науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Девушка повернулась, чтобы уйти.
— Как и вы, мисс Уолкер.
Пруденс остановилась, не оборачиваясь. Она знала, что Себастьян больше не улыбался. Ей удалось сохранить ровную осанку и не показать, как ей больно, пока она с достоинством не покинула кабинет и не закрыла за собой дверь.
Девушка бессильно прислонилась к двери. Из кабинета не доносилось ни звука. Слезы жгли глаза, и она поразилась, что это были не слезы обиды, а слезы гнева. Ярость была праведной, разгоняющей тоску и меланхолию, которые грозились поглотить ее.
Пруденс сорвала с себя очки. Черт бы побрал эту Трицию! Триция. Всегда Триция. Блистательная, восхитительная, веселая Триция. Пруденс с детства должна была понять, что Триции деньги нужны были больше, чем им с папой. Триция — сирота. У Триции никого нет. Пруденс и папа должны были довольствоваться своими книгами и друг другом. Пруденс должна понять. Пруденс такая хорошая девочка…
Девушка вытерла злые слезы сжатым кулачком. Она устала понимать. Она устала быть хорошей девочкой. Быть хорошей означало отказаться от Себастьяна навсегда.
Платон ухмылялся ей с задрапированного бархатом пьедестала. Пруденс надела очки на мраморный нос и направилась в свою комнату, на ходу выдергивая шпильки из прически.
Пруденс отыскала Джейми на следующий день. Она приближалась к загону, издалека наблюдая, как его аморфная оболочка трансформировалась в угловатые формы и мускулатуру. Солнце позолотило его волосы до морковно-оранжевого оттенка, и девушка прикрыла глаза, ослепленная их ярким сиянием.
Джейми стоял рядом с рыжей кобылой, которую Триция преподнесла Себастьяну в качестве свадебного подарка. Раннего и преждевременного, как осмеливалась надеяться Пруденс.
Воздух был влажным и знойным. Пот струился по спине и бокам Пруденс, и тяжелое платье дамасского шелка прилипло к телу, словно вторая кожа.
Пруденс положила руки на ограду. Джейми за поводок выводил однолетку на скаковый круг.
— Привет, крошка, — сухо поприветствовал он девушку. — Как ты могла не приходить так долго? Или ты хочешь разбить мое гордое сердце?
Пруденс с упреком взглянула на него.
— Оно не выглядело таким уж гордым, когда ты нес чепуху у ног моей тети два дня назад.
— Ревнуешь, милая?
Джейми пощелкал языком, призывая к себе лошадь, и тонконогая красавица подбежала к нему, дрожа и пританцовывая. Он успокоил ее умелыми прикосновениями и сомкнул кольцо своих рук на ее гибкой шее. Затем надел недоуздок ей через голову.
— У тебя это здорово получается, — одобрительно заметила Пруденс.
— Никто не скажет, что Джейми Грэхем не знает, как угодить леди. А чего ты ожидала? Кнутов? Хлыстов?
Девушка пожала плечами.
— Некоторые мужчины стараются сломить волю животного.
— Некоторые мужчины просто дураки.
Джейми повернулся к ней спиной и провел щеткой по крупу кобылы. Хотя он тихо напевал что-то себе под нос, Пруденс чувствовала его напряженность.
Девушка уселась на ограду, порвав чулки о грубое дерево.
— Я вам не очень нравлюсь, не так ли, мистер Грэхем?
Джейми не прервал своих плавных движений. Пруденс глубоко вздохнула.
— Мне нужна твоя помощь. Я хочу Себастьяна.
— Для этого я тебе не нужен. Пойди, найди его. Он никогда не откажется выполнить желание леди.
Пруденс вспыхнула и опустила взгляд, играя складками пыльных юбок.
— Я не об этом. — Она пыталась отыскать слова, любые слова, которые помогли бы ей сохранить хоть каплю достоинства и полнее высказать свое желание. — Я хочу, чтобы он принадлежал мне.
— О, черт побери!
Джейми отшвырнул щетку и она со стуком ударилась об забор. Пруденс вздрогнула, а кобыла отскочила назад, воспользовавшись своей внезапной и неожиданной свободой.
Джейми повернулся к ней, его глаза гневно сверкали.
— А вам никогда не приходило в голову, леди Уолкер, или как там вас называют ваши светские люди, что рядом со мной вам небезопасно находиться?
Пруденс огляделась вокруг. Луг был безлюден. Даже кирпичные трубы каминов дома скрывались из вида небольшой возвышенностью.
Мускулы на руке Джейми взбугрились.
— Я не большой, но сильный. Я мог бы сломать твою тонкую шейку между большим и указательным пальцами.
Он прищелкнул, демонстрируя Пруденс с какой легкостью сможет выполнить свою угрозу.
— Если Себастьян слишком околдован тобой, чтобы убить, то я именно тот, кто может это сделать.
— Убить меня? — Ее голос прозвучал словно откуда-то издалека. — Почему Себастьян должен хотеть убить меня?
— Да потому, что одного твоего слова будет достаточно, чтобы послать нас всех на виселицу. Не слишком ли высокая цена за твою голову? А Себастьян должен исполнять приказы, которые ему отдаются.
Солнечный свет померк перед глазами Пруденс.
— Я не верю тебе. Ты не должен был так говорить. Это жестоко.
— Жестоко? — Он усмехнулся. — Я наблюдал за тобой последние несколько недель. Ты не требуешь многого, девушка. И самое малое, что я могу тебе дать, — это правда. — Джейми сунул кулаки в карманы. — Не волнуйся. Себастьян — добрый человек. Он сделает все быстро и безболезненно.
«Может быть, и быстро, — подумала Пруденс, — но уже слишком поздно, чтобы это было безболезненным».
Девушка спустилась с ограды, моля, чтобы ноги держали ее.
— Такая ложь очень неприлична, мистер Грэхем. Если вы не хотели мне помочь, простого «нет» было бы достаточно.
— Верь чему хочешь, девушка, но будь осторожна.
Джейми мягко пощелкал языком, и кобыла затрусила к нему. Пруденс, пошатываясь, как пьяная, шла к дому, а он угрюмо наблюдал за ней, прижавшись щекой к шелковистой гриве грациозного животного.
Солнце жгло шею Пруденс. Под ее шагами шелестела пожухлая от жары трава. Она не могла вспомнить, когда в последний раз шел дождь. Или могла?
«Джейми лжет», — убеждала себя Пруденс. Она произнесла эти слова вслух и от этого почувствовала себя немного легче. Маленький негодник просто ревнует ее к Себастьяну.
«Ты в этом уверена?» — прошептал ей тихо внутренний голос.
Пруденс узнала этот голос. Он часто напоминал ей о том, что она слишком стара, чтобы попусту тратить время на нереальные мечты о муже и детях. Этот голос успокаивал ее, убеждая уснуть, когда она просыпалась, запутавшись в ночной рубашке, с болью в теле от какого-то томящего желания, со щеками, мокрыми от слез. Этот голос удерживал ее в здравом рассудке и безопасности, подавляя все ее мечтания и томления.
Девушка поднялась на холм. Она была уверена, что Джейми лгал. В конце концов, Себастьян ведь пришел к ней, когда был ранен. К ней, а не к Джейми или к Триции.
«А почему бы и нет? — спросил голос. — Особенно, если ты недолго будешь оставаться поблизости, чтобы успеть выдать его».
Но Себастьян говорил, что хочет ее.
«Он говорил о желании, а не о любви. У быков в стаде те же потребности. А почему бы не хотеть тебя? Почему бы не удовлетворить свою похоть с тобой вместо того, чтобы сделать это с болтливой служанкой? Все равно тебя потом не будет рядом, чтобы стать причиной смущающей сцены». Пруденс заставила себя резко встряхнуться, принуждая замолчать рационального демона, сидящего внутри нее.
— Себастьян проявлял ко мне только доброту, — сказала она вслух, не обращая внимания на любопытный взгляд садовника, поливающего живую изгородь.
«Какой еще лучший способ для Себастьяна присматривать за тобой, держать тебя под контролем? Какой еще лучший способ отыскать твои слабые места, дождаться удобного момента, чтобы заставить тебя замолчать навсегда?»
Пруденс резко остановилась, когда все доводы сердца померкли перед доводами разума. Она теперь знала правду.
Случись снова взрыв на кухне, никто ничего не заподозрит, если она случайно окажется возле плиты. И никто не будет шокирован, если кусок ее собственной стряпни станет причиной ее смерти. Себастьян будет так очаровательно выглядеть в трауре. Черный цвет так чудно будет подчеркивать песочный оттенок его волос.
В бессильной ярости Пруденс вонзила ногти в ладони. Слова Себастьяна уличали его: «Если ты увидишь мое лицо, твоя жизнь не будет стоить и гроша ни для меня, ни для моих людей».
Несмотря на жару, холодная волна страха окатила девушку, заставив задрожать. Себастьян. Прекрасный, внимательный Себастьян. Сотни маленьких любезностей, оказанных им, рассеялись горьким пеплом по ветру. Себастьян, подающий ей книгу, до которой она не может дотянуться.
Себастьян, ловко и аккуратно, опасаясь поранить, подрезающий когти ее котенку своим крошечным кинжалом. Себастьян, забирающий у нее миску с глазурью, заявляя при этом с нежной улыбкой, что теперь его очередь пробовать лакомство.
«Нет, не с нежной улыбкой, а с холодной, — поправила себя Пруденс. — Коварной». Она смахнула слезу со щеки, не дав ей упасть. Он может убить ее, но не заставит плакать. Себастьян Керр не стоит ее слез.
Девушка подошла к парадной двери и распахнула ее. Она не успела сделать и трех шагов, как Себастьян появился из гостиной. Он поднял взгляд от книги и улыбнулся.
— Вот и ты. Я ждал тебя. Кажется, я нашел кое-что в этой книге о свойствах ртути. — Он вытащил кремовый конверт, вложенный между страницами. — А это пришло сегодняшней почтой. Тебе лучше самой открыть его. Похоже, это что-то важное.
Пруденс, не мигая, смотрела на него. Она не была готова к этому: к его хорошему настроению, радостному приветствию. Он снова был без сапог, а волосы свободно были рассыпаны по плечам. Он выглядел чертовски привлекательным и желанным, но запретным, как мороженое, которое Триция однажды привозила из Лондона на одну из своих вечеринок. Пруденс ела его до тех пор, пока у нее не разболелся живот, и была отправлена за обжорство в постель без ужина.
Боль ножом вонзилась ей в сердце. Какой же он великолепный актер! Пруденс не могла этого вынести. Ее бушующая ярость укрылась за ледяной завесой. Девушка оглядела Себастьяна сверху вниз, скривив губы в холодной, презрительной усмешке.
— Пожалуй, вам следовало бы надеть сапоги, милорд. Если вы будете продолжать ходить по дому в таком виде, все в «Липовой аллее» догадаются, что вы не более, чем простой крестьянин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики