науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Пруденс была благодарна тете за то, что она не отвела гостей в библиотеку. Девушка была там лишь однажды за последние два месяца. Стойкий запах сигаретного дыма погнал ее в парк с воспаленными от слез глазами.
Д'Артан и его спутник встали и почтительно поклонились, когда женщины вошли в гостиную. Незнакомец был одет по моде столетней давности и неуместно выглядел в современно обставленной гостиной. Тонкое кружево пышно обрамляло кисти рук и водопадом низвергалось поверх воротника его сюртука. Пудра посыпалась с его парика, когда он галантно склонился к руке Пруденс.
— Мисс Уолкер, полагаю?
Пруденс зажала нос, чтобы не чихнуть.
— Да.
Виконт бросил на Трицию многозначительный взгляд. Она слегка надула губки, как делала это прежде, и послушно вышла из гостиной. Дробный стук ее каблучков затих прямо за дверью.
Д'Артан прижался губами к руке девушки.
— Вы очаровательны, как всегда.
Спутник виконта плюхнулся в шератонское кресло, тонкие ножки которого угрожающе подогнулись. Д'Артан представил его, но Пруденс была поглощена наблюдением за тем, выдержит ли изящное кресло объемные формы гостя, вместо того, чтобы потрудиться запомнить его имя. Она не расслышала, был ли это лорд Петтивиггл или Перивинкл.
Д'Артан опустился на кушетку, сияя словно медный таз. Лорд со щелчком открыл табакерку и засунул щепотку табака в нос. Виконт тоже взял немного, и Пруденс подумала, что гость может и ей предложить понюшку. Но табакерка исчезла в глубоких карманах его сюртука.
Лорд откинулся на спинку, и кресло под ним жалобно скрипнуло.
— Я здесь от имени Георга III, короля Англии. Голос его гремел, словно он находился при дворе, а не в гостиной, которая вдруг стала тесной, и лично представлял Пруденс августейшей особе.
— Короля? — переспросила девушка. — Какое у короля может быть ко мне дело?
— Петиция, которую составил ваш отец, недавно попала в поле зрения Его Величества.
Девушка не смогла сдержаться, и нервный, неподобающий леди смешок сорвался с ее губ.
— Немного поздновато, вы не находите? Отец в могиле уже почти восемь лет.
Д'Артан наклонился вперед.
— Я уверен, моя дорогая, вам известно, что король некоторое время был нездоров.
«Безумен, как мартовский заяц», — немилосердно подумала Пруденс.
— Мы попытались выяснить место жительства вашего отца, как только король рассмотрел его петицию. — Лорд Петтивиггл-Перивинкл печально покачал головой. — Прискорбное и трагическое известие. Поиски привели нас на вашу лондонскую квартиру, но, как выяснилось, вы уехали. Официальные послания, адресованные в «Липовую аллею», не получили ответа.
— Но я никогда…
Лорд продолжил свой монолог, не замечая ее недоумения, но Пруденс понимала, что та миссия, с которой он прибыл в усадьбу ее тети, была необычайно важна для нее.
— Один из наших агентов побывал здесь несколько месяцев тому назад, но был информирован довольно грубым существом, что вы иммигрировали в Померанию, где позднее скончались. Мой агент вынужден был спешно покинуть пределы поместья, когда этот ужасный малый принялся пускать стрелы в его карету. Когда же наши запросы в Померанию не дали никаких результатов…
Джейми. Пруденс уставилась на свои чинно сложенные на коленях руки, едва сдерживая улыбку. Приступ ностальгии затуманил ей глаза.
— … я решил расследовать дело сам. Король весьма огорчен продолжительностью упущенного времени. Они с премьер-министром приняли чрезвычайные меры, чтобы исправить свои ошибки и упущения в этом печальном деле.
Лорд похлопал по карманам сюртука и вытащил кремовый конверт. Пруденс узнала королевскую печать и откинулась в кресле, приготовившись к длинным и скучным соболезнованиям.
— … Король не сомневается, что ваш отец занимался выдающейся научной деятельностью и принес бы огромную пользу короне, будь он жив.
Пруденс пробормотала согласие. Рокочущий голос лорда заполнил гостиную.
— Итак, с одобрения короля я с большим удовольствием желал бы вручить вам, мисс Пруденс Уолкер, единственной прямой наследнице Ливингстона Уолкера патент дворянства. С этого момента вам присваивается титул первой герцогини Уинтон.
Из-за двери послышался ошеломленный вскрик.
Посланник короля продолжил:
— Виконту, дорогому другу вашей тети, на днях удалось убедить короля, что патент без некоторой денежной компенсации является не более чем обычной бумагой.
Д'Артан наклонился и похлопал по руке ошеломленную известием девушку.
— Я уверен, виконт говорил вам, что он проводит исследования, аналогичные исследованиям вашего батюшки, в своей лаборатории в Эдинбурге. Король надеется, что обмен информацией между вами, касающийся опытов над взрывчатыми веществами, проводимыми мистером Уолкером, принесет пользу всей Англии. За эту услугу короне Георг III решил наградить вас ежегодным пенсионом в десять тысяч фунтов.
Пруденс словно окаменела.
— Должна ли я понимать вас, — спросила она тихо, — что теперь я герцогиня?
Прежде чем гость успел ответить, Д'Артан льстиво произнес:
— Герцогиня с умеренным доходом, моя дорогая. — С величайшим почтением он опустился на одно колено перед Пруденс и взял ее пальцы в свою холодную руку. — Ваша светлость.
Триция не смогла устоять и просунула голову в дверь, когда раздался звук, который вот уже более двух месяцев не слышал никто в «Липовой аллее»: глубокий бархатный смех Пруденс. Девушка откинулась в кресле, прижав руку ко рту. Оба гостя, Д'Артан и лорд Петтивиггл-Перивинкл, испуганно смотрели на нее, словно она сошла с ума, как старик Георг. Но Пруденс уже не могла остановить неистовый приступ смеха, как не могла остановить слез, струящихся по ее лицу.

ЧАСТЬ II
Любви я розу сорвала
В терзаньях сладкой муки
Но сердца боль лишь обрела
В шипах ее разлуки
Роберт Бернс, 1792 г
ГЛАВА 18
Эдинбург, Шотландия, 1792 год
Герцогиня Уинтон стояла у запотевшего окна, наблюдая, как потоки воды сбегали по стеклу. Тонкая струйка пара, извиваясь, поднималась из крошечной рюмки у нее в руке, тепло исходило от мраморного камина, и, тем не менее, она дрожала. Холод пробирал ее откуда-то изнутри. Женщина сделала глоток горячего напитка, не принесшего утешения и долгожданного душевного тепла и покоя.
Уличные фонари отбрасывали туманные ореолы тусклого желтого света на блестевшую от дождя мостовую Шарлотт-Сквер. Запруженные шумной говорливой толпой узкие улочки Старого Эдинбурга были бесконечно далеки от этой элегантной симметрии парков и авеню, нареченной Новым Эдинбургом. Железные ворота и оскалившиеся каменные львы сторожили ровные ряды шикарных домов богатых горожан. В темноте парка свет фонарей, освещавших парадные подъезды соседних особняков, мерцал, словно далекие звезды.
Мимо прокатилась карета, разбрызгивая во все стороны мутную воду. Мужчина в шерстяном пальто спешил по тротуару, съежившись под проливным дождем и порывами ледяного ветра. Пруденс с тоской подумала: не бродит ли вот так же где-то и Себастьян — продрогший, промокший и одинокий?
Она закрыла глаза, охваченная воспоминаниями о грозовой ночи, когда они с Себастьяном льнули друг к другу, врасплох захваченные обезумевшей стихией и объятые страхом. Она, не задумываясь, променяла бы свой уют и тепло на возможность вернуться в ту сырую, пыльную хижину и попробовать начать все заново.
Пруденс, как наяву, представила Себастьяна, образцово преданного и внимательного мужа, в роскоши этой гостиной, опирающегося на фортепиано с небрежной грацией, нежно сжимающего руку Триции своими длинными, изящными пальцами, украдкой лукаво подмигивающего Девони.
Пруденс открыла глаза. Ее губы упрямо сжались. Себастьян сделал свой выбор. А она сделала свой, принимая неожиданный, но так запоздавший подарок судьбы.
«Кто эта элегантно одетая женщина, отражающаяся, как в зеркале, в оконном стекле?» — недоумевала она. Печальные глаза незнакомки смотрели на нее. В комнате, наполненной гулом голосов и радостным смехом, Пруденс чувствовала себя совершенно одинокой. Она не узнавала себя в этой непреклонной и холодной, как сталь, женщине, которой предпочла стать. Она заключила себя в каскад кружев и шелка, навсегда похоронив неуклюжую, задумчивую девушку, осмелившуюся когда-то предложить свою любовь Себастьяну Керру. Ее кожа, нежная, как бархат, и прозрачная, как севрский фарфор, притягивала к себе восхищенные взгляды мужчин и завистливые — женщин, но сердце ее было заковано в ледяной панцирь.
Пруденс коснулась пальцами холодного стекла. Капля дождя скатилась по нему, подрагивая, так похожая на слезу на ее щеке.
Тихий разговор за ее спиной вывел девушку из задумчивости.
— Очаровательное создание, не правда ли? Откуда она приехала?
— Триция держала ее в деревне, — ответил другой женский голос. — Леди Голт клянется, что она хапсбургская принцесса. Знаете, ее тетя ведь когда-то была замужем за одним из этих принцев.
— За кем только Триция де Пьерлон не была замужем! — воскликнула третья женщина. — Племянница не спешит последовать ее примеру. Она получила три предложения после Рождества и отвергла все три. К великому огорчению своей тети, должна заметить. Триция даже устроила ей бурную сцену. Возможно, девушка ждет принца?
— Немного худовата, на мой вкус. Никогда не видела, чтобы она что-нибудь ела на приемах. И даже не носит турнюра.
Пруденс застыла. Проведя три месяца в эдинбургском обществе, она должна была уже привыкнуть к сплетням и любопытным взглядам, но они по-прежнему раздражали ее.
За звоном бокалов с шампанским последовало новое перешептывание. На этот раз Пруденс услышала низкий мужской голос.
— После того, как она осмелилась спорить с ним о нравственности его поэзии, даже Бернс очарован ею. И, говорят, старик Ромни предложил нарисовать ее портрет. Бесплатно!
— Бесплатно? Или без одежды? Она могла бы стать его следующей Эммой Харт.
Серебристый смех смолк, когда Пруденс выступила из оконного алькова. Она подняла к глазам свои золотые очки, которые висели на цепочке вокруг шеи, и наградила светских дам, бесцеремонно обсуждавших ее достоинства и недостатки, ледяным взглядом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики