науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мужчина улыбался. Она медленно перевела взгляд на подножие холма, ее глаза сузились до ярко-фиолетовых щелок. В этот момент кот Себастьян выскочил из-за дерева с выгнутой спиной. С громким лаем, переходящим в жалобное поскуливание, следом за ним трусил Борис. Котенок пятился боком, шипя, словно маленький демон. Взмахом одной мохнатой лапы он прочертил алый след на блестящем носу Бориса. Взвизгнув от боли, дог отскочил назад и помчался к усадьбе, поджав хвост. Котенок улегся на бок и принялся вылизывать себя своим розовым шершавым язычком.
Себастьян откинул голову и от души захохотал.
— Но я думала, что Борис разорвал… — Пруденс зажала рот рукой, но веселый смешок все-таки успел сорваться с ее губ. Слезы радости заструились по ее щекам. Себастьян вытер их пальцами.
— Сквайр Блейк скорее бы съел твоего котенка, чем этот трусливый остолоп. Не далее, чем вчера за чаем я видел, как старикан пожирал глазами павлинов.
Это вызвало у Пруденс взрыв веселого смеха. Обессилев, она прильнула к плечу Себастьяна. Он обвил смуглой рукой ее за талию и крепче прижал к себе. Губы мужчины коснулись ее щеки. Слишком поздно девушка осознала, что его объятие было совсем не родственным.
Бесконечность последней недели забылась, когда Себастьян коснулся губами мягкой, не знающей пудры, щеки девушки. Ее глаза были плотно закрыты, а руки крепко сжаты в кулаки на его плечах. Себастьян прижался губами к ее пушистым ресницам и слизал солоноватые капельки, застывшие в уголках глаз. Он покрыл легкими поцелуями мокрое от слез лицо, прильнул к ее рту, проникнув языком между приоткрытых ему навстречу губ. Этот поцелуи еще сильнее разжег медленный, постоянный огонь в паху. Себастьян нежно обнял девушку, притягивая ее бедра к своей жаждущей плоти. Для него уже было недостаточно находиться внутри ее изумительного рта. Он хотел быть внутри нее везде. «О, Боже», — подумал Себастьян. Он безнадежно влюбился в эту милую, неловкую, очкастую старую деву.
Он спрятал лицо в укромной впадинке на ее шее.
— О, девочка, я так скучал по тебе.
Установилось долгое молчание. Пруденс толкнула кулачками Себастьяна в грудь и вскочила на ноги, словно камень, на который она опиралась коленями, внезапно превратился в раскаленные угли. Тяжелая копна волос разметалась по плечам.
Себастьян встал рядом с девушкой, все еще дрожа от желания.
— В Лондоне хватило бы одного мимолетного взгляда на твои волосы, чтобы все придворные щеголи поняли, почему пудра и парики начинают надоедать.
Пруденс вздернула подбородок, и он увидел, что страх мелькнул в ее глазах.
— Вы следили за мной.
Нотка обвинения послышалась в голосе девушки. Себастьян сделал нерешительный шаг вперед. Она настороженно отступила от него. Себастьян сомкнул руки за спиной, стараясь выглядеть истинным деревенским джентльменом.
— Я забеспокоился, когда увидел, что ты побежала за собакой. Парадоксально, что я должен постоянно напоминать тебе, но в округе бродят грабители. Тебе не следовало бы выходить без сопровождения.
— Не менее парадоксально, что я должна напомнить вам, лорд Керр, но грабители есть и в гостиной моей тети. Так что здесь не более опасно, чем там. Было бы так же просто для вас уронить мне на голову бюст Платона, как и утопить меня в пруду, хотя первое преступление было бы не таким чистым.
Себастьян был еще слишком возбужден и снедаем желанием обладать ею, чтобы понять, о чем она говорит. Его взгляд скользнул по матовой коже, открывающейся взору под расстегнутым воротом ее платья, затем спустился вниз по телу к пальцам ног, выглядывающим из порванных чулок.
— Мне страшно подумать, что такие мужчины как я могли бы сделать, застав тебя в таком уязвимом состоянии и в таком уединенном месте.
Пруденс усмехнулась.
— Вам совсем не страшно думать об этом. Совсем наоборот, дядя Себастьян, — язвительно добавила она. — Мое уязвимое состояние — просто удача для вас.
Его брови сошлись на переносице.
— Каким же негодяем ты должна считать меня? Пруденс выводило из себя то, что несмотря на его репутацию бандита и убийцы, ее по-прежнему зачаровывало дразнящее прикосновение его губ, быстрая смена эмоций на его мужественном лице. Ее губы упрямо сжались, и девушка поспешила отвернуться от Себастьяна, пока она не попросила у него прощения за то, что он вынужден убить ее.
— Я считаю вас худшим из негодяев. Если вы желаете и дальше играть любящего дядю, вам лучше поискать другую жертву. Какую-нибудь простушку, которую вы сможете научить мошенничать в висте и будете баюкать на коленях, прежде чем всадить ей между лопаток свой грязный кинжал.
Пруденс содрогнулась, когда его рука скользнула под ее волосы и обхватила шею. Она бы предпочла удар или пощечину этой убийственной нежности.
— Мне бы очень хотелось баюкать тебя на коленях, — пробормотал Себастьян. «Или лучше на чем-нибудь другом».
Большим пальцем мужчина медленно гладил нежную кожу возле уха, и Пруденс знала, что он чувствует сумасшедшее биение ее пульса. Она отбросила ласкавшую ее руку.
— Прекратите! Ненавижу, когда вы прикидываетесь добрым.
Рука Себастьяна сомкнулась на ее предплечье. Ее слова, наконец, начали проникать сквозь чувственный туман к его сознанию. Он осторожно повернул девушку лицом к себе.
— Было бы более естественно, если бы я задушил тебя твоим чулком?
Пруденс ощущала жар его прикосновения сквозь легкую ткань платья. Она больше не могла скрывать страх, от которого предательски дрожали губы и срывался голос.
Руки Себастьяна опустились. Его глаза потемнели до цвета грозовых туч, спустившихся над ними.
— Бог мой, детка, я только пошутил. Что такого я сделал, что ты так меня боишься?
Бессильная ярость охватила Пруденс.
— Пока ничего. Но я не знаю, что вы намерены сделать. Вы, должно быть, нашли мою маленькую речь весьма трогательной, когда я обещала не быть вам обузой. Вы ведь прекрасно знали, что я не проживу достаточно долго, чтобы стать обузой кому бы то ни было. — Говоря это, она отступала назад, бессознательно приближаясь к самой кромке каменистого берега и глубокому пруду, покоящемуся внизу. — Больше всего меня ужасает, что вы не были достаточно честны и мужественны, чтобы взять на себя ответственность за свое собственное решение. Вы позволили своим людям думать, что кто-то другой хочет, чтобы я умерла, и навязывает вам свою волю, в то время как вы сами жаждете от меня избавиться.
Ее нога ступила на край выдающейся над прудом скалы. Себастьян ринулся к ней. Страх обуял девушку, и она развернулась, чтобы убежать. Слишком поздно Пруденс вспомнила, что за ее спиной была бездна. Ее нога ступила в пустоту, и девушка упала с теплого камня в прохладную воду.
Пруд затягивал ее в свои глубины. Она пыталась вырваться наверх, обдирая руки о камни.
Юбки облепили ноги, сковывая движение. Скользкие водоросли, как щупальца гигантского спрута, опутали тело. Девушка барахталась в теплой воде, еще больше запутываясь в их зеленых нитях. Отчаяние и страх затуманивали сознание, почти лишая разума. Спазм сдавил горло, и прежде чем она успела сделать вдох, воды пруда сомкнулись над ней.
Обессилив, ее тело обмякло и стало медленно погружаться на илистое дно. Сознание еще не покинуло ее, и девушка наблюдала за игрой солнечного света на потревоженной ее падением воде до тех пор, пока все вокруг не стало таким же серым, как глаза Себастьяна.
ГЛАВА 12
Туча закрыла солнце, и померкли яркие краски дня. Травы полегли под набежавшим ветром, несшим с собой прохладу. Молния расколола потемневшее небо. Себастьян оцепенело застыл на краю скалистого выступа, где только что стояла Пруденс. Ее падение в воду вызвало бурлящую рябь на темном зеркале ее поверхности. Слова деда громовым раскатом прозвучали у него в голове: «Я бы предпочел, чтобы она умерла. Что-нибудь простое. Падение с лошади. Несчастный случай на охоте. Ты знаешь, как устраиваются такие дела».
Волнение на поверхности улеглось, и только ветер морщил зеркальную гладь, создавая на воде серебристую рябь.
— Пруденс! — прокричал Себастьян, но только тихое эхо откликнулось на его зов и принесло обратно его отчаянный крик. На другой стороне пруда отозвалась лягушка.
Себастьян сбросил туфли. Паническая нотка послышалась в его голосе, когда он снова окликнул девушку по имени. Лес тоскливо и протяжно стонал, чувствуя приближение грозы, и шумел ветер, запутавшийся в раскидистых кронах. Но вода даже не всколыхнулась.
Как просто было бы отвернуться и уйти к дому, не оглядываясь, и сделать вид, что никогда здесь не был. Себастьян с проклятием сорвал с себя сюртук и нырнул, вспенивая воду. Руки в мутной воде хватались за ускользающие водоросли, так похожие на волосы Пруденс. Себастьян напряженно осматривался вокруг, все еще ослепленный светом наверху. Что-то белое, мелькнувшее впереди, заставило его сердце радостно забиться. Его сильное тело рванулось к светлому пятну. Руки Себастьяна судорожно сомкнулись вокруг холодной руки Пруденс. Ее юбки вздымались вокруг талии. Волосы шелковистой паутиной оплели лицо и плечи.
Себастьян подтолкнул тело девушки вверх, руками обрывая опутавшие ее водоросли. Горели легкие, и меркло сознание от недостатка воздуха. Из последних сил он вытолкнул Пруденс на поверхность и вынырнул сам, поддерживая девушку на плаву и не позволяя ей вновь уйти под воду.
Первые капли дождя уже дробили зеркальную поверхность пруда, когда Себастьян сделал первый судорожный вдох. Тошнота выворачивала желудок, и на какой-то миг он испугался, что может потерять сознание и отправить Пруденс и себя на дно пруда. Камень нависал над ними черным клювом на фоне серого неба.
Себастьян перевернулся на спину и поплыл со своей драгоценной ношей к дальнему берегу. Его рука поддерживала за затылок голову Пруденс над водой, даже если он сам погружался вниз. Наконец, пальцы ног скользнули по вязкому илу. Он прополз через шуршащие заросли камыша, вытаскивая Пруденс за собой до тех пор, пока не уложил ее на твердую землю.
Себастьян не узнавал своего собственного голоса, взывавшего к ней. Он убрал мокрые пряди с лица девушки, умоляя ее не умирать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики