науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Себастьян вытянул руку из-под нее и приподнялся на локте.
— А если бы кто-нибудь еще сказал тебе, что этот разбойник будет целовать тебя?
Она сглотнула.
— Я бы сочла его сумасшедшим, помешанным, душевнобольным.
Ее голос затих, когда мужчина прижал ее руку к губам, дразня языком нежную кожу. Его голова склонилась над ней, закрывая слабый очаг света. Девушка затрепетала от неведомого ранее ощущения, жаркой волной стремительно охватившего все тело. Он нежно припал губами к ее губам, глубоко проникая языком в рот, нежно обследуя его, возбуждая своими медленными и завораживающими движениями.
Губы мужчины были именно такими, какими Пруденс и представляла их себе: нежными, жадными и требовательными.
— Восхитительно, — пробормотал он, осыпая легкими, быстрыми поцелуями ее полную нижнюю губу и уголки рта.
Никто и никогда прежде не называл ее восхитительной. Пруденс почувствовала, что сейчас может лишиться чувств, но тогда мужчина продолжит целовать ее. Или, хуже того, он может остановиться. Она постаралась скрыть свое разочарование, когда он сделал именно это.
Теплые губы мягко коснулись ее век.
— Закрой глаза.
Его рука обхватила подбородок девушки, большой палец скользнул по нижней губе.
— И открой рот.
— Я, я не знаю, — нервно проговорила Пруденс, — говорил ли вам кто-нибудь об этом прежде, но у вас есть склонность всеми командовать. Этот недостаток характера может быть исправлен, если…
Прежде чем она успела договорить, Себастьян наклонился и мягко поймал ее нижнюю губу зубами. Тихий вскрик был заглушен ловким вторжением его языка. Рука сжала ее подбородок, удерживая рот девушки открытым до тех пор, пока у нее не осталось ни сил, ни желания сопротивляться. Затем его пальцы скользнули вокруг шеи к затылку в нежнейшей ласке. Язык Себастьяна тщательно исследовал ее губы и погрузился глубже.
Пруденс почувствовала на себе тяжесть его разгоряченного тела. Ей бы следовало отстраниться. Порядочные женщины так не целуются. Но почему-то то, как этот мужчина захватил и ласкал ее рот, было не отталкивающим, а пленительным. Она робко ответила на призывные движения его языка.
Разбойник застонал, словно от мучительной боли, запутавшись в ее волосах своими сильными пальцами.
Пруденс отпрянула назад, внезапно вспомнив о его сломанной лодыжке.
— Я делаю вам больно?
— Ага, девочка. Ты убиваешь меня, и мне это нравится.
Восхищение Себастьяна усилилось, когда он понял, что ее еще никогда не целовали. Он находил невинность девушки очаровательной, ее робкий отклик безумно чувственным и непосредственным. Его мысли метнулись к тем вещам, которым бы он так хотел научить ее.
Мужчина целовал Пруденс до тех пор, пока она не стала задыхаться. Она не могла сказать точно, когда один поцелуй заканчивался, а другой начинался. Этот мужчина был прирожденным грабителем, крадущим ее дыхание и волю с каждым мучительно-сладостным движением языка. Ему не нужны были ни пистолеты, ни шпаги, чтобы подчинить ее своей власти и заставить следовать за собой.
Когда охватившая ее тело сладостная истома протянула свои цепкие щупальца к низу живота, Пруденс приняла приглашение Себастьяна исследовать его рот своим языком, и, вначале стыдливо, а затем со все возрастающей настойчивостью, она приникла к его теплым губам, стремясь полнее утолить свой голод.
Пруденс не сознавала, что ее капитуляция делала с Себастьяном, как прикосновения ее языка к его собственному доводили его до безумия. Единственное, что она могла осознать в этот момент, — это только свою слабость и беспомощность в его объятиях.
Котенок Пруденс, возмущенный отсутствием внимания к себе и заботы со стороны хозяйки, незаметно покинул ложе и свернулся клубочком у очага.
Себастьян воспользовался возможностью и, скользнув рукой по груди девушки, нежно обхватил ее податливое тело, почувствовав, как оно затрепетало от его прикосновений. Кончики его пальцев отыскали упругую вершину под тонкой тканью рубашки. Себастьян слегка сжал набухший бутон груди, возбуждая девушку нежными искусными ласками.
Эти ласки лишали Пруденс способности здраво мыслить. Никто к ней раньше так не прикасался. Пруденс своим затуманенным сознанием не сразу определила источник этого нового для нее, пьянящего наслаждения, охватившего сладостной волной каждую клеточку ее тела. Она и понятия не имела, что прикосновения мужчины могут быть такими желанными.
От внезапного стыда жарко запылали щеки. Разве порядочные девушки так ведут себя? Он решит, что она такая же бесстыжая потаскушка, как Девони Блейк. Чувство вины и паника заглушили ее наслаждение. Пруденс увернулась от губ мужчины и уперлась руками ему в грудь.
— Пожалуйста, перестаньте. Умоляю вас.
Себастьян поднял голову. Его пальцы застыли в своих сладостно-мучительных движениях, но рука по-прежнему нежно сжимала ее грудь. Несколько долгих секунд Пруденс слушала прерывистое дыхание мужчины, прежде чем нашла в себе смелость повернуться к нему. Она почувствовала напряжение его лица и твердость оценивающего взгляда. Быть может, он решил, что она дразнит его?
— Вы сказали, что не причините мне боли, — прошептала девушка.
Его губы нежно коснулись ее шеи, мочки уха.
— Так больно?
Большой палец погладил вершину груди.
— Или так?
Пруденс выгнулась, не в силах скрыть трепет наслаждения.
— Нет… да. Я не знаю. Я просто хочу, чтобы вы остановились.
Себастьян легонько дунул ей в ухо.
— Зачем ты пришла сюда со мной?
— Не для этого.
— Ты так уверена?
Мысли Пруденс были такими путаными, а ощущения так новы для нее и остры, что она уже не была уверена в своих истинных желаниях.
— Я пришла, потому что вы нуждались в помощи.
Это прозвучало неубедительно даже для нее самой.
Себастьян покачал головой.
— Ты пришла, потому что тебе было скучно. Потому что уже давно в твоей жизни ничего не происходило. Я разглядел твое лицо под дождем, видел голод в твоих глазах.
«Это не так!» — хотелось ей крикнуть в ответ. Этот мужчина причинил ей боль уже только тем, что угадал правду, в которой Пруденс боялась признаться даже самой себе и поэтому так яростно отвергала.
Она вновь попыталась отвернуться, но он поймал ее рукой за подбородок.
— Такой женщине, как ты, не понадобилось бы много времени, чтобы устать от щеголей в бархате и кружевах, в напудренных париках и с изящными манерами. Они посвящают тебе стихи, но слишком робки и хорошо воспитаны, чтобы поцеловать тебя так, как тебе хотелось бы.
Пруденс облегченно расслабилась. Он ошибался. Он ничего не знал о ее жизни.
Себастьян отстранился, почувствовав, как она задрожала. Вначале он испугался, что довел ее до слез. Но вот с губ девушки сорвался сдавленный смех.
Пруденс смеялась от души, сквозь смех произнося какие-то слова.
«Что там лепечет эта девчонка?» — с раздражением подумал Себастьян. Он был не из тех мужчин, которые выслушивают от женщин всякие глупости. Но он бы с радостью слушал ее болтовню, если бы смог стащить нижнюю юбку с ее стройных бедер и снять через голову сорочку. Себастьян зарылся лицом в мягкую, блестящую массу ее волос, соблазненный таким видением. От них исходил дурманящий аромат лилий после дождя.
«Тебе не нужна поэзия, Пруденс. Ты — сама поэзия».
Она лежала под ним очень тихо. Ее руки слегка сжимали плечи мужчины, ни притягивая ближе, ни отталкивая.
Себастьян знал, что должен принять решение. Сломанная лодыжка не помешает ему овладеть этой прелестной девушкой, если он этого захочет.
По правде говоря, в осуществлении этого желания его не остановила бы даже сломанная шея. И все же, в глубине души его страсть боролась с его измученной совестью.
Себастьян обещал не причинять ей боли. А он был достаточно мудр, чтобы понимать, что некоторым женщинам обольщение могло причинить такую же боль, как и насилие. Если утром он отошлет ее домой с чувством стыда за то, что безрассудно отдалась незнакомцу, цена ее приключения в грозовую ночь может быть слишком высока. И потом, для женщины всегда существует риск забеременеть и родить внебрачного ребенка. Ублюдка. Как и он сам. Себастьян знал способы уменьшить этот риск, но его страсть к этой девушке была так сильна, что он не мог доверять себе в этом. Себастьян поднял голову.
— Позволила бы ты мне, — спросил он серьезно, — снять с тебя всю одежду и прикоснуться руками и губами к твоему обнаженному телу, если бы я пообещал не делать ничего другого?
— Я бы предпочла, чтобы вы не делали этого. Но, спасибо вам, сэр, за то, что спросили.
Он отстранился от девушки со стоном отчаяния. Каждая клеточка, каждый мускул его утомленного тела болели, а невозможность обладать столь желанной для него женщиной лишь усиливала его страдания.
Пруденс коснулась его руки.
— Я, действительно, очень признательна. Вы очень добры ко мне, что не…
Себастьян положил руки под голову и пробормотал:
— Оставь свою признательность при себе до тех пор, пока у тебя уже не будет в ней нужды.
Девушка замолчала. Ее слова благодарности лишь увеличивали раздражение Себастьяна.
— О, давай, продолжай говорить, хорошо? Говори о чем-нибудь. О чем угодно. Предпочтительно, о чем-нибудь чертовски неприятном, чтобы отвлечь мои мысли от… моей сломанной лодыжки. Говори о волосатых монахах, дохлых лягушках. Процитируй, наконец, что-нибудь из Шекспира.
— Почему вы грабите? — задумчиво спросила Пруденс.
— Почему вообще грабят? Из-за денег.
— Денег для чего?
Себастьян открыл было рот, чтобы ответить что-либо дерзкое, и был удивлен не меньше, чем она, когда выплеснулась правда.
— Чтобы выкупить назад землю моего отца и фамильный замок у негодяя Мак-Кея, который украл их.
Девушка приподнялась на локте. Он мог едва различить в темноте очертания ее фигуры, но интерес и любопытство девушки были просто осязаемы. Он осознал, что сейчас сказал ей больше, чем говорил тем мужчинам, которые были вместе с ним в течение последних семи лет.
— Как вы потеряли свою землю? — спросила она.
— Удача не навещала нашу семью. Мой дед связал свою судьбу с красавчиком принцем Чарли в сорок шестом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики