ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В камни и щебень превращен вокзал...
Истошно воя сиренами, к станции подскочили санитарные машины. Поглядывая на небо, санитары извлекали из развалин раненых и трупы...
По щербатым, с вывернутыми камнями платформам в паническом ужасе бегало железнодорожное начальство.
Волна за волной шли к станции автомашины. На развороченной, пахнущей дымом и гарью земле появились саперы. Под крик и шум офицеров начались восстановительные работы.
До вечера гитлеровцы убирали разбитые вагоны, приводили в порядок линии.
Потом по путям прошел первый маневренный паровоз.
Ночью Жора принес две фляги воды, ее жадно выпили...
Вторая ночь на крыше проходила в полусонной тревоге. Фронт дал приказ дождаться следующего вечера.
Перед самым рассветом Жора ушел в разведку.
Целый день стучали кирки, шипели электросварочные аппараты. Откуда-то гитлеровцы подвезли огромный подъемный кран и подняли лежащий поперек рельсов паровоз.
Прошел день, но Жора не возвращался. Стали беспокоиться.
- Пойду поищу, - сказала Дуся.
- Только будь осторожна, - пожал ей руку друг. Дуся ушла. Проходило время, Василий глядел на сумеречные дали и беспокойно вслушивался в каждый шорох. Теснились перед ним воспоминания о Дусе, об их дружбе, о походах. Почему-то он испытывал давящую сердце горечь какой-то утраты...
В темноте раздались шаги...
- Дуся!
- Жора, - ответил румын.
- Что? Где был? Видел Дусю?
- Ой, Дусю... Зачем пустил? Солдат один, два, десят...
Оказалось, что Жору задержал патруль, привел его в комендатуру, но румынские охранники отпустили, порекомендовали скорее убираться в свою часть и не бродить по путям.
Время шло, Дуся не возвращалась...
Эшелон за эшелоном прибывали составы.
Радист передал данные фронту, оттуда получил приказ: немедленно покинуть наблюдательную точку и возвращаться в лес.
Молча сидел Василий.
- Надо же идти, - несколько раз торопил его радист.
Василий Васильевич выждал полчаса и медленно стал собираться:
- Эх, Дуся, Дуся.
...Дуся вышла на платформу, оглянулась.
Миновав разрушенный вокзал, она нащупала дорогу к цейхгаузам и не спеша пошла, время от времени окидывая взглядом работающих у платформ гитлеровцев. Охранники, посвечивая фонариками, ходили по путям. Убыстряя ход, Дуся повернула от цейхгаузов к мастерским.
Сильный луч от фонарика прямо ударил в лицо.
- Хальт!
Партизанка рванулась в сторону.
- Хальт! Хальт!
Засвистели пули...
Дуся, раненная в ногу, шатаясь, побежала поперек путей... Еще очередь, пуля впилась в плечо...
Партизанка выхватила из-за пазухи пистолет и остановилась. Первым выстрелом она убила автоматчика. Другой фашист, закричав страшным голосом, побежал назад. Дусина пуля догнала его.
Дуся бежала. Потом, истекая крозью, ползла... Хотелось пить, она лизала землю...
Очнулась под звездным небом, чуть приподняла голову и, повернув лицо в сторону Севастополя, протянула руки:
- Товарищи!
- Кто там? - раздался рядом женский испуганный голос. Дуся повернулась на голос, застонала. Потом, упираясь локтями в землю, подтягивая ноги к животу, стала подниматься... Вот ее колени сомкнулись, вот одна нога стала на землю, за ней вторая... Дуся встала, рванула на себе кофту и, сделав шаг вперед, упала замертво.
- Товарищ, товарищ, - бросилась к ней пожилая женщина.
...В два часа тридцать минут самолеты снова бомбили станцию... Через день узел перестал действовать, и оккупанты лишились возможности пользоваться этой чрезвычайно удобной для них станцией.
Между районами продолжалось боевое соревнование.
Как только, бывало, появится связной третьего района, к нему сейчас же бросаются с расспросами:
- Как помогаете Севастополю? Какие новости?
- Вчера мы уничтожили четыре машины и 29 фашистов, разбили пушку. Отряд Иванова разбил три машины под Алуштой, а три Симферопольских отряда уничтожили в общей сложности 7 машин. Значит, одних только машин 14, гордо отвечали связные.
Чем тревожнее были сведения, приходившие из Севастополя, тем злее становились партизаны.
...У ялтинцев было шумно. Вернулись с очередной операции боевые группы Зоренко, Кривошты, Кучера. Одетые в военную форму, партизаны преобразились. Бород не видно, пояса подтянуты, автоматы начищены. Кривошта и Кучер выглядят настоящими кадровыми командирами.
- Есть у меня одна мысль, - встретил меня комиссар. - Только не знаю, согласятся ли там, на Большой земле? - Кучер задумчиво посмотрел на партизан. - Смотрите, если собрать человек двести наших в военной форме, можно здорово напугать немцев.
- Как, Кучер?
- А вот слушайте. Ведь фашисты не знают, что нам сбросили обмундирование. Мы пустим слух о десанте, а парочка самолетов покружится над кострами да пустит несколько парашютистов. Немцы наверняка подумают, что сброшен десант.
Мы детально обсудили возможные варианты и пришли к выводу, что попробовать стоит.
Я пришел в штаб третьего района. Дали радиограмму в Краснодар. Командование фронтом не только согласилось, но и выделило десяток самолетов и усиленную группу настоящих парашютистов. Штабы двух районов наметили места сигнальных костров и время приема самолетов, подобрали людей. Решили принять парашютистов не ночью, а на закате. Пусть вражеские заставы видят их.
Наши разведчики, встречая на тропах мирных жителей, нет-нет да и забрасывали словечко насчет возможного десанта. Мы знали, что гестаповцы под видом идущих на обмен продуктов направляли своих агентов. Через них слух о десанте дойдет до ушей фашистского командования.
Двадцать второго июня - в годовщину начала войны сотни партизан двух районов были уже на местах. В десять часов вечера с востока показалась группа самолетов в сопровождении истребителей.
Вражеские заставы на метеостанции, у поста Мердвен и у Гурзуфского седла открыли беспорядочный винтовочно-пулеметный огонь по низко летевшим бомбардировщикам.
В лучах заката над Никитской яйлой раскрылись куполы парашютов.
Через мгновенье темнота доползла до гор. Самолеты сделали еще несколько заходов, но... без парашютистов. Немцы слышали только непрекращающийся гул моторов и затем громкие команды:
- Вторая десантная рота, стройся!!
- Батальону собраться у кошары!!
С гитлеровских застав началась усиленная стрельба по центру яйлы.
- Ну, завтра с утра начнется, - удовлетворенно сказал Македонский.
Он со своим сводным отрядом, в который вошли более ста партизан из разных отрядов, занял позицию на опушке букового леса. Все партизаны были в военной форме.
Ночью на горных дорогах, ведущих к плато, послышался шум вражеских машин.
Гитлеровцы подтягивали силы.
По плану Ялтинский отряд, заняв выгодную позицию у одной из кошар, должен был дождаться противника.
С рассветом три колонны врага численностью около батальона направились к кошаре. Одна группа опушкой леса двигалась прямо на Македонского. Мы подпустили их метров на сто.
- Первая рота, по фашистам - огонь! - крикнул Македонский.
Первые же очереди пулеметов и автоматов положили немало фашистов. Гитлеровцы, повернув, побежали обратно. Мы, прячась в зарослях, тоже ушли метров на триста правее. Только успели мы перебежать, как враги открыли в прежнем нашем направлении огонь.
Собрав шестьдесят автоматчиков, Македонский пополз вперед. Фашисты не видели партизан.
Вдруг Македонский приподнялся, и громкое, боевое "ура" вместе с автоматными очередями обрушилось на врага... Враг не выдержал и, бросив своих раненых, отошел к южным склонам.
Противник, приняв нас за десантников, отходил повсеместно. Но к вечеру мы снова услышали гул машин...
- Ну, товарищи, надо сматывать удочки. Только кому-нибудь придется прикрывать... Понимаете? - сказал я.
- Я останусь... Дайте мне человек десять, - тотчас вызвался Кучер.
Мы простились с группой Кучера и ушли на базы.
Три дня гонялись два вражеских полка за группой Кучера. Разведка донесла, что на подступах к яйле и на выходе к Коккозской долине фашисты спешно сооружают укрепления.
По рассказам жителей, фашисты действительно поверили в высадку "большого десанта" на помощь Севастополю с тыла.
Фронт заметно перемещался.
Второго июля мы услышали отдаленный гул уже в стороне от Севастополя...
Четвертого июля наступила тишина... Необычная, странная.
Привыкнув за двести пятьдесят дней к непрерывному гулу на западе, мы напрягали слух, надеясь, что тишина эта - только на миг, но... нет... Она больше не нарушалась. Иногда только раздавались автоматные и пулеметные очереди и так же внезапно затихали.
Сводку Информбюро о героической обороне Севастополя и результатах ее партизаны выслушали молча. Некоторые плакали. Нестерпимо тяжело было на душе.
Мелкими группами прорывались к нам через вражеские заслоны уцелевшие защитники города.
Однажды вечером застава доложила о приближении группы моряков. Мы высыпали из землянок.
Кто-то в морской форме бросился мне на шею.
- Илья Захарович, родной!
- Винодел!.. Айропетян!.. - Я крепко прижал к себе похудевшего Айропетяна. На груди его блестел орден Красного Знамени.
Ночью у костра партизаны перезнакомились с моряками. Разговоров было мало.
Кто-то из моряков тихо запел:
Раскинулось Черное море,
Лишь волны бушуют вдали,
Огромно народное горе,
Враги в Севастополь вошли...
ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
Тишина. Только иногда на западе внезапно затрещат автоматы, донесется уханье гранат.
- Наши пробиваются, надо посылать навстречу, - скажет Айропетян, чутко прислушиваясь к одиноким очередям на подступах к горно-лесному массиву.
Наши разведчики и местные жители рассказывали, как враг вошел в руины Севастополя. Это была "пиррова" победа. Фашисты только за последние 25 дней штурма потеряли половину своей трехсоттысячной армии, осаждавшей Севастополь. Наши разведчицы, вернувшиеся из Симферополя, рассказывали, что фашисты нервничают и отправляют из Крыма тысячи "подарочков" в виде цинковых гробов с телами погибших офицеров.
Мы тоже подводили итоги нашей партизанской помощи Севастополю.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики