науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

По-моему, это нереально.Уайти прислонился к крылу машины.— По-моему, тоже.— А кроме того, пулевое отверстие у этого парня. Оно маленькое. Слишком маленькое для пистолета тридцать восьмого калибра — если вы меня спросите. А разные пистолеты — и убийцы разные.Уайти кивнул, разглядывая свои башмаки.— Ты хочешь еще раз взять в оборот парнишку Харриса?— Все так или иначе упирается в пистолет его папаши.— Может, составить портрет этого папаши? С учетом прошедших лет, конечно. И разослать его. Вдруг найдется тот, кто его видел?Подошедший Суза открыл дверцу со стороны пассажира.— Я ведь с вами, Шон?Шон кивнул и опять повернулся к Уайти:— Не хватает мелочи.— Какой же?— Той, что мы не знаем. Малюсенькой детали. Я вычислю ее. И закрою дело.Уайти улыбнулся:— Какое последнее дело об убийстве в твоем послужном списке, мальчик мой?— Эйлин Филдс, — не моргнув глазом, мгновенно ответил Шон. — Восемь месяцев, как утопили.— Не все же они утопленники, — ответил Уайти и направился к «кадиллаку». — Понял, о чем я? * * * Камера предварительного заключения не пошла на пользу внешности Брендана. Теперь он казался меньше ростом, моложе и нервнее, как будто в камере ему встретились вещи неприятные и познакомиться с ними он был не рад. Но ведь Шон специально поместил его в одиночку, подальше от всяких подонков и наркоманов, и теперь он ума не мог приложить, что же так разволновало того в камере, если только он не из тех, кто не выносит одиночества.— Где твой отец? — спросил Шон.Брендан куснул ноготь и пожал плечами:— В Нью-Йорке.— Ты не виделся с ним?Брендан занялся следующим ногтем.— С шести лет — нет.— Это ты убил Кэтрин Маркус?Уронив руку с лица, Брендан воззрился на Шона.— Отвечай мне!— Нет.— Где отцовский пистолет?— Про пистолет я ничего не знаю.На этот раз он сказал это не моргнув глазом. И не пряча глаз от Шона. Он глядел прямо на него с какой-то злобной понурой усталостью, и Шон впервые за все время их знакомства подумал, что парень этот, может быть, и способен проявить жестокость.Что же с ним произошло там, в этой камере, черт возьми?— Зачем твоему отцу понадобилось убивать Кейти Маркус? — спросил Шон.— Мой отец никого не убивал, — сказал Брендан.— Ты что-то знаешь, Брендан, и мне не говоришь. Послушай, давай прямо сейчас посмотрим, что на этот раз покажет проверка на детекторе. Зададим тебе еще несколько вопросов.— Я хочу поговорить с адвокатом, — сказал Брендан.— Погоди минуту. Давай...— Я хочу поговорить с адвокатом, — повторил Брендан. — Сейчас поговорить.Шон старался, чтобы голос его звучал спокойно, ровно.— Конечно. У тебя есть кто-то на примете?— Мама знает одного. Разрешите мне позвонить.— Слушай, Брендан... — начал было Шон.— Сейчас же, — сказал Брендан.Шон вздохнул и пододвинул к нему стоявший на столе аппарат.— Через девятку, — сказал он.Адвокат Брендана оказался хвастливым ирландским старикашкой, навязывавшим свои услуги клиентам еще с незапамятных времен, однако в юриспруденции он терся слишком долго, чтобы не знать, что никакого права задерживать его клиента на основании одного только отсутствия алиби Шон не имеет. Не имеет — и точка.— Задерживать? — удивился Шон.— Вы посадили моего клиента в камеру, — сказал адвокат.— Мы даже не подумали ее запирать, — сказал Шон. — А парню надо было поразмыслить.Адвокат изобразил на лице разочарование и удалился из их отделения вместе с Бренданом, ни разу не оглянувшись.Шон углубился в чтение папок, но смысл прочитанного не доходил до него. Он захлопнул папки, откинулся на стуле, закрыл глаза и мысленно представил себе Лорен и ребенка. Так явственно представил, что даже ощутил их запах.Открыв бумажник, он вытащил оттуда клочок бумаги с номером сотового телефона Лорен, положил его на стол, разгладил рукой. Никогда он не мечтал о детях. Кроме преимуществ при посадке на самолет, они ничего не дают. Они вторгаются в твою жизнь и наполняют ее страхом и усталостью, в то время как все почему-то считают рождение ребенка благословением Божьим и относятся к детям с трепетом, как к священным идолам. Ну, если уж говорить начистоту, то всегда следует помнить, что все эти кретины, обгоняющие тебя на дороге, шатающиеся по улицам, горланящие в барах, включающие магнитофон на полную мощность, все эти грабители, и насильники, и мошенники, которые всучивают тебе негодный товар, — все они те же дети, только повзрослевшие. И никакое дети не чудо. И нет в них ничего, вызывающего благоговение.А кроме того, он даже не уверен, что это его ребенок. Он не проходил теста на отцовство, потому что в нем заговорила гордость. Какого черта, в самом деле! Доказывать тестом, что отцом являешься ты? Что может быть недостойнее, неприличнее? Ах, простите, отсосите у меня крови в пробирку, потому что моя жена трахалась с другим и забеременела.К черту. Да, он по ней скучает. Да, он любит ее. И еще — да, он мечтает взять ребенка на руки. Ну и что из того? Лорен ему изменила, бросила его, родила ребенка, будучи неизвестно где и неизвестно с кем, и даже не извинилась. Ни разу не сказала: «Шон, я поступила дурно, прости, что я причинила тебе боль».Ну а он? Он делал ей больно? Да, конечно. Когда он узнал о ее романе, еще минута — и он ударил бы ее, он даже занес было руку, но опомнился и спрятал кулак в карман. А она поняла все по его лицу. А какие слова он выкрикивал! Господи...И все-таки его гнев и то, что он оттолкнул ее, — это была реакция. Ведь обидели-то его. Не ее. Правильно? Он подумал еще немного. Правильно.Он положил телефонный номер обратно в бумажник, опять закрыл глаза и отключился на своем стуле. Разбудили его шаги в коридоре, и, открыв дверь, он увидел, что в отделение входит Уайти. То, что тот пьян, Шон понял по его глазам и только потом уловил запах. Уайти плюхнулся в кресло и, задрав ноги на стол, отпихнул принесенную Конноли за несколько часов до этого коробку с материалами.— Жутко длинный день, — сказал он.— Разыскал его?— Бойла? — Уайти покачал головой. — Нет. Хозяин сказал, что слышал, как часа в три он ушел и больше не вернулся. Сказал, что жена его и ребенок тоже где-то пропадают. Мы позвонили к нему на службу. Он работает со среды до воскресенья, так что они его в глаза не видели. — Уайти рыгнул. — Но он появится.— А пуля?— Одну мы нашли у «Последней капли». Но штука в том, что она расплющилась о металлический столб за спиной убитого. И специалисты по баллистике теперь говорят, что, может быть, смогут идентифицировать пулю, а может, и нет. — Он пожал плечами. — А что этот парнишка Харрис?— С адвокатом.— И сейчас?Подойдя к столу Уайти, Шон принялся разбирать коробку.— Отпечатков нет, — сказал он, — а те, что есть, не совпадают с теми, что в картотеке. Пистолетом в последний раз пользовались восемнадцать лет назад при ограблении. Что за бред, хотел бы я знать! — Он швырнул рапорт баллистической экспертизы обратно в коробку. — Единственного человека без алиби я не подозреваю в убийстве!— Отправляйся-ка домой, — сказал Уайти. — Правда.— Да-да. — Шон вынул из коробки магнитофонную кассету.— Что это? — спросил Уайти.— Телефонное прослушивание на «Шпионской собаке».— Я думал, что «Собака» сдохла.— Ее переписали на «Тапэк» — трудно хранить.Шон поставил кассету на стоявший на углу его стола магнитофон и включил.— Служба спасения девять — один — один. Что у вас произошло?Уайти натянул на палец резинку и стрельнул ею в потолок.— Ну, это... тут в машине вроде как кровь, и еще дверца открыта и...— Местонахождение машины?— На Плешке. Возле Тюремного парка. Мы с приятелями на нее наткнулись.— Улица какая?Уайти зевнул в кулак и потянулся за другой резинкой.Шон встал, выпрямился и стал вспоминать, есть ли у него в холодильнике что-нибудь на обед.— Сидней-стрит. Тут кровь внутри, а дверца открыта.— Фамилия, сынок?— Спрашивает, как ее фамилия. Говорит «сынок».— Эй, сынок? Я твою фамилию спрашиваю.— Да мы тут случайно. Счастливо вам.Тут связь прервалась, оператор перевел звонок на Центральную диспетчерскую, а Шон выключил магнитофон.— Я был лучшего мнения о воспроизводящих способностях «Тапэка».— Это «Шпионская собака», я же говорил.Уайти опять зевнул.— Шел бы ты домой, мальчик. Хорошо?Шон кивнул и вытащил кассету. Он сунул кассету обратно в футляр и через голову Уайти кинул в коробку. Вытащил из верхнего ящика свой «глок» в кобуре и прицепил его на пояс.— Ее, — сказал он.— Что? — Уайти поднял на него глаза.— Мальчишка на записи. Он сказал «ее фамилия». «Спрашивает, как ее фамилия». Он говорит про Кейти Маркус.— Правильно, — сказал Уайти. — Говорит про убитую и называет ее «она».— Но как это он догадался?— Кто?— Мальчишка, который звонил. Как узнал, что кровь в машине принадлежит женщине?Нога Уайти соскользнула со стола, он покосился на коробку. Сунул в нее руку, вытащил кассету. Легкое движение кисти — и вот уже кассета в руке Шона.— Проиграй-ка еще раз, — сказал Уайти. 26Затерявшийся в пространстве Дейв и Вэл пересекли город и выехали на Мистик-ривер, к пивнушке Челси, где пиво было недорогое, а народу немного — лишь несколько завсегдатаев, по виду портовых рабочих, не один десяток лет проведших на берегу, и четверо парней со стройки, оживленно обсуждавших некую Бетти, у которой «хоть титьки и большие, но характер скверный». Пивнушка находилась под мостом Тобин-бридж и задами упиралась в Мистик-ривер. Выглядела она весьма обшарпанной. Вэла в ней все знали, и все с ним здоровались. Хозяин, скелетоподобный, с очень черными волосами и очень белой кожей, звался Хьюи. Он работал за стойкой и две первых кружки выдал им бесплатно, за счет фирмы.Дейв с Вэлом погоняли немного шары, а потом устроились в кабинке с графином пива и двумя виски. Небольшие квадратные оконца, выходившие на улицу, из закатно-золотых стали темно-синими. Стемнело так быстро, что у Дейва это вызвало даже некоторый испуг. Вэл при ближайшем рассмотрении оказался парнем милым и веселым. Он рассказывал истории про тюрьму и про неудавшиеся грабежи — истории в общем-то жутковатые, но в его изложении они были даже забавными. Дейв поймал себя на том, что думает: интересно, каково это быть Вэлом — бесстрашным, уверенным в себе и в то же время таким ужасно маленьким?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики