ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Дуся дала ему такую пощечину, что Василий Васильевич долго ходил с припухшей щекой.
- Вася, Вася! Давай я тебе примочку наложу! - сама же упрашивала его Дуся.
Месяц "мирного" пребывания в лагере для нее был тяжелым испытанием. Когда под Камышлами на лагерь напали немцы, Дуся, быстро спрятав кухонную утварь, взяла автомат и бросилась на карателей. С растрепанными волосами, в кирзовых сапогах, страшно ругаясь и стреляя короткими очередями, она вместе со всеми гнала гитлеровцев несколько километров. Потом вернулась в лагерь, перебила с досады всю посуду и долго плакала.
Дуся все меньше и меньше внимания уделяла кухне.
- Вот чертова баба, опять пересолила, - отплевывались партизаны и обращались к Василию Васильевичу: - Вася, полюби ты ее по-настоящему. Изведет нас, скаженная.
Вася, действительно, пользовался особым уважением у Дуси. Когда он уходил на операцию, а он уходил очень часто, большие руки Дуси обязательно совали в его мешок несколько изжаренных на масле лепешек. С уходом Васи Дуся тосковала еще больше и упрашивала командование, чтобы и ее пустили в бой.
Когда раненый Спаи рассказывал о случившемся в Лаках, Дуся не отходила от Македонского.
- Что хочешь, Дуся?
- Слушай, командир, пошли меня в Керменчик, может, насчет старика что узнаю.
- Ты шуму наделаешь, сиди уж.
- Да нет же. Это такое дело, сама понимаю - нельзя.
- А тебя никто там не знает?
- Никто. А пошлете, да? - обрадовалась Дуся.
- Собирайся. Пойдешь. Но только узнаешь - поняла? Только узнать, строго повторил Македонский.
Позднее из сведений, добытых Дусей, из рассказов колхозников, самого Спаи мы выяснили следующее.
Из 215 жителей Лак более 150 за эти дни благополучно разошлись по Крыму. Двадцать колхозников составили группу лакских партизан. Во всей деревне не нашлось ни одного человека, который согласился бы выдать отряд.
Более трехсот эсэсовцев окружили Лаки. Несколько семейств они все же успели захватить, но повальный обыск ничего не дал - фашисты опоздали.
Фельдфебель Ферстер бегал по двору Спаи, солдаты обливали бензином дом председателя колхоза. Колхозников привели к фельдфебелю. Он начал их избивать.
Пользуясь переполохом, колхозники стали разбегаться. Многие были убиты, но троим удалось добраться до партизанского лагеря.
Совсем недалеко от Лак на скале стоял без шапки, с забинтованным плечом Спаи - председатель колхоза - и смотрел на пламя, охватившее деревню. Горел колхоз, в который коммунист Спаи вложил труд всей своей жизни.
Когда прибежавшие колхозники рассказали о случившемся, Спаи с гранатой бросился вниз.
- Стой! Назад! - Македонский всей тяжестью навалился на него.
- Пусти, Миша!
- Встань и слушай! Ты теперь - командир партизанской группы. Понял? тяжело переводя дыхание, сказал Македонский. - Только по приказу можешь идти и... куда пошлют.
Деревня Керменчик расположена в горах между реками Кача и Бельбек. От деревни во все стороны расходятся узкие лесные дороги.
У полуразвалившихся стен древнего укрепления, откуда открывается незабываемый вид на Чатыр-Даг, со связанными руками стояли три человека. Григорий Александрович, старенький бухгалтер из Лак, молча ожидал конца. В эту трудную минуту он был тверд. Так же твердо и мужественно вели себя колхозники, вместе с ним выведенные на расстрел. Гитлеровцы не узнали ничего о деревенских делах, о месте пребывания партизанского отряда.
...Прозвучала немецкая команда. Григорий Александрович поднял голову, посмотрел на золоченый пик Орлиного залета. Вставало солнце. Белесый туман развеялся, вокруг становилось все светлее и светлее. Вдали темнело Черное море, на западе гремел Севастопольский фронт.
Раздался залп...
Дуся, добравшись до деревни, узнала, что арестованных повели к крепости. Партизанка пробралась к высоте, где виднелись старинные развалины. Мимо нее прошли возвращавшиеся гитлеровцы.
- Неужели убили? - Дуся сжимала безоружными руками камни.
Македонский на этот раз сам отобрал у нее спрятанную за пазуху гранату.
Вот и крепость. Маячит фигура часового. Дуся подползла совсем близко. На земле лежали окровавленные трупы колхозников. Часовой насторожился, посмотрел по сторонам. Дуся притаилась и ждала. Сильным ударом по голове она свалила часового. Вырвала винтовку и прикладом прикончила фашиста. Два трупа она спрятала в кустах, а тело старика-бухгалтера, взвалив на плечи, понесла в лес.
На лысой горе, откуда далеко видно степные просторы Крыма, партизаны хоронили Григория Александровича. Все тело его было в синяках и кровоподтеках.
- Пытали, гады! Клянусь, Григорий Александрович, родной, не один фашист лишится головы за твою смерть! Клянусь, что колхозники Лак отомстят за тебя, за колхоз, за наше поруганное счастье! - став на колени, говорил перед телом старика Спаи.
Комиссар штаба района Амелинов сказал от имени всех партизан:
- Подвиг колхозников деревни Лаки станет известен всему Крыму, о нем узнает Севастополь. Мы, партизаны, клянемся, что в боях за Родину будем достойны таких героев, как Григорий Александрович!
- Клянемся! - повторили десятки голосов.
Бахчисарайский отряд по приказу штаба уходил в Заповедник.
Спаи со своими колхозниками остался партизанить в родных местах. С их группой осталась и наша Дуся. Скоро мы получили подробные сведения об успехах лакских патриотов.
В морозный февральский вечер партизаны залегли у дороги недалеко от мелового ущелья. Черная с проседью борода закрывала лицо командира Спаи. Воспаленные глаза его внимательно наблюдали за дорогой.
- Дуся, а ты не ошиблась? - спрашивал он лежащую рядом партизанку.
- Нет, у верных людей узнала. Так и говорили: "Один длинный, хорошо говорит по-русски, а другой толстый, пузатый. Они в Фоти-Сала вчера дорожного мастера расстреляли".
Вдали показалась легковая машина.
- Внимание! - скомандовал Спаи.
Машина приближалась на большой скорости, но не успела сделать поворот. Взрывом ее отбросило в кювет. Партизаны со всех сторон бросились к машине. Из нее раздалась автоматная очередь.
- А, еще стрелять? Ложись, ребята! - и Дуся с ходу метнула гранату. Взрыв. Все затихло.
Партизаны собрали документы. Это были они, эсэсовцы, военные преступники - фельдфебель Ферстер и немецкий офицер из Фрайдорфа.
Долго в разных местах действовала боевая группа из Лак, и фашисты назначали крупные суммы за головы Спаи и Дуси. Но никакие угрозы не могли остановить народную месть.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Гитлеровцы прилагали большие усилия, чтобы поставить прочный барьер между их частями, штурмовавшими Севастополь, и партизанскими отрядами. Достаточно сказать, что в январе 1942 года для охраны 270 километров пути от Симферополя через Бахчисарай и Ялту до линии фронта, кроме полицейских формирований, врагу, пришлось держать до десяти тысяч войск из кадровых дивизий. И все-таки главную свою задачу - обезопасить коммуникации под Севастополем - фашисты не могли выполнить.
Какую бы охрану они ни выставляли, сколько бы патрулей ни ходило по шоссе, сколько бы застав и секретов ни стояло, - в подавляющем большинстве случаев партизаны пробивались к объектам и истребляли врага.
Крымские леса и горы благоприятствовали нам. Но, самое главное, у партизан была вера в свою силу и в правоту своего дела. Ими двигало сознание, что наши короткие, но частые и чувствительные удары помогают Севастополю, изматывают силы врага, распыляют их.
Героизм севастопольских защитников был для нас лучшим примером в самых тяжелых, иногда отчаянных положениях.
- Все для Севастополя! - был лозунг народных мстителей.
Враг метался по Крыму. В своем бессилии уничтожить партизанские отряды или хотя бы локализовать их действия фашисты стали на путь кровавого террора. За каждого убитого на горной дороге фашисты убивали первых попавших под руку двадцать мирных граждан. Оккупанты начали жечь близлежащие к горам деревни, вырубать и сжигать леса.
Наш штаб находился недалеко от поселка Чаир, где жили рабочие Бешуйских угольных копей. Жители поселка помогали партизанам, сами были боевыми участниками партизанского движения.
После высадки наших десантов в Крыму и активизации партизанской борьбы гитлеровцы стали посещать Чаир чаще, намереваясь уничтожить этот непокорный поселок, связанный с партизанами.
Старостой в Чаире был назначен некто Литвинов, по всей видимости боявшийся и гитлеровцев и партизан. Литвинов, очевидно, надеялся, переждав бурю, остаться целым и невредимым. Но буря все-таки задела и его - фашисты вручили Литвинову власть над оставшимися в Чаире женщинами, детьми и стариками.
Однако истинным хозяином поселка был не староста Литвинов. По всем вопросам жители Чаира обращались к старому шахтеру Захарову. От Захарова цепь тянулась к нам. Чтобы не накликать беды на жителей поселка, партизанам было запрещено посещать Чаир без особого на то разрешения; запрещение относилось и к шахтерам, находившимся в лесу.
Двадцать восьмого января 1942 года в зимнее утро гитлеровцы совершенно неожиданно напали на Красноармейский отряд, стоявший в трех километрах от поселка. Партизан окружили. После короткого, но ожесточенного боя отряду с большим трудом удалось пробиться в лес. Было убито три партизана, ранено пять, из них двое очень тяжело. Мы ломали головы: "Откуда фашисты узнали о партизанской стоянке?"
Тяжело раненным был нужен специальный уход. Комиссар Красноармейского отряда Сухиненко, бывший журналист, работник газеты "Красный Крым", в мирное время много раз бывавший в поселке, встретился со стариком Захаровым. Было решено спрятать раненых на квартире у шахтерки Любы Мартюшевской, которую Сухиненко знал давно. Эта простая советская женщина, молчаливая, спокойная, была верной дочерью своей Родины.
Прошло еще несколько дней. Гитлеровцы продолжали больше, чем обычно, придираться к жителям поселка. Однажды староста Литвинов собрал сход. О всех разговорах на этом сходе мы были быстро осведомлены.
- Граждане, чтобы не было худо, надо быть поосторожней. Немцы обвиняют нас в связи с партизанами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики