ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Улицы полны народа. Особенно шумно на Графской пристани.
Здесь узнаются новости, встречаются друзья, земляки. Здесь же вывешивается сводка "На подступах к Севастополю". С военной лаконичностью она сообщает о положении на фронте за последний день.
Расталкивая локтями толпу, к карте военных действий протискивается пожилая женщина, повязанная белой шалью домашней вязки.
- Что там, милые, на фронте-то? - спрашивает она.
- Не шуми, тетка, а слушай. "Вчера на фронте велась редкая, артиллерийская и ружейно-пулеметная перестрелка. Наши снайперы уничтожили 28 фашистов".
- Ну и слава богу, - перекрестилась женщина. - Видать, спесь-то сбили идолам проклятым. - Она вытащила из-под шали тарелку с жареной рыбой и заголосила:
- Ставридки! Кому свеженькой ставридки?!
- Мне, отваливай с десяточек! - остановил ее старший лейтенант, широкоплечий, с раскосыми глазами.
- Бери, миленький, бери. На вот, парочку даром отдам. Бери, своим ничего не жаль.
Офицер с покупкой отошел, огляделся по сторонам и жадно набросился на свежую рыбу. После госпитальной пищи из сухарей и консервов рыба показалась очень вкусной.
Это был Маркин, житель Севастополя. Он более месяца пролежал в подземном госпитале в Инкермане, истосковался по синему небу, морскому простору и улицам любимого города. Все ему было родное: мужественные лица матросов, "мирные" севастопольцы, которые, как и воины, совершали подвиги, дома, выстоявшие в урагане огня, солнце с веселым прищуром, греющее родные камни. Маркин шагал по городу, останавливался у заборов, смотрел, как жители складывали застоявшийся за зиму лед.
- Идешь и, как солнце, сияешь! - до боли знакомый голос остановил офицера.
- Товарищ Якунин! - бросился Маркин к бывшему секретарю Корабельного райкома партии. - Вы же партизанили?!.
- Да, потом перешел линию фронта, а сейчас... - Якунин более внимательно посмотрел на Маркина, которого знал чуть ли не с детского возраста, - а сейчас снова собираюсь в лес... Обком партии направляет туда группу связи. Как ты на это смотришь? Нам нужен опытный проводник и подготовленный командир.
Маркин, подумав, ответил:
- Пошлет командование - пойду.
...За большим полированным столом сидят командующий Черноморским флотом Октябрьский, командующий Приморской армией Петров и секретарь Крымского обкома партии Меньшиков.
- Связь с партизанами должна быть восстановлена, - говорит Октябрьский, водя карандашом по зеленым пятнам километровки.
- Нужна надежная рация, нужен радист, - Меньшиков смотрит на командующего. Петров поправляет пенсне, задумывается.
- Противник намечает перегруппировку войск, - тихим голосом говорит он, - партизаны обязаны помешать этому маневру. Рацию и радиста дадим. Как перебросить связь к партизанам?
- Рекомендую катер-охотник, - предлагает Октябрьский...
...Бухта, сжатая с трех сторон отвесными берегами, все больше погружается в тьму. Тихо всплескивают прибрежные волны. Над заливчиком кочуют обрывки тумана. У маленького причала слегка вздрагивает катер.
На берегу, вобрав в плечи голову, ходит Маркин, он вглядывается в темноту.
До отплытия остаются считанные минуты. Маркин с тревогой смотрит на горку, с которой к причалу сбегает мало притоптанная дорожка. Наконец, его зоркие глаза в темноте замечают людей.
- Эй, берег! - доносится крик.
- Есть берег!
Якунин, радист - молодой паренек в ватнике с ящиком за плечами, а за ним секретарь обкома Меньшиков попадают под луч электрического фонарика, направленного на них Маркиным.
- У вас все готово? - спрашивает лейтенанта Меньшиков.
- Все.
Секретарь обкома отводит в сторону его и Якунина.
- Обком партии и командование надеются на вас. Севастополь ждет связи с партизанами. Помните: с завтрашнего дня мы дни и ночи ждем вас в эфире. Передайте партизанскому командованию - пусть готовят посадочные площадки. Мы пошлем к ним самолеты с продуктами, медикаментами. По выполнении задания возвращайтесь в Севастополь, дайте знать по радио. Мы укажем вам район перехода линии фронта, встретим вас.
- Будет сделано, товарищ секретарь обкома! - говорит Маркин.
...Катер отчалил от берега и вышел в открытое море. Небо спускалось ниже. Поднимался небольшой ветер.
Маркин и Якунин стоят на палубе, прислушиваются к шуму мотора, к свисту холодного ветра.
Темная южная ночь, и чем дальше в море, тем сильнее ветер. Он тугими порывами набрасывается на катер, клонит его к воде. Соленые волны гуляют по маленькой палубе.
Катер уносит группу от родного города в неизвестность. Где, в каких ущельях или пещерах она найдет партизан, затерявшихся в лесах и, наверное, проявляющих очень большую осторожность?
Море разыгрывается еще сильнее, уже большие волны гуляют по палубе.
Маркин поднимается на командирский мостик.
- Правее Голубого залива высадишь нас, - говорит он командиру. Бывал там?
- А где я не бывал, разве у черта на рогах не сидел, - невесело ответил тот. - Там подводные камни.
- Знаю. На берег шлюпкой доберемся.
- Ладно.
Командир затягивается трубкой, смотрит на компас.
- Ну и ночка, прямо-таки для турецких контрабандистов, - беспокоится он за свое суденышко... Волны бросают его, как щепку.
Неожиданно командир приказывает:
- Лево руля, приглушить мотор!
Становится тихо, ветер доносит до слуха отчетливый шум мотора.
- Немецкие охотники, ищут, - говорит командир.
Вскоре шум пропадает за кормой, катер меняет курс и на полном ходу приближается к Голубому заливу. Связные готовятся к высадке, на маленькую шлюпку укладывают самое необходимое.
Буйным натиском катятся прибрежные волны, а вокруг стоят угрюмые каменистые громады.
Шлюпку спускают на воду, прощаются. Волна подхватывает ее и поднимает на гребень. Но сильные руки Маркина налегают на весла, поворачивают шлюпку поперек волны и направляют ее к берегу.
Высаживаются.
Ветер гудит в расщелинах скал, подгоняет людей. Они торопливо покидают берег и идут по тропе через виноградники и огороды.
Вдруг из-за соседней скалы взлетает в небо несколько ракет.
- Ложись! - командует Маркин и первый падает на мерзлую землю.
Свет вырывает из объятий ночи клочок бушующего моря, серую полосу земли и небо, испещренное редкими белыми точками падающего снега.
За ракетами следуют трассирующие пули и доносятся пулеметные очереди.
- Не спят, гады. Надо торопиться, - предлагает Маркин.
Он идет впереди бесшумной походкой. Радист с первых шагов спотыкается и падает.
- Ставь ноги крепче, - шепчет ему старший лейтенант.
Через полчаса подкрались к Севастопольскому шоссе Южного берега Крыма.
Маркин уходит на разведку, а Якунин и радист выжидают в кустах. От холода и тревог радист стучит зубами. Над самой головой трещат моторы, с полузатемненными фарами по шоссе проскакивают мотоциклисты.
Возвращается Маркин.
- Самое время переходить дорогу, патруль только проскочил.
Первым перебегает дорогу Маркин, присматривается и дает сигнал радисту. Тот делает несколько шагов и... падает.
- Батареи, батареи... разбил, эх... - кричит он истошным голосом.
- Тихо, - Маркин подхватывает радиста и несет через дорогу, кладет под кустом. - Можешь идти?
- Могу, только сильно зашибся. Эх, лучше бы на грудь упал, а то на батареи, - горюет паренек.
- Лучше бы ты совсем не падал, растяпа, - распекает его Маркин.
Идут дальше. Чем выше поднимаются, тем глубже снег и свежее. Вокруг на вершинах красуются белые исполинские шапки, окаймленные черными линиями лесов.
Идут по снежной целине, рассветает. Радист выбивается из сил. Привал.
- Нам надо переждать до полудня, а потом на яйлу подниматься, - там перекрещиваются все партизанские тропы, - предлагает Якунин.
С полудня поднимаются на яйлу, попеременно помогают радисту, который оказался слабым ходоком.
К закату выбрались на западный участок яйлы. Якунин уходит на разведку, а Маркин поит обессилевшего радиста горячей водой.
Вскоре Якунин возвращается.
- Напал на тропу... Пойдемте к Чайному домику.
Тропа все круче. Вот она вьется по кромке обрывистой скалы. Радист бледнеет, руками хватается за снег. Неожиданно он вскрикивает и падает.
- Д-е-р-ж-и-с-ь! - Маркин бежит на помощь, но поздно. Радист проваливается, как в пучину.
Маркин и Якунин стоят над бездной, молчат.
- Э... э... э!.. - кричит Якунин.
В ответ ни звука...
Через час Якунин и Маркин находят радиста... Он без дыхания лежит на глыбе диорита... Рация и батареи разбиты.
- Эх, и везет, черт возьми! - кричит Маркин и закрывает руками лицо.
- Рация у партизан есть, - успокаивает его Якунин и тянет за рукав. Надо двигаться...
ГЛАВА СЕДЬМАЯ
Вечерние сумерки... Журчит хрустально-чистый родник. По ущелью стелется морозная дымка.
Отчетливо слышно дыхание Севастопольского фронта. Внизу, в долине облако густого дыма над станцией Сюрень. Это бьют из города наши дальние морские батареи.
Рядом со мной прохаживается комиссар. Разговор не клеится.
- Ты, кажется, что-то надумал? - спрашиваю я Домнина.
- Вот я и надумал, чтобы сняли Красникова и прислали тебя.
- Вот, оказывается, кому я обязан назначением. Ничего себе, удружил, - невольно улыбнулся я.
Мне было трудно. Я вспоминал наши первые партизанские бои, вспоминал Македонского, Кривошту. Как бы они поступили, будучи на моем месте? Во всяком случае руки бы не опустили.
- А получилось не плохо! - серьезно сказал Домнин. - Так вот, мне кажется, нам нужно решить три задачи: накормить людей, установить связь с Севастополем, перейти в Заповедник. Командующий нам разрешает.
- А основная наша задача: бить фашистов, помогать Севастополю. Только боюсь, способны ли сейчас на это партизаны? - спросил я.
- По-моему, способны. Я приглядывался, беседовал - люди хорошие, много коммунистов. Когда я пришел к ним, они выглядели лучше. Но нам не повезло. На второй же день после моего прихода напали каратели. Люди измотались. Продукты кончились. Красников совсем растерялся.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики