науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Вы угрожаете мне?
Пруденс заставила себя непринужденно пожать плечами, помня наставления Джейми. Но двуличие и полуправда не очень хорошо ей удавались.
— Это было бы неразумно, не так ли?
— Да, если вы считаете, что со мной вы в безопасности.
Девушка набралась храбрости и повернулась к нему лицом.
— Я с тобой в безопасности, Себастьян?
Тепло исходило от его стройного тела. Она почувствовала, как расслабились его мускулы, но ощущение опасности не покидало ее.
Ноздри Себастьяна раздулись. Он провел пальцем по кружевному жабо у ее горла.
— А мой плед хорошо подошел тебе.
Пруденс была удивлена быстрой сменой его настроения. Себастьян опустил голову и вгляделся в обращенное к нему лицо девушки. Жар их дыхания смешался, губы соприкоснулись. Его язык прошелся по линии губ Пруденс и погрузился внутрь в мучительной ласке. Ее пальцы вцепились в лацканы его сюртука, в то время как она сама отдалась неистовству поцелуя.
Себастьян неторопливо проложил губами дорожку от уголка рта по бархатистой коже щеки к уху. Девушка услышала его хрипловатый шепот.
— В горах, когда женщина носит плед мужчины, это означает только одно: она принадлежит ему.
Губы Себастьяна нашли ее рот и прижались к нему с новым жаром, язык исследовал его медовые тайны. Обняв за спину, он притянул девушку к себе и потерся грудью о ее грудь. Какая же она мягкая и желанная!
Слишком поздно Пруденс вспомнила, что мужчина знал все секреты ее одежды.
Себастьян скользнул рукой под плед, расстегнул пуговицы рубашки и прошелся пальцами по упругому холмику ее груди, не сдерживаемому корсетом. Он поймал набухший бутон соска между двумя пальцами, умело дразня и возбуждая податливую плоть.
Из груди Пруденс вырвался сладкий стон. Себастьян наклонился, и девушка почувствовала жар его ладоней на обнаженной коже под коленом. Его рука начала медленный, сводящий с ума подъем по ее бедру, скользнула под юбку, пробираясь все выше и выше. Сердце девушки бешено заколотилось. Сегодня она впервые поняла мудрость чулков и подвязок, рубашек и нижних юбок. Пальцы Себастьяна ласкали чувствительную бархатную кожу на внутренней поверхности бедра, неумолимо продвигаясь к тонким поношенным штанам — неотъемлемой детали одежды шотландского горца.
Ужаснувшись своим желаниям, Пруденс поняла, что хочет, чтобы он прикоснулся к ней там. Какой же распутницей она стала! Но стыд ее растворился в бодрящем тепле его поцелуя. Пруденс обхватила руками сильную шею мужчины, почувствовав, как он конвульсивно вздохнул, когда его пальцы продолжили свои жадные поиски.
Себастьян проник под тонкие покровы одежды и обхватил ладонью округлые ягодицы. Пруденс откинула голову, заглушая вскрик, когда его большой палец коснулся ее плоти в нежнейшей ласке, вызывая волну сладкой дрожи. Девушка чувствовала, как ее тело раскрывается ему навстречу, словно цветок, наполненный росой. Она переплела свое тело с телом Себастьяна и прижалась губами к бешено пульсирующей жилке на его горле.
Внезапно рука его замерла. Он поймал ее за волосы и заставил взглянуть на себя. Глаза девушки затуманились от желания, и она робко ему улыбнулась.
Взгляд мужчины был полон черной ярости. Улыбка Пруденс померкла. Что сделала она, чтобы так рассердить его? Ледяные иголки стыда покалывали тело девушки. Ее распутное поведение, должно быть, было ему отвратительно. Как она могла оказаться такой дурой? Пруденс опустила глаза, радуясь, что шелковая маска скрывает румянец, заливший щеки.
Зарычав, Себастьян сжал зубами ее распухшую от поцелуев нижнюю губу. Девушка задрожала, ожидая боли, но нашла лишь наслаждение в этой грубой ласке. Что-то в его объятии изменилось, теперь оно стало таким же жарким и неослабным, как и безумная страсть, которая вспыхнула между ними.
Себастьян опустил руку ниже по ее спине, восхищаясь округлостями ее тела. Его колено скользнуло между колен Пруденс, раздвигая ноги и одним легким движением подсаживая на балюстраду. Себастьян стиснул ее в объятиях, стремясь как можно крепче прижать девушку к своей жаждущей плоти.
Пруденс попыталась отстраниться. Страх перед запретным и неведомым, гася желание, захлестнул ее. Она отвернула лицо.
— Себастьян, пожалуйста, я не могу…
Он пальцами за подбородок приподнял голову девушки. Рассеянный свет факелов отбрасывал резкие тени на его лицо. Ресницы Себастьяна дрогнули, и она успела заметить взгляд изголодавшегося животного, дремлющего под тонким налетом учтивости. Беспричинный ужас обуял ее.
Пруденс уперлась кулачками ему в грудь, едва не теряя сознание от страха, что он может сбросить с нее одежду и овладеть прямо здесь, на террасе. Но она не осмеливалась осуждать Себастьяна за принятие того, что сама невольно предлагала, провоцируя его агрессивность. Порицание себя за свою слабость и постыдную капитуляцию еще сильнее разожгло панический страх девушки.
— Отпусти меня!
Себастьян поймал запястья ее рук в свою широкую ладонь. Его взгляд ошеломил Пруденс. В нем была боль, которая залегла во впадины его щек и углубила морщинки вокруг этого красивого рта; боль ничем не прикрытая и не сдерживаемая, настолько осязаемая, что такая же боль отозвалась где-то в глубине ее сердца.
— Ну, что ты решила? — спросил Себастьян. Его голос был поразительно холодным и сдержанным. — Ты со мной в безопасности?
Пруденс склонила голову. Черная маска впитывала первые слезы. Его теплое дыхание коснулось уха девушки.
— Не заказывай музыку, Пруденс, если не хочешь танцевать.
Свет, струящийся на террасу через открытую дверь, померк.
— Себастьян! Ты здесь? — неуверенно позвала Триция.
Он отпустил Пруденс и отступил на несколько футов. На ее запястьях, как браслеты, остались отпечатки его пальцев. Девушка соскочила с каменной балюстрады и расправила юбку дрожащими руками. Они находились в тени, но Пруденс не знала, сколь долго Триция стояла на террасе.
Себастьян уставился невидящим взглядом на темный парк. Глаза его стали черны как ночь.
— Я здесь, дорогая. Что случилось? — отозвался он.
Триция, волоча юбки по каменным плитам, направилась к нему. Ее тонкая рука легла на локоть мужчины.
— Не мог бы ты пойти в зал, милый? Гости уже начинают скучать.
— Конечно. — Его губы коснулись виска женщины, но взгляд был устремлен мимо нее к Пруденс. — Все, что пожелаешь.
Себастьян повел Трицию к дому, но остановился у двери в ярком свете факелов. Он грациозно склонился к своей невесте и запечатлел нежный поцелуй на ее губах. Руки девушки сжались на балюстраде. Когда они входили в зал, Триция оглянулась, только сейчас осознавая присутствие на террасе своей племянницы. Пруденс попыталась понять, что же сверкнуло в глазах тети — триумф или подозрение?
Девушка сунула пистолет за пояс и направилась вслед за ними, не позволяя себе всхлипывать, как ей того очень хотелось. Она закусила нижнюю губу. Рот ее был распухшим от поцелуев. Пруденс молила, чтобы свидетельства страстного натиска Себастьяна не были столь очевидны для других, как казались для нее.
Она пробралась сквозь толпу гостей и вышла из зала. Голова раскалывалась от боли. Резные позолоченные двери закрылись за ней.
Тупая боль в голове стала резче, когда Джейми высунулся из занавешенного алькова и восхищенно улыбнулся.
— Поздравляю, девочка. Все было сработано просто замечательно. Я бы сказал, что ты завладела его вниманием.
Пруденс, не оборачиваясь, бросила на ходу:
— Несомненно. Он презирает меня.
Лицо Джейми вытянулось, но через мгновение просияло.
— Не принимай близко к сердцу. Мои маманя и папаня уже много лет ненавидят друг друга. И что же? Посмотри на меня, какой получился франт.
Девушка продолжала шагать по лестнице, и он крикнул ей вслед:
— Там какой-то человек в шикарной карете спрашивает дочь Ливингстона Уолкера. Это ты?
Пруденс остановилась. Ее плечи поникли. «Не теперь, — подумала она. — Не сегодня». Гордость девушки была повергнута в прах. Она не сможет вынести обсуждения соединений серебра с селитрой с каким-нибудь безумным изобретателем. В этот момент ей было наплевать, если они все взлетят на воздух и таинственный французский виконт вместе с ними.
Девушка обернулась к Джейми и расправила плечи.
— Скажи ему, что меня здесь нет. Скажи, что иммигрировала в Померанию или что умерла.
Джейми почесал голову.
— Ты хочешь, чтобы я отослал его?
— Да, Джейми, — повторила она с нетерпением. — И как можно дальше.
Девушка не заметила его лукавой ухмылки. Рыжий проказник сунул стрелу в колчан и помчался к двери.
Пруденс сняла маску с лица, поднимаясь по ступеням. Она приложила полоску шелка к щеке, вновь вспомнив предостережение Себастьяна: «Не заказывай музыку, Пруденс, если не хочешь танцевать».
Музыка из бального зала эхом разносилась по всему дому. Пруденс смяла шелк в кулаке. Тонкие черты ее лица застыли в свою собственную маску.
Себастьян стоял в темноте у окна библиотеки, прислушиваясь к приглушенному шороху гравия под колесами карет последних гостей, покидающих «Липовую аллею». Его ноздри раздувались, вдыхая сильный аромат душистых трав, доносившийся с лужайки перед домом. Словно животное, учуявшее свободу, он хотел шагнуть в распахнутое окно и убежать от человека, которым он был прежде, и от человека, которым станет в будущем. Но не было избавления от человека, которым он был сейчас. Кровь Брендана Керра текла по его жилам, словно яд. Себастьян закрыл глаза, снова ощутив отчаянный стук кулачков Пруденс по своей груди.
Он только хотел проучить ее, показать ей, что он не любезный Арло Тагберт, с которым можно флиртовать. Какой будет вред от украденного поцелуя? Что стоят несколько ленивых ласк? Но цена оказалась много выше, чем он предполагал.
Себастьян вгляделся в темноту парка. Он вцепился пальцами в подоконник, вспомнив тепло улыбки Пруденс, нежную ласку ее рук. Болезненная честность ее любви выпустила на свободу неудержимый прилив желания обладать этим совершенным телом; поднимающуюся по спирали агонию чувственного голода, граничащую с безумием.
Он напугал Пруденс. Близко перед собой Себастьян видел темные зрачки ее глаз, расширенные от страха, и помнил руки, отталкивающие его.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики