё, ему ещё сварим, жарко — до вечера щука всё равно не продержится. Завтра ещё наловим, может ему тем часом полегчает.Мишка замолчал.— А может его бросим, а по речке домой дойдём? Одни! — проговорил он через минутку каким-то странным голосом и даже отвернулся немножко, но я почувствовал, что он за мной пристально следит.— Мишка, что ты? — от удивления я чуть не выпустил из руки большой кусок рыбы. — Что ты говоришь?Мишка встряхнул головой и потянулся к котелку, который отставил было в сторону.— И наломал бы я тебе, кабы ты по-другому ответил, — сказал он. — На проверку это я, какой ты есть товарищ. Кончай уху, травы ещё нарвём, ему чтобы лежать помягче. Корешков ещё накопаем, а то на одной рыбе далеко не уедешь.— Зовёт! — перебил его я и вскочил с места. — Василий Петрович, вы что сказали?— Воды согрейте, — медленно проговорил старик. — Нога горит очень. — Он закрыл глаза, поморщился и, видимо сделав большое усилие, снова открыл их. — Дорогу знаете? — отрывисто спросил он. — Домой, на Пашийский завод?— Ещё чего! — отозвался Мишка, сразу впадая в прежний самоуверенный тон. — Как по шнурку выйду. У меня глаз…— Сюда-то вы не очень по шнурку шли, — перебил его старик, и глаза его на минуту блеснули прежним насмешливым огоньком. — Или узлом шнурок-то завязывали? Ну, да отсюда проще: по реке дойдёте. Только прямиком для сокращения идти не пробуйте.Старик помолчал.— Ступайте домой, ребятки, — договорил он мягче. — Мне воды оставьте побольше, еды не надо. А я вам план нарисую, как меня найти — для тех, кто искать пойдёт. Найдут легко. Только… пусть поторопятся, с ногой у меня плохо.Мы посмотрели друг на друга. Я заметил, что у Мишки дрогнули губы. Мне тоже дышать стало трудно.— Не пойду! — упрямо сказал вдруг Мишка и даже ногой топнул. — Поправитесь — вместе пойдём. Кто вас тут кормить будет?Брови старика грозно зашевелились и начали сдвигаться.«Рассердился», — подумал я и испугался, но тут же решился: — И я не пойду! — сказал я, но топнуть не посмел. — Мы вам палку вырежем, потом и пойдём все. Я так не могу, как же вы один тут останетесь?— Стой! — крикнул Мишка и хлопнул меня по плечу. — Уж я всё придумал. Доктора нужно? Нужно. Я один и пойду на завод. А ты здесь останешься, что надо, Василию Петровичу делать будешь. Ладно?— Один? — спросил я, и мне даже жарко стало, но тут же я спохватился: — Останусь! Иди, Мишка. Только, — тут я на минутку запнулся. — Только ты, Мишка, очень скоро придёшь? С доктором?— Без меня всё решили и устроили, а я у вас вроде куклы? — сердито заворчал было Василий Петрович и даже попробовал приподняться. Но я с удивлением заметил, что сердится он не так, как вчера, и даже как будто и не сердится вовсе. — Вместе идите, говорю, — продолжал он с усилием. — Вы не понимаете, почему так нужно, а я понимаю, — договорил он каким-то странным голосом.И тут Мишка завёл руку за спину и ущипнул меня так крепко, что я чуть не вскрикнул.— Хорошо, дядень… то есть Василий Петрович, — сказал он послушно, я даже рот открыл от удивления. — Мы только корешков наготовим: вам оставим и себе возьмём. Мы вашу лопатку возьмём. Можно? Поворачивайся, Серёжка!Спустившись с обрыва к реке, Мишка с размаху воткнул лопатку в землю.— Когда болен кто крепко, нипочём ему перечить нельзя, — серьёзно проговорил он. — Ты ему не говори. Серёжка, а пойду я один. Ему и воды тут подать надо и всё. А я уж быстро махну, дня через два назад вернусь. Не сомневайся!Я кивнул головой.Мы работали быстро, но молча, говорить не хотелось.Вернувшись к костру, наложили в горячую золу такой запас корневищ оситняка, что его хватило бы Мишке на неделю. Потом доварили и разделили щуку. Наконец, когда всё было сделано, Мишка завязал мой плотно набитый мешок и вскинул его на спину.— Ну, — сказал он и крепко закрутил левой рукой хохол, — коли что, Серёжка, уж так.— Так, — ответил я и кивнул.Короткий этот разговор был нам обоим понятен.— Пойду! — сказал Мишка отрывисто, повернулся, перешёл поляну и, не оглянувшись, исчез в кустах.Я постоял, посмотрел ему вслед, поцарапал зачем-то ногтем кору дерева, возле которого стоял, и обернулся. Недалеко под кустом видна была неподвижная, прикрытая тёмным пальто фигура…Я помедлил ещё минуту и, наклонившись, принялся усердно рвать траву, чтобы сделать помягче постель Василию Петровичу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики