науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мягкие складки пледа укутывали ее своим теплом.
Пруденс старалась сохранить дыхание ровным и глубоким, не желая выдавать, что уже проснулась. Она не могла вспомнить, когда в последний раз к ней прикасались с любовью и нежностью. Триция могла ущипнуть ее за щеки, чтобы вызвать на них румянец, или послать воздушный поцелуй, опасаясь растрепать парик или размазать краску на губах. В отношении Триции к своей племяннице было больше привязанности, чем любви. Пруденс никогда бы не осмелилась радостно броситься на шею тете Триции из страха, что она может нечаянно испариться, оставив после себя лишь горку пудры, разлетающуюся по ветру.
Прикосновение Себастьяна было удивительным: добрым и заботливым. Этот жест не накладывал на нее обязательств и не требовал ответных действий. Пруденс чувствовала себя ребенком или котенком, доверчиво свернувшимся у его бедра. Его прикосновение было наполнено нежностью, хотя она знала, как мало видел он ее в своей жизни. Девушка лежала неподвижно, желая запомнить, каким бывает ощущение, когда тебя ласкают и нежут.
Когда серый рассвет заглянул в комнату, Пруденс зашевелилась у него на коленях, предупреждая о своем пробуждении.
Глаза Себастьяна были мрачны и затуманены, как рассвет за окном. Пруденс открыла было рот, чтобы заговорить, но он приложил два пальца к ее губам и нежно улыбнулся.
— Мне всегда хотелось о ком-нибудь заботиться.
Он наклонился вперед и коснулся губами ее губ. Пальцы Пруденс боязливо коснулись мягкой поросли на его груди. Поцелуй был болезненно-нежным, теплые губы Себастьяна еще хранили горьковато-сладкий привкус виски.
Пропели первые петухи.
Пруденс отстранилась, в панике бросив взгляд на посветлевшее небо.
— Тебе надо идти.
Себастьян дерзко улыбнулся, и девушка почувствовала опасность, исходившую от этого человека.
— О, я не хочу. Разве не забавно было бы посмотреть на выражение лица Триции, когда она обнаружит нас в таком положении?
Изо всех сил стараясь скрыть, как потряс ее этот недозволенный поцелуй, Пруденс быстрыми движениями свернула плед.
— Будет совсем не забавно увидеть выражение лица палача, когда он придет, чтобы отвести тебя на виселицу.
Лицо Себастьяна стало замкнутым, словно маска упала на него.
— Очень хорошо. Значит, сеновал Джейми. Именно там мы прячем свою добычу. Этот чертенок пригрозил отрубить пальцы на ногах любому конюху, который осмелится проникнуть туда.
Пруденс поплотнее закуталась в халат и прикрыла остатками рубашки плечо Себастьяна. Затем они, крадучись, пробрались к выходу. Впервые Пруденс поприветствовала привычку Триции спать до полудня. Большинство слуг, следуя примеру своей хозяйки, вставали, когда солнце уже светило вовсю. И лишь на кухне работа начиналась с рассветом.
Они проходили через двери террасы, когда рука Себастьяна сжала плечи девушки.
— В чем дело? — прошептала она.
— Ты не могла бы принести мне виски? Если придется довольствоваться только компанией Джейми, оно может мне понадобиться.
Пруденс довела его до статуи Зевса в парке и побежала за виски. Крошечный кинжал Себастьяна лежал, забытый, на ее ночном столике. Она сунула его в карман халата и сбежала вниз по лестнице, подгоняемая первыми звуками просыпающегося дома, доносящимися из кухни.
Пруденс и Себастьян нырнули в полумрак конюшни. Заржала потревоженная лошадь. Себастьян прислонился к кормушке, в то время как Пруденс стала взбираться по шаткой лестнице в логово Джейми.
Джейми проснулся, с рычанием выдернул заряженный пистолет из-под головы и нацелил его в грудь Пруденс.
Она отшатнулась, подняв руки вверх.
— Себастьяну нужна твоя помощь. Он ранен.
Джейми подскочил с ругательством, от которого у девушки покраснели уши. Слишком поздно она поняла, что он был абсолютно голый. В полумраке сеновала он показался ей одной большой раздраженной веснушкой. Девушка быстро отвернулась, в ужасе закрыв лицо руками.
— Я же предупреждал его, чтобы не ездил один, — пробурчал Джейми.
Пруденс украдкой взглянула на него между пальцев. Он натянул на себя поношенные бриджи до колен.
— Это все твоя вина, как ты знаешь, — добавил он.
— Моя вина? — вскрикнула Пруденс. — Я не стреляла в него.
— Но вполне могла бы. — Джейми схватил руку девушки в свою костлявую лапу и подтолкнул ее к лестнице. — Тайни был прав. Он совсем потерял голову с тех пор, как встретил тебя. Если бы он взял меня с собой, я бы укокошил того ублюдка, который подстрелил его.
Бархатистый голос Себастьяна раздался из темного угла.
— Тогда у Триции не было бы четного числа гостей на ее вечеринках.
Джейми сплюнул на сено.
— Мне следовало бы догадаться. Это был Тагберт, да? Проклятые шерифы. Ненавижу их всех.
Пруденс положила руку Себастьяна себе на плечи. Джейми встал с другой стороны. Вдвоем они вскоре подняли его по лестнице и уложили на примятой куче соломы, служащей постелью Джейми.
Джейми торчал рядом с ними, словно ревнивый бульдог, по-детски надув губы, когда Пруденс заботливо подоткнула плед вокруг плеч Себастьяна.
— Держи его в тепле, хорошо? — попросила она.
— Ты дала ему опия?
— Конечно, — парировала девушка. — Я держу его у себя под кроватью рядом с моим кальяном.
Джейми пробурчал что-то невразумительное. Почувствовав укол в бедро чего-то острого, Пруденс вытащила кинжал из кармана.
— Чуть не забыла отдать тебе твой кинжал.
Джейми фыркнул.
— И почему ты не вырезала ему сердце, пока он был у тебя в руках?
Ледяного взгляда Себастьяна было достаточно, чтобы девушка почувствовала облегчение от того, что в данный момент он был выведен из строя. Ей совсем не улыбалась перспектива заботиться о двух раненых мужчинах. Джейми в сердцах ринулся к лестнице. Пруденс сидела, понимая, что должна уйти, но не испытывала желания оставлять Себастьяна на этого гнома.
Сон и виски притупили боль Себастьяна и вернули блеск его глазам. Белоснежная повязка подчеркивала золотистый оттенок его кожи. Усмехнувшись, он поднял графин в шутливом тосте.
Пруденс засмеялась.
— Ты выглядишь настоящим бродягой.
— Если бы тебе удалось стащить сигару, я был бы самым счастливым человеком.
Его серые глаза подернулись дымкой. Девушка знала, что требовалось больше, чем просто сигара для того, чтобы сделать его по-настоящему счастливым.
Клочок неба в открытом окне сеновала подернулся розоватой дымкой. Легкий ветерок играл волосами Себастьяна.
— Ты даже не спросила о своем преданном поклоннике.
— Поклоннике? — непонимающе переспросила Пруденс. Ее рука взлетела ко рту. — О, Боже, ты убил сэра Арло?
Себастьян вздохнул.
— Нет. Но вполне возможно, что мне придется сильно пожалеть об этом. Я мог бы убить его.
Девушка вгляделась в его лицо, встевоженная таким безразличным тоном.
— Почему ты этого не сделал? Себастьян перебирал складки своей юбки.
— Я боялся, что ты будешь плохо думать обо мне.
— Но ведь это незначительная причина для того, чтобы пощадить кого-то, спасая свою жизнь!
Он изумленно вскинул бровь. Пруденс поспешила объяснить.
— Я не говорю, что ты должен был убить его. Тебе не следовало убивать его по более веской причине. Потому, что он хороший человек; или потому, что его мать была бы убита горем; или просто потому, что ты совсем не тот человек, который убивает людей.
— Или грабит их? Или женится на женщине ради ее богатства? Или пылает страстью к ее девственной племяннице?
Себастьян уставился на графин с виски. Граненое стекло раскалывало первые солнечные лучи на сотни алмазных брызг. Его низкий голос завораживал Пруденс.
— Такой человек, как я, сожалеет, что не овладел тобой в ту ночь в хижине арендатора. Он жалеет, что не сделал тебе ребенка, чтобы наш выбор был сделан за нас. — Он поднес графин ко рту, сделал большой глоток и вытер губы тыльной стороной ладони. — Вот какой я человек.
Пронзительный, как сквозняк, голос донесся до сеновала.
— Фиш, ты, должно быть, совсем рехнулся! Не исключено, что это ты сам напился виски.
Пруденс, скованная ужасом, взглянула на Себастьяна.
— Боже милостивый! Это тетя Триция.
ГЛАВА 10
Визгливый голос старика Фиша спугнул утреннюю тишину.
— Вы оскорбляете меня, графиня. Я никогда не злоупотребляю спиртным. Вы бы видели девушку. Это просто скандально! Красться по дому в ночном одеянии. Бог мой, на ней даже не было чепца! — Старческий голос в негодовании срывался. — Она схватила виски и понеслась через лужайку, словно какая-то распутница. — Остальная часть его тирады была заглушена возражениями Триции.
— Я и не представлял, что у старого хрыча такое яркое воображение, — прошептал Себастьян.
Они уставились друг на друга, парализованные приближающимися голосами.
Голова Джейми с безумными глазами взметнулась над лестницей. Он грубо схватил за руку и потащил вниз упирающуюся изо всех сил девушку.
— Спускайся вниз, ты, глупая девчонка! Или ты хочешь, чтобы они поднялись сюда?
— Нет, конечно, нет. Но что я скажу тете? Джейми не дал Пруденс времени на раздумье.
Он подтолкнул ее к краю сеновала и спихнул с лестницы. Девушка пропустила последние три перекладины, оцарапав голени, и приземлилась в сено в тот момент, когда Триция и старик Фиш вошли в конюшню.
Пруденс повернула к вошедшим свою растрепанную голову, глядя на них расширенными от ужаса глазами. Несколько прядей выбились из косы. Она открыла рот, но не смогла произнести ни звука. Сдержанное признание Себастьяна все еще звучало у нее в голове: «Я — человек, который сожалеет, что не овладел тобой в ту ночь в хижине арендатора. Человек, который жалеет, что не сделал тебе ребенка…» Пруденс прикрыла руками живот. Ну почему она не принадлежит к тому типу девушек, которые запросто падают в обморок?
Это показалось ей невозможным, но когда она перепуганно смотрела на тетю и старика Фиша, вытаращенные глаза дворецкого буквально полезли на лоб. Еще каких-нибудь полдюйма, и они, наверняка, выскочили бы и покатились по сену. Пруденс слишком поздно поняла причину его шокового состояния.
Джейми спрыгнул с лестницы, приземлившись рядом с девушкой.
— Куда же ты ушла, детка?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики