науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Когда он был разбит, английская корона лишила нас всех наших титулов. Мак-Кей забрал землю. Когда мой отец умер, Мак-Кей взял и замок.
— А вы никогда не задумывались о том, чтобы честно трудиться?
— Однажды. Когда я был моложе и глупее, чем сейчас. Но когда ты приходишь с Высокогорья, жители равнины плюют на тебя. Я не мог позволить себе закончить образование. Что мог я делать? Я мог грабить, запугивать людей до смерти. Так что, я прекрасно воспользовался своими талантами.
— Но, быть может, у вас достаточно денег, чтобы купить другой замок?
— Я хочу свой замок. Данкерк был единственной гордостью моего отца. Я сделаю все, чтобы вернуть его назад.
Тоскливые нотки послышались в ее голосе.
— Вы, должно быть, очень любили своего отца?
Себастьян закрыл глаза.
— Я ненавидел этого негодяя. Каждую секунду я желал ему смерти. — Он зевнул. — Спокойной ночи, мисс Пруденс.
Пруденс долгое время молчала.
— Спокойной ночи, мистер… Ужасный.
Она натянула одеяло на них обоих.
— Вам следует быть осторожнее. Грабеж — опасное занятие. Рискованное не только для вашей шеи, но и для души.
Он приоткрыл один глаз.
— Ты бы плакала, если б меня повесили?
— Думаю, что да.
— Тогда я буду проявлять большую осторожность, чем прежде.
Себастьян отыскал руку девушки и положил на свою грудь, словно определяя ей там место.
Пруденс долго лежала без сна, глядя в потолок, пока монотонный шум дождя и ровное биение сердца разбойника под ее ладонью не убаюкали ее.
Проснувшись, Себастьян обнаружил себя лежащим в потоках яркого солнечного света, затопивших всю хижину. На миг он подумал, что находится в спальне лондонского дома своей любовницы. Но где же бархатный полог кровати, роскошная мягкость пуховых подушек, гладкие, холодные мраморные стены? Его любовница терпеть не могла солнечного света и держала тяжелые портьеры задернутыми до середины дня.
Он протер сонные глаза, огляделся и изумленно улыбнулся. Пруденс подперла рапахнутую дверь ржавой кочергой и сорвала толстую мешковину с окон. Ласковый ветерок приносил с улицы пьянящий запах мокрой земли, аромат жимолости и умытой дождем зелени. Утренний луч пробрался даже по дымоходу и осветил идеально чистый очаг. Крошечная хижина сияла чистотой. Себастьян не сомневался, что он единственный здесь остался самым грязным.
Метла в руках Пруденс выглядела, скорее, как ведьмино помело, неведомым образом оказавшееся здесь, чем как предмет, предназначенный для наведения порядка в доме. Ее котенок, забавно подпрыгивая, ловил пылинки, мечущиеся в солнечных лучах. Себастьян заложил руки за голову, с удовольствием наблюдая за плавными, грациозными движениями девушки, сметающей пыльную паутину с потолка.
Она увлеченно работала, напевая что-то веселое себе под нос. Солнечный свет, пронизывая тяжелый каскад ее волос, придавал им редкий оттенок червонного золота. На ней по-прежнему были лишь сорочка и нижняя юбка. Когда девушка прошла мимо двери, солнце высветило ее длинные, стройные ноги и округлые бедра. Острая горечь сожаления пронзила Себастьяна, и он тихо выругался. И что на него нашло? Почему он был таким милосердным прошлой ночью? Не следуя взглядом за Пруденс, он умерил свое вожделение, чувствуя странную удовлетворенность от того, что бесстыдно не воспользовался доверчивостью девушки.
Пруденс заставила его сожалеть о том, что он был сыном грубого лаэрда-горца, а не сыном арендатора. Как прекрасно было бы, просыпаясь каждое утро, наблюдать такую милую сцену: сверкающий чистотой домик; напевающая, веселая жена. Нетрудно было представить троих или четверых малышей, цепляющихся за юбку Пруденс.
При мысли о детях его лицо потемнело. Женщина, на которой он собирался жениться, была молода и очень богата и вряд ли смогла бы отличить один конец метлы от другого. И она не захочет испортить талию, вынашивая его детей. С этой мечтой было покончено, и лучше о ней забыть. Только Данкерк имел теперь для него значение.
— Если бы я проспал дольше, то ты бы уже, наверное, повесила занавески и взялась вязать салфетки.
Его голос прозвучал резче, чем ему того хотелось. Пруденс резко обернулась, со стуком уронив метлу. Тонкая паутинка слетела вниз и легла поверх ее волос.
Девушку удивило то, что он так сердито смотрит на нее из-под насупленных бровей. Она примирительно пожала плечами.
— Уборка — привычное для меня занятие. Моя мама умерла молодой. Я заботилась об отце, когда он жил в Лондоне. Она сделала шаг к стулу, на котором висело ее платье.
— Как ваша лодыжка?
— Все еще сломана. Моему человеку, Тайни, придется потрудиться, прежде чем вправить ее на место.
Себастьян попытался сесть, поморщившись от острой боли.
— Я надеялся, что тебя уже не будет, когда я проснусь.
Пруденс неуверенно обвела рукой хижину.
— Здесь было так много пыли. Я решила, что следует хоть немного навести порядок.
— Уверен, что Тайни по достоинству оценит это, когда будет пить свой вечерний чай. Но теперь тебе лучше уйти. Он немного непредсказуем. Он может нечаянно покалечить тебя.
Растерянная улыбка появилась на губах Пруденс. Заявлению о том, что ее мог терзать кто-то, по имени Тайни, недоставало подлинной угрозы. Девушке хотелось, чтобы он перестал так сердито смотреть на нее. Она должна была что-то сделать, чтобы он взглянул на нее так же нежно, как прошедшей ночью. Ее лицо просияло, когда взгляд упал на стоявшую на столе миску.
Пруденс подхватила ее и поднесла ему так, словно это было чаша Грааля.
— Я вымыла ваш пистолет. Он был весь в грязи. Себастьян застонал, уставившись на свое оружие, лежащее в миске с водой. Он достал его двумя пальцами. Вода тонкой струйкой вытекала из ствола. В одном она была права: пистолет больше не был грязным.
Девушка выглядела такой довольной собой, что его угрожающее рычание сникло до сдавленного: «Спасибо».
Усмехнувшись, Себастьян смахнул паутину с ее волос. Его взгляд смягчился, и сердце Пруденс забилось чаще. Ее тетя, должно быть, права, подумала девушка. Мужчинам больше нравятся безмозглые дурочки. Ему даже не пришло в голову, что она вымыла его оружие только для того, чтобы он не смог застрелить ее.
Но мысль о том, чтобы застрелить очаровавшую его девушку, вряд ли была у Себастьяна на уме, когда он склонился к лицу Пруденс. Девушка хорошо усвоила уроки ночи. Ее темные ресницы опустились, прикрывая глаза, розовые губы трепетно приоткрылись. Себастьян застонал, прижимаясь к ее губам и погружая язык в теплую, влажную раковину ее рта. Он обнял девушку, зажав в руке забытый, ненужный сейчас пистолет.
Гневный рык в дверях заставил Пруденс теснее прижаться к мужчине.
— Что это значит, Керкпатрик? Ты собираешься позабавиться с девчонкой или пристрелить ее?
Себастьян предостерегающе приложил палец к дрожащим губам Пруденс.
— Выше голову, детка, — прошептал он. — Сейчас ты познакомишься с моими веселыми парнями.
ГЛАВА 3
Пруденс медленно повернулась лицом к вошедшим. Керкпатрик крепко удерживал ее за талию.
«Мужчины не выглядят веселыми», — подумала она. Солнечный свет померк перед белокурым гигантом, закрывшим собой дверной проем. Он пригнулся и вошел в хижину, в которой сразу же стало тесно; пол застонал под тяжелыми шагами обутых в сапоги ног. Это мог быть не кто иной как Тайни.
Он откинул назад голову и оглушительно рассмеялся, сотрясая стены ветхого строения.
— Я напугал тебя, а? Ты хорошо научил меня. «Подкрадывайся неслышно, если хочешь разбогатеть».
Его длинная косматая борода и ореол белокурых волос делали его похожим скорее на викинга, волею судьбы заброшенного сюда, чем на пограничного шотландского грабителя. Пруденс едва ли удивилась бы, если бы он перебросил ее через плечо и понес на свой корабль. Девушка прижалась к груди Керкпатрика и в испуге склонила голову ему на плечо.
Пруденс вцепилась в него еще сильнее, когда некое шутовское существо, сидящее на подоконнике издало гнусавое восклицание:
— Позор, Керкпатрик! Где твоя маска? Видно, что тебя не сильно волнует судьба этой малышки, а? Мне прихватить ее с собой на прогулку сейчас или попозже?
Пруденс решила, что он был самым уродливым ребенком, которого она когда-либо видела. Но вскоре поняла, что он был вовсе не ребенком, а юношей. Его острые мелкие черты напоминали скорее лисью мордочку, чем лицо человека; потемневшие от загара руки были худы и жилисты. Он, причмокивая, высасывал нектар из цветка жимолости и нагло ухмылялся Пруденс.
— В этом не будет необходимости, Джейми, — сказал Керкпатрик. — Девчонка слепа.
— Слепа? — эхом отозвался гигант.
— Слепа? — потрясение переспросила Пруденс. Керкпатрик больно ущипнул девушку, и она послушно сощурилась.
— Вы меня слышали? — повторил он. — Она слепа и не видит ничего, кроме слабого света и неясных очертаний предметов. Сбившись с пути, она забрела на эту гору прошедшей ночью.
Джейми смял цветок в своем веснушчатом кулаке.
— А что она делала на этой горе? Собирала маргаритки?
Прежде, чем Керкпатрик успел ответить, Пруденс выпалила:
— Я была на пикнике.
Брови Тайни угрожающе сошлись на переносице. Он скрестил могучие, как березовые стволы, руки на своей груди.
— Не мокровато ли для пикника, а?
Керкпатрик предостерегающе дернул ее за волосы. Но девушка проигнорировала его предупреждение.
— Но ведь день был хороший. Видите ли, я блуждала много часов, пока ваш лаэрд не оказался настолько добр, что спас меня и привел сюда… в свой замок.
— Наш лаэрд? — загоготал Джейми.
— Его замок? — переспросил Тайни.
Пруденс пошарила рукой по полу перед собой, поморщившись, когда острая заноза вонзилась ей в палец.
— Мне, пожалуй, пора собираться. Лаэрд Керкпатрик сказал, что один из вас, его слуг, проводит меня к дороге, где я смогу подождать какой-нибудь экипаж, чтобы добраться до дома.
— В самом деле? — Тайни нахмурился. — Наш лаэрд — добрейшая в мире душа, — ядовито заключил он.
Себастьян ухмыльнулся.
— Они всегда это твердят.
Пруденс поднялась. Джейми соскочил с подоконника в хижину. Лицо Себастьяна напряглось, но он и бровью не повел, чтобы выдать себя.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики