ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- И всем пожал руку.
Смирнов оказался непоседой. Соскакивая на ходу с машины, он то кричал на усталых обозников, иногда преграждавших нам путь, то помогал им на поворотах вытащить застрявшую повозку. Ручной пулемет за его широкими плечами казался легковесной игрушкой. О себе он говорил мало. Мы узнали только, что он "бил фашистов под Одессой на Хаджибеевке" и "жалко, не успел побывать на Перекопе, а то бы им показал!"
Лес кончился. Показались камни Никитской яйлы, окутанные туманом. Машина остановилась около большой землянки, крытой палой листвой. Нас окружили вооруженные люди в гражданской одежде. Среди них я узнал сапера из группы Обремского.
- Как с мостом? - спросил я.
- Подняли на воздух.
- Где Обремский?
Сапер ответил не сразу,
- Что-то случилось? - насторожился я.
- Было такое... Но Обремский настоящий командир... Немцы там нас обошли, значит... Но мы мост-таки взорвали, сам дядя Саша рвал... А немец с минометов ударил. Одна мина упала под ноги командиру... Он не успел отскочить, как она взорвалась... Ну и оторвало товарищу Обремскому руку по самое плечо... Он упал, поднялся, крикнул: "Хлопцы, пошли в атаку!.." И без руки побежал вперед. Метров десять бежал, а потом, как подкошенный, упал. Когда мы несли его к санитарной машине, которая шла в Севастополь, он был без сознания, только все спрашивал: "Ребята, а мост мы взорвали?"
- Вот как наши коммунисты воюют! - раздался бас командира городского истребительного батальона капитана Тамарлы. Он пожал мне руку, спросил:
- В лес?
- Туда, Николай Николаевич.
- И я туда. Назначен начальником штаба Ялтинского партизанского отряда. Сегодня сдаю батальон Чапаевской дивизии - и в лес.
Меня обрадовала возможность быть в лесу с Тамарлы. Инженера Тамарлы, начальника Крымского управления по борьбе с оползнями, я знал хорошо. Рослый, немного тучный, но еще красивый, с правильными чертами лица, большими черными глазами, он выглядел моложе своих пятидесяти лет.
- До встречи, Николай Николаевич!
Дорога оборвалась у взорванного моста. Мы торопливо подвязываем вещевые мешки.
- Что делать с машиной? - спрашивает Семенов.
- Уничтожить. Пусть ничего не достанется врагу, - говорит Амелинов.
Решили пустить машину в пропасть. Семенов сел за руль и осторожно двинул грузовик к откосу. Все подошли к краю обрыва. Машина, как живая, сопротивлялась и поползла нехотя. Дав полный газ, Семенов соскочил с подножки, и машина стремительно полетела вниз. Мы услышали шум падения, шорох осыпающихся камней.
Вот и все. Жалко... Наша машина, нашего завода, и вдруг - в пропасть. Каково мне, механику! Ну что ж, так надо.
Выслав вперед разведку из трех человек во главе со Смирновым, мы осторожно продвигались по опушке. Только капли дождя, падая с пожелтевших листьев, нарушали лесную тишину.
Уже стемнело, когда наши разведчики сообщили, что видна перевернутая будка - наш знак.
Так мы прибыли в лесной домик Чучель, к месту связи командующего партизанским движением Крыма. Проводник привел нас в жарко натопленную избушку. Поужинав, мы легли на пол и быстро уснули.
Лесной домик Чучель, или, как его здесь называли, казарма, стоял на перекрестке многих лесных дорог и троп. Он связывает командование партизанского движения Крыма с районами, отрядами, подпольными группами в горах. Отсюда партизанские ходоки уносят в дальние уголки гор устные и письменные приказы командующего Алексея Васильевича Мокроусова, вести о первых боях с врагом...
В избушке было шумно и тесно. Приходили мокрые, усталые связные из партизанских отрядов и районов. Они вручали начальнику связи штаба зашитые нитками пакеты и спешили занять место у жарко натопленной печки.
Вечером в избушке стало особенно дымно и шумно: прибыли связные из Севастопольских отрядов. Плотный, среднего роста, с черными усиками человек, снимая плащ, громко спросил:
- Слушай, где главный начальник? Вести принес, докладывать буду.
Голос показался мне знакомым. Неужели Айропетян? Я подвел партизана к лампе. Он самый! Винодел Инкерманского завода шампанских вин Айропетян.
- Здорово, винодел, какими судьбами?
- Как, какими судьбами? - почти обиделся Айропетян. - Если хочешь знать, у нас в севастопольских лесах целый винодельческий комбинат Массандра! Начальник района - Красников, директор винодельческого совхоза имени Софьи Перовской. А командир первого Севастопольского отряда, знаешь, кто? Мой директор завода. Мало? Есть еще лаборант.
- Ну, значит, все шампанское в лесу забазировано, будете его попивать и о немцах забудете, так, что ли, друг? - перебил Айропетяна прибывший с нами Смирнов.
- Ой, моряк, не шути. Ты фашистов не видел?.. Наверно, не видел, а виноделы под Севастополем уже начали их давить. Вот четвертого ноября со стороны Бахчисарая нажали...
- Наверно, драпака вы дали?
- Постой, моряк, ты говоришь - драпака дали? Дали, только не мы, а фашисты. Целый батальон. Мы одних лошадей шестнадцать штук взяли, десять автоматов, три пулемета. А ты говоришь - драпака!
- Ты, друг, правду рассказываешь, а?
- Знаешь, у нас на Кавказе говорят: "Потерявший веру в других не будет верен ближним", - рассердился винодел.
- Ну, ты осторожнее, - Смирнов нахмурился. - Я этих гитлеровцев под Одессой тоже бил. А что батальон разбили, - хорошо, помогли, значит, нашим морячкам. Им ведь трудно, ох, трудно!
- Это не все. Вот в пакете командир подробно докладывает. Второй Севастопольский отряд засек у табачного сарая под Дуванкоем* немецкий склад боеприпасов и сообщил по радио нашим. Артиллеристы накрыли врага. Склад взорвался. Гитлеровцы давай удирать, а тут мы по ним из засады ударили.
_______________
* Теперь с. Верхне-Садовое.
Айропетян рассказал нам о замечательном бое партизан с фашистами на окраине деревни Комары*. Деревня оказалась незащищенной, в обороне нашей была брешь, и враг двинул на этот участок свои войска. Жители Севастополя, рывшие на этом участке окопы, бросили работу и приготовились защищать рубеж. Узнав об этом, командир Севастопольского отряда Пидворко поспешил к нам на помощь. Партизаны ударили по врагам с фланга, отогнали их и стали со своим отрядом на прочную оборону. Через несколько часов немцы опять пошли в атаку... Двое суток продолжался неравный бой. Секретарь Корабельного райкома партии Якунин подвозил партизанам и ополченцам пополнения из Севастополя. Гитлеровцам так и не удалось прорваться. Потом подошла морская пехота, а партизаны, пробившись в лес, еще несколько дней тревожили на этом участке фашистов, действуя уже с тыла.
_______________
* Теперь с. Оборонное.
- Сам командующий флотом товарищ Октябрьский нам поздравление прислал. Так прямо и адресовал: "Самым передовым защитникам Севастополя!" Понял? А ты говоришь?! - закончил Айропетян.
- Молодцы, по-морскому действовали, - пожал матрос руку винодела.
Чуть позже мы слушали рассказ связного, прибывшего с вестями из далеких лесов Восточного Крыма, где начали действовать отряды первого и второго партизанских районов,
Пожилой связной, видать, бывалый человек, степенно рассказывал нам о стычках партизан с фашистами:
- Мы в лес-то вышли заранее. Местность изучали, базы готовили. Подготовка наша пригодилась. Когда фашисты пошли на Судак, мы их встретили как следует. Гитлеровцы на мост, а мост на воздух. Они в лес, а там завалы. Они в горы, а на тропинках мины рвутся... Один из вражеских батальонов с маху на "Подкову" зашел, есть у нас такое место, дорога подковой горы метит. Мы на краях этой подковы пулеметы выставили, а ребята с гранатами наверху, над горой залегли. Мышеловка добрая получилась. Как только голова батальона стала из подковы вытягиваться, наш командир товарищ Чуб и дал сигнал. Так что там было! Били мы этих самых горных стрелков прямо на выбор...
Партизан замолчал, посмотрел на всех, скрутил цигарку. Раскурив ее, продолжал:
- И вот что скажу, фашист-то не из пуганых, расторопен и, главное, команду слушать умеет. Это надо иметь в виду. На нашей операции многие ошибку дали, - сгоряча на дорогу бросились да и легли там навсегда. Проклятый фашист стоял за толстым деревом и стрелял по нашим до последнего патрона. Со стороны мы к нему подобрались. Лицо у солдата - как белая материя, весь трясется, а все пустым автоматом в нас тыкает. Была у нас еще одна ошибка. Как начали трофеи собирать, увлеклись, а про разведку забыли. Чуть-чуть сами в ловушку не попались.
- К чему ты все это толкуешь, служба? - недовольно перебивает рассказ Смирнов. - Тут пугать некого, и мы кое-что уже видали.
Связной усмехается, щиплет пальцами бороду:
- Быстрый ты какой, матросская твоя душа. Мы-то, дорогой мой товарищ, чуток пораньше тебя жизнь повидали. Еще в мировую войну на Карпатах с Евпаторийским полком германца и австрияка били. И на крымской земле в 1918 году революцию от германских империалистов спасали. А говорю я к тому, чтобы вот такие горячие головы, как у тебя, понимали, что к чему, да с умом воевали...
Со всех концов Крыма шли на пункт связи вести. Было ясно: своевременная организация партизанского движения помогла народным мстителям уничтожать врага с первых же его шагов по горным дорогам Крыма. Но ясно было и другое. Все делалось еще робко, многие из нас пренебрегали элементарной разведкой, не понимали характера врага, шли на ура тогда, когда нужен был продуманный, маневренный бой.
Заходили в избушку и военнослужащие, пробиравшиеся к своим частям. Партизаны давали им проводников, которые вели их по малоизвестным, по кратчайшим тропам на Севастополь. Тех, кто хотел остаться с партизанами, проверяли, комплектовали в группы и направляли в штабы партизанских отрядов... Разный люд попадался, надо было проявлять высокую бдительность.
Вот перед Амелиновым стоит военный в новой, но загрязненной шинели. За плечами вещевой мешок, набитый до отказа.
Представитель штаба Амелинов молча, оценивающим взглядом осматривает человека. Тот спокойно, даже слишком спокойно выдерживает этот взгляд.
- Звание? - спрашивает Амелинов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики