ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


В эти дни мы получили лично от Ивана Ефимовича Петрова еще одно важное разведывательное задание.
Командующий Приморской армией предлагал послать разведчиков в Байдарскую долину. Они должны были пройти через второй эшелон врага, наблюдая за продвижением войск: румынские части идут или немецкие, какие знаки на машинах, на пушках, есть ли танки, сколько их и какие - тяжелые, средние, легкие?
Командующий торопил, советовал послать на эту операцию женщин, а в качестве проводника - отчаянно смелого человека Кожухаря, который, только что перейдя линию фронта, отдыхал в штабе нашего района.
В целях ускорения передачи данных Севастополю разведчикам предлагалось пробраться к Балаклаве и под крепостью на берегу моря ночью дождаться рыбачьей лодки, которая и доставит их в Севастополь.
Севастопольский коммунист Кожухарь партизаном не был, но лес и горы знал отлично.
По характеру он был молчалив, взгляд острый, как у ястреба.
Лучшими друзьями Кожухаря были почтовые голуби. С ними он был приветлив, даже нежен. Идя к нам из Севастополя, Кожухарь брал с собой голубей и из лесу отпускал их обратно в город со срочными донесениями. Он даже утверждал, что с голубями переходить линию фронта гораздо спокойнее.
- Они все чуют, особенно мины. Идешь, бывало, и прислушиваешься. Как зашевелились голубки, значит, - держись... - с полной серьезностью говорил Кожухарь.
Несмотря на некоторые странности характера Кожухаря, партизаны его любили за смелость и рассудительность в действиях.
Таким образом, надежный проводник у нас имелся, но где взять разведчиц? Женщин в отрядах вообще было очень мало, да и те в настоящий момент находились на дорогах с боевыми группами.
Сколько мы с Амелиновым ни ломали головы над севастопольским приказом, оставались только две подходящие кандидатуры: медсестра, маленькая, худенькая девушка Варя и партизанка штаба Аня Куренкова.
Пожалуй, только они сумеют пойти в долину и разведать ее. Наша медсестра Варя считала себя трусихой. Стоило внезапно затрещать немецким автоматам, как она бледнела, зрачки у нее расширялись, руки тряслись. Однако никто лучше Вари не мог в опасную минуту спрятать больных и раненых партизан. Откуда сила у нее бралась! Маленькими ручками тащила она какого-нибудь огромного "мальчика" - так она называла всех своих подопечных, - частенько плакала от усталости, слабости, но раненых никогда не бросала.
Умение прятать их у Вари было удивительное. Бывало, так спрячет, что и сама не найдет. После боя партизаны искренне смеялись, когда сестричка бегала от куста к кусту и громко звала:
- Петя!.. Ваня!!! Куда же я их попрятала? Ребята, помогите!..
Никто не запомнил ее фамилии. Но Варя была верная дочь Родины. Закончив десятилетку, она набралась где-то элементарных медицинских познаний и стала той славной сестричкой, каких родила война и без которых не обходилась ни одна военная операция. В партизанский отряд Варя пришла с группой "окруженцев" еще в ноябре 1941 года.
У Куренковой же был характер уравновешенный, все ее действия и поступки всегда были строго обдуманными.
Варя, Куренкова и Кожухарь готовились в поход.
Документы, письма, донесения мы отдали Кожухарю. Он должен был вывести разведчиц в Байдарскую долину, направить в разведку, встретить после выполнения задания и вместе с ними дождаться в условном месте лодки из Севастополя.
Разведка ушла.
Десять суток уже продолжалась решающая битва за Севастополь. Враг с ожесточением штурмовал почти до основания разрушенный город.
Человеку трудно оценить все величие событий, если он сам в них участвует. Но все-таки, даже и тогда, находясь в лесах, мы понимали: то, что происходит под Севастополем, имеет значение не только для одного Крымского полуострова.
Об огромной важности севастопольских боев говорили небывалое количество вражеских войск, подтянутых к городу, ожесточенная бомбардировка с воздуха и не прекращавшийся ни днем, ни ночью артиллерийский обстрел.
Если бы в те дни частям легендарной Чапаевской дивизии и морским пехотинцам, защищавшим северные подступы к Севастополю, сказали, что на отдельных участках на их головы в течение нескольких дней сыпался металлический дождь до 1500 килограммов на квадратный метр, - они не поверили бы. Люди дрались в полном смысле слова до последнего дыхания, не желая отдать врагу даже руины, и если враг на каком-либо участке прорывался, - значит, на этом участке не осталось в живых ни одного севастопольца-моряка, севастопольца-жителя. В этих боях трудно было отличить военных от мирных жителей, ибо подвиги тех и других, сливаясь воедино, увеличивали славу русского, советского оружия.
Каждая весточка в городе волновала нас, судьба Севастополя была и нашей судьбой. Мы тревожились за каждую свою операцию. А как мы переживали наши неудачи! Партизан, вернувшийся с задания с пустыми руками, не мог смотреть в глаза товарищам.
- Что ты сделал для Севастополя? - требовали у него все.
И он шел снова в бой, выполнял новое поручение и наверстывал упущенное.
Мы волновались, думая о том, сумеют ли наши разведчицы выполнить задание командования Севастопольского фронта. Только значительно позже мы узнали подробности их похода.
Шли они быстро. За сутки пересекли яйлу, затянутую даже в июне тонкой ледяной коркой. Ночью перебежали асфальтированную дорогу, идущую из Ялты на Севастополь. Чуть не напоролись на немецкую машину - только темнота помогла им отлежаться в кювете. Кожухарь шел впереди, предупреждал шепотом:
- За мной! Осторожно! Сухой табак, будет трещать, выше поднимайте ноги!..
На вторые сутки они были уже в лесу у деревни Комары, почти на линии фронта.
Теперь Аня и Варя должны были выйти на дорогу и направиться от линии фронта в тыл гитлеровцев. Девушки наши боялись немцев, но побаивались и своего строгого командира. Тот был по-прежнему молчалив, суховат и говорил коротко:
- Идите смело, не оглядывайтесь, держитесь посвободнее. Если немцы остановят вас, заговаривайте сами. Ты, Варя, немецкий знаешь. Вы - девчата красивые, используйте свой внешний вид, нужно - погримасничайте. Идите!
Варя побледнела и попросила было не посылать ее. Но Кожухарь так посмотрел на нашу сестричку, что она сразу примолкла, не зная уж, кого больше бояться, дороги или Кожухаря.
- Ты, девонька, понимаешь, на что идешь? А то смотри, у меня характер партизанский...
Кожухарь ушел. Разведчицы долго не решались выйти на шоссе.
Помогла корова. Шла она важно, махая хвостом и вытягивая голову с белым пятнышком, к чему-то принюхиваясь. Встречная машина, прогудев, объехала ее.
- Смотри, Аня, корова ходит и ее не убивают, а? - Варя улыбнулась и сразу осмелела.
Выждав удобный момент, Аня и Варя выскочили на асфальт. Никого. Впереди идет корова, а вон и женщина вышла из-за куста. Аня и Варя догнали ее, заговорили:
- Здравствуйте!
Женщина испытующе посмотрела на партизанок.
- Здравствуйте, куда путь направили? Нелегкая вас носит.
Женщина шла молча, партизанки за ней. Она стала отставать, пристально глядя на Варю. А Варя уже вошла в роль и совсем забыла про свой страх. Она просто не могла одновременно делать что-нибудь и бояться. Так было во время прочеса, так и сейчас. Все два километра она болтала, да так умело, что женщина расположилась к ней всем сердцем и без всякого повода стала рассказывать о захватчиках.
Разведчицы узнали, что все время в долину прибывают войска.
- Уж зайти в хату нельзя, все позанимали, сволочи, - со злостью сказала попутчица.
Она рассказала, как фашисты хвастаются, что скоро "Севастополь капут!"
Чем дальше удалялись разведчицы от фронта, тем больше замаскированных войск видели в придорожных лесах. Проходило много машин. Разведчицы старались запоминать их знаки.
Показался кирпичный завод. На шоссе стояли вражеские солдаты.
- Прощайте. Пойду стороной, а то как бы корову не отобрали, - и женщина свернула на проселочную дорогу.
Разведчицы пошли прямо к гитлеровцам. Варя спокойно тряхнула головой, расправляя свои золотистые кудри.
- Гутен морген! - улыбаясь приветствовала она. Белокурые волосы ее искрились на солнце. В памяти ее подруги Ани на всю жизнь осталась Варя вот такая - красивая, улыбающаяся.
Их посадили на попутную машину. Роли сами распределились. Варя отвлекала фашистов. Аня наблюдала. Шоссе было забито автотранспортом. Машина, на которой ехали разведчицы, шла медленно, и Аня успевала многое заметить.
Их высадили за деревней Байдары, у брезентовых палат полевого госпиталя.
Пройдя табачные плантации, девушки скользнули в кусты. Они долго не могли найти Кожухаря и разволновались. Что делать? Обе расплакались. Потом встали, пошли и внезапно были остановлены самим Кожухарем.
- Хорошо, придем в город не с пустыми руками! - записывая в книжечку сообщения разведчиц, сказал сердитый проводник.
Девушки облегченно вздохнули: "Сам Кожухарь сказал - хорошо!"
Они пошли к Балаклаве. Первые двадцать километров прошли довольно быстро. Потом Варе стало трудно идти. Она выбилась из сил. Аня понесла ее мешок. Стал слышен шум моря. Где-то совсем близко работали пулеметы. Ракеты, казалось, вылетали из-за соседней скалы. Они долго шли по камням, пробираясь сквозь мелкий можжевельник, пока не остановились в пещере, откуда видно было море.
- Если за нами приедут, то через час должны быть, а пока перекусим, предложил Кожухарь.
Все трое проголодались, и небольшой запас продуктов и воды быстро исчез. Хотелось еще пить, но пресной воды больше не было.
Шло время, девушки задремали. Когда утром Аня проснулась, встревоженный Кожухарь воспаленными глазами смотрел на море. Рядом сидела Варя, красная от слез.
- Не приехали за нами, - вздохнула она.
Солнце шло к зениту. Камни накалялись, было жарко, безумно мучила жажда, но нельзя было двигаться, даже приподняться. Ведь место голое, каменистое, без единого кустика, а кругом - враги. Всем троим, измученным жаждой, день этот казался бесконечным.
Пришла ночь, тоже душная и без воды, но с надеждой на лодку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики