науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Забирает деньги у богатых и отдает их тем, кто в них нуждается.
Пруденс поморщилась, услышав из уст ребенка свои собственные наивные слова, произнесенные с такой детской непосредственностью. Мужчины и деньги. Она начинала ненавидеть и то и другое с одинаковым пылом. Даже лаэрд Мак-Кей нашел ее затруднительное положение забавным. А Себастьян всегда между нею и богатством выбирал последнее. Она снова увидела монеты, струящиеся золотым дождем между его длинных сильных пальцев. Касался ли он когда-нибудь ее с такой любовью?
Девочка зарылась своим курносым носиком в мех ее накидки. Пруденс посмотрела на нее, внезапно устыдившись того, что так углубилась в свои горькие размышления и не заметила босых ног и болезненного худенького личика девочки.
Она обняла ее. Нежный запах детского тельца не могла заглушить даже грязь, покрывшая давно не мытые, спутанные волосы и потрескавшуюся от холода кожу малышки.
Пруденс огляделась вокруг, впервые в действительности увидев жалкую деревушку, ютящуюся на бесплодном горном выступе. Почерневшие от непогоды ставни косо висели на закопченных окнах коттеджей. Печные трубы торчали из зияющих дыр в соломенных крышах, сильно потрепанных резкими зимними ветрами. Весна наступит скоро, но недостаточно скоро для этой деревни.
Взгляд Пруденс ненароком упал на стянутый кожаными ремнями сундук, стоящий возле крыльца. Он был наполнен грязными деньгами — грязными деньгами ненавистного д'Артана.
Загадочная улыбка заиграла на губах Пруденс. Она крепче обняла девочку.
— Расскажи мне еще об этом твоем Робин Гуде, малышка.
Когда Себастьян вернулся, то застал Пруденс сидящей на сундуке в окружении кучки хихикающих, непоседливых ребятишек. Он резко остановился, захваченный врасплох очаровательным зрелищем. Волосы Пруденс были растрепаны, лицо порозовело от смеха. Грустная улыбка тронула его губы.
Как легко было представить ее с другим ребенком на коленях! Со светловолосой маленькой девочкой с серьезными фиалковыми глазами и хрипловатым, колдовским смехом. Или, быть может, с мальчиком с блестящими темными волосами.
Джейми едва не наехал на него повозкой, заставив отскочить в глубокий мокрый снег. Улыбка Себастьяна померкла. Он не мог себе позволить лелеять безумную надежду на то, что ночь, которую они с Пруденс провели в объятиях друг друга, могла принести свои плоды.
Себастьян подошел к своей жене. Светловолосый мальчуган обвил тоненькими ручонками шею Пруденс и настороженно посмотрел на него ревнивыми глазами.
Себастьян заложил руки за спину.
— У тебя тут целый выводок. Это все твои?
Пруденс похлопала малыша по колену.
— Только самые послушные.
Джейми слез с повозки, почесывая живот.
— Их тоже загружать?
Себастьян вопросительно вскинул бровь, оставляя решение за ней.
— Конечно, нет, — сказала Пруденс, отцепляя детей от своих юбок и вручая малыша мальчику постарше с серьезным не по годам взглядом. — А теперь бегите все по домам.
Ребятишки гурьбой помчались к крыльцу, их веселый смех зазвенел в тишине. Последней уходила белокурая девчурка. Она прижалась губами к щеке Пруденс и пылко прошептала:
— Я никогда не забуду тебя, дева Мэриан. Никогда. Даже если доживу до двадцати лет.
Восхищенным взглядом девочка окинула Себастьяна с головы до ног, присела в реверансе и упорхнула вслед за своими друзьями.
Себастьян с любопытством наблюдал за девочкой.
— Дева Мэриан?
Пруденс разгладила юбки.
— Это просто игра, которую мы сами придумали.
Джейми выжидающе смотрел на нее. Она заправила выбившиеся пряди в косу, стряхнула пыль с ботинок и поплотнее укуталась в свой редингот.
Джейми закатил глаза.
— Прошу прощения, принцесса Пруденс, но мне нужно погрузить золото.
— О!
Девушка встала, потянулась, как ленивая кошка, и неторопливо отошла в сторону.
Джейми ухватился за одну из кожаных ручек. Сундук не сдвинулся с места. Пруденс запаниковала.
Он бросил на Себастьяна сердитый взгляд.
— Это вполне в духе Тайни скрыться в своем коттедже, когда тут есть для него работа.
Себастьян наклонился, чтобы помочь, но Джейми, от натуги раздувая щеки и фыркая, поднял сундук обеими руками.
— Такое чувство, что эта чертова штука набита камнями, — выдохнул он.
Пруденс поперхнулась и зашлась в кашле. Джейми погрузил сундук на повозку, громко ругаясь.
— Не хватило ума попросить бумажных денег. Захотелось заполучить сундук золота, как какому-то чертову пирату. — Он повысил голос. — Ты жаден, как скотт, Себастьян Керр, и всегда таким был!
Джейми забрался в повозку и опустился на сундук, тяжело дыша. Он с сочувствием взглянул на Пруденс.
— Не забывай, девушка. Джейми Грэхем сказал это первым. Этот человек жаден, как шотландец.
Пруденс свесила ноги с каменистого выступа и наблюдала, как снег пушистым покрывалом укутывал серые скалы. Погода в горах была такой же изменчивой, как и настроение Себастьяна. Кто бы мог поверить, что вот-вот наступит март?
На полпути к родному замку Себастьяна мелкая снежная крупа сменилась мягкими хлопьями, которые кружились, подгоняемые ветром, в стремительном диком танце.
Свежий снежок захрустел под сапогами Себастьяна. Он остановился рядом с ней и поставил ногу на камень.
— Красиво, да?
Она презрительно фыркнула.
— Терпимо, полагаю.
Солнце выбрало именно этот момент, пробилось сквозь толщу облаков на западе и позолотило туманные вершины. Под яркими лучами заискрился в ущелье снег. Мохнатые хлопья упали на ресницы Пруденс. Она заморгала, стряхивая их, и внезапно почувствовала необыкновенную легкость в душе и с ликованием оглянулась вокруг. Как легко будет полюбить эту землю! Так же легко, как и полюбить этого мужчину, стоящего бок о бок с ней, любуясь величественными вершинами, возвышающимися, как властелины, над бренным миром.
Тучи нависли над ущельем, затмевая солнечный свет. Пруденс поежилась и плотнее закуталась в свою накидку.
Себастьян уселся на придорожный валун, вытянул ноги и развернул сверток из промасленной материи. Он взял в руки аппетитный кусок баранины, поднес ко рту и вдруг лукаво взглянул на Пруденс. В его глазах заплясали веселые чертики.
— Ты ведь помогала миссис Грэхем готовить это мясо? Учитывая твою любовь к приправам из опия, возможно, будет лучше, если ты попробуешь кушание первой.
Он поднес мясо к ее губам. Глаза Пруденс гневно сверкнули.
— А если я заменила опий на мышьяк?
Себастьян беспечно пожал плечами.
— Значит мне придется жениться на другой герцогине. В конце концов, есть еще вдова герцога Глейсестера. Она, правда, немного толстовата и неряшлива, зато сговорчива.
Пруденс вырвала у Себастьяна мясо зубами, чуть не откусив ему пальцы. Она с трудом проглотила кусок. Сочная баранина застревала у нее в горле, как камень.
Убедившись, что после съеденного здоровью его жены ничего не угрожает, Себастьян с жадностью набросился на еду. У Пруденс пропал аппетит, и она с отвращением наблюдала за трапезой изголодавшегося мужчины.
— Мне следовало позволить Арло повесить тебя.
— Ты слишком хорошо воспитана для этого. Слишком англичанка. Конечно, мы не должны забывать, что именно благовоспитанные англичане перерезали глотки шотландцам, которые лежали раненые на поле сражения. — Он усмехнулся ей. — По старинным законам кланов ты должна стать не столько моей женой, сколько моей рабыней.
Холодный взгляд его серых глаз предупредил ее о сотнях опасностей, таящихся за этим коротким словом. Пруденс уткнулась покрасневшим носом в воротник накидки.
— Хорошо, что мы подчиняемся английским законам.
— Взгляни сюда, ангел.
Себастьян обнял ее за плечи, указывая на покрытые снегом горные вершины с зеленеющими на них островками шотландской сосны и затерявшееся среди серых скал озеро цвета индиго.
— Теперь ты подчиняешься моим законам, ангел.
Бледная луна поднялась в сумеречное небо, и горы потерялись в сером бархате наступающей ночи. Пруденс направила лошадь Себастьяна вверх по скользкой тропе. Они объехали скалистый выступ, за которым ей открылся захватывающий воображение вид на Данкерк.
Гнев и отчаяние, в котором она пребывала после своего нелепого, унизительного замужества, сменились странным оцепенением. Еще никогда она не чувствовала себя такой одинокой. Как мог Себастьян променять ее любовь на эти ветхие руины?
Для Пруденс, прожившей всю жизнь среди зеленых лугов Англии и туманного побережья Нортамберленда, застывший камень выглядел таким же отталкивающим и угрожающим, как логово циклопа. Лунный свет посеребрил стены мрачного замка, и она содрогнулась при мысли о том, как дико, должно быть, воет ветер в высоких башенках.
Их лошади поднялись вверх по каменистому склону и вошли во двор. Пустота и заброшенность царили в маленьком замке, и казалось, что он ждал любовного прикосновения заботливых рук владельца, который так долго не возвращался к нему. Лишайник полонил осыпающиеся стены, и за пятнадцать лет запустения некогда величественное строение пришло в упадок.
Повозка Джейми стояла во дворе, но самого его нигде не было видно.
Не нарушая гнетущей тишины, Себастьян спешился и предложил ей руку. Пруденс разминала затекшие за долгую дорогу ноги, пока Себастьян высекал огонь, чтобы зажечь огарок свечи. Трепещущий язычок пламени осветил его красивое лицо, но такое же холодное и замкнутое, как покинутый замок. И Пруденс захотелось узнать, о чем он мог думать в эту минуту, что вспоминать.
Себастьян открыл поскрипывающую на ржавых петлях тяжелую дубовую дверь и вошел внутрь. Пруденс пугливо жалась к мужу, радуясь его присутствию.
«Величественный чертог» было слишком смелым определением для этого, похожего на пещеру, жилища. Тусклый свет пробивался через узкие щелеподобные окна, освещая каменные полы, усеянные птичьим пометом. Истлевшие кости и осколки глиняной посуды были сметены в угол. Камины-близнецы, расположенные в обоих концах холла, покрытые толстым слоем пыли и золы, пустовали, позабыв о тепле огня. Паутина оплела тусклые бронзовые гнезда для факелов.
Странное чувство охватило Пруденс. Она внезапно представила Себастьяна, одетого с элегантной небрежностью в богато обставленной гостиной Триции.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики