ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сам обряд оказался удивительно простым. Цыгане оставили свои занятия и собрались у главного костра. Скрипачи, развлекавшие гостей, сыграли веселый, легкомысленный марш. По этому знаку жених и невеста, разведенные по отдельным шатрам, вышли наружу. С разных сторон они подошли к боярину Рольфу, который ждал их стоя. Мара шла рядом с Джулианой, Родерик сопровождал Луку. Когда пары поравнялись друг с другом, шафер и подружка невесты отступили назад и смешались с толпой. Рольф взял правую руку Джулианы и соединил ее с правой рукой Луки. Они обменялись клятвами, крепко держа друг друга за руки.Лука, смуглый и красивый в красной шелковой рубашке с широкими рукавами и с золотой серьгой в ухе, произнес твердым и четким голосом:— Я, Лука, беру эту женщину в жены и даю ей клятву в том, что дам ей свободу искать свое счастье где угодно, как только любовь покинет мое сердце.Джулиана, царственно высокая и гордая, глядя в глаза жениху, повторила ту же клятву. Затем Родерик выступил вперед и передал отцу кинжал с рукояткой, усыпанной драгоценными камнями. Рольф нанес порез длиной в дюйм на запястье Луки. Джулиана протянула свою руку, и на ее запястье был сделан такой же порез. Они соединили руки, прижав ранки друг к другу, их запястья были связаны вместе. Так они стояли рядом, пока их кровь смешивалась, а ветер трепал их волосы и шевелил платье Джулианы, облепляя им сапоги Луки. Их окружали друзья и родственники, а над ними не было ничего, кроме темно-синего, усеянного звездами неба.В ночном воздухе раздался дружный приветственный крик. Грянула музыка. Вино полилось рекой. Люди, обжигаясь, выхватывали из костров горячую пищу, смеялись, вскрикивали от радости.Мара стояла в одиночестве. Она видела, как ее отец и бабушка веселятся с остальными, собравшимися вокруг жениха и невесты. Она же чувствовала себя лишней, изгнанной из счастливого круга, обделенной. В душе у нее царил холод.«…как только любовь покинет мое сердце».Эта клятва не обещала никакого постоянства, но что толку в постоянстве, если нет любви? Слова говорили о том, что важно самому любить, а не быть любимым. Отдавать любовь, пока она есть, а не брать ее. Такую клятву и она могла бы дать, будь у нее шанс.У нее был шанс, а она его упустила. Почему? Из гордости? Из недоверия? Из страха, что ей не ответят любовью?Но она-то любила! Любила золотоволосого принца. Расстаться с ним, пересечь океан и жить на расстоянии многих тысяч миль от него, никогда его больше не видеть — это было все равно что растерзать собственную душу.Для цыган достаточно было одной любви. Минутное счастье — вот что имело значение, и каждый сам отвечал за свое счастье, никто другой не был за него в ответе. Жизнь есть жизнь. Жизнь есть любовь. Ни то, ни другое нельзя измерить, обменять на что-то, припрятать про запас. Ими надо пользоваться. Жить. Любить.Музыка зазвучала медленнее, стала проникновенной и нежной, полной желания. Пир подходил к концу. Скоро новобранные удалятся в повозку Луки. Вскоре после этого повозки тронутся в путь. Свадьба закончится.Но пока она еще была в самом разгаре. Лука, раскинув руки, начал двигаться под музыку. Толпа расступилась, давая ему место, образовала круг. Он плясал перед Джулианой, то приближаясь, то удаляясь в древнем как мир брачном ритуальном танце, смысл которого был совершенно естествен и очевиден. Джулиана как зачарованная присоединилась к нему. Она кружила вокруг Луки, кружилась волчком, двигаясь с легкой грацией, но с возрастающей страстью. Музыка звучала все быстрее и громче, скрипки словно состязались друг с другом. Внезапно Лука подхватил Джулиану на руки, они вдвоем вырвались из толпы и скрылись за темной линией повозок.Но высокая дрожащая нота скрипок не смолкла. Она держалась, тянулась бесконечно, о чем-то спрашивала, чего-то искала. Вздох пронесся по толпе, когда Родерик вступил в круг. Он сбросил китель мундира и остался в рубашке, раскрытой на груди и перепоясанной кроваво-красным кушаком. В пламени костра его волосы отсвечивали темным сиянием старого золота, лицо казалось сосредоточенным, он медленно поворачивался кругом с текучей и плавной грацией сильного животного, словно искал кого-то. Толпа отступала, расширяя круг, пока Мара, так и не сошедшая с места, не оказалась включенной в него. Родерик встретился с ней взглядом.Его взгляд завораживал. Мара смотрела, как он подходит к ней, а скрипки тем временем вновь подхватили чувственную, ритмичную мелодию. Ее сердце застучало, она почувствовала, как краска заливает лицо до самых корней волос. Все ее тело болело, словно вместе с кровью по жилам растекался яд. И в то же время в груди поднималось волнение, мешавшее ей дышать и думать.Он протянул руку. Она подняла глаза на его лицо и прочла в его взгляде неукротимую волю, грозный вызов и страстное желание.Она любила его, и сейчас этого было довольно. Однажды она его соблазнила. Она пробудила в нем желание вопреки всем его рассуждениям о долге и о важных государственных делах. Она могла сделать это еще раз. Могла хотя бы попытаться. Прямо сейчас. Вино, музыка и ночь будут ее союзниками. Она позволила губам изогнуться в нежной и чувственной улыбке и осторожно вложила пальцы в его руку, как будто боялась обжечься.Они двигались слаженно, как одно существо, то сходились, то расходились, кружились в вихре танца. Родерик вел Мару, Мара с задором и нежным лукавством манила его к себе. Их лица стали сосредоточенными и замкнутыми. Серебряная отделка на платье Мары вспыхивала молнией при каждом повороте, белая одежда Родерика как будто светилась в темноте. Они были захвачены магией танца и трепетным приливом желания.Музыка скрипок разрасталась, заполняя собой ночь, и наконец достигла высокой, лихорадочно вибрирующей ноты. Она поднималась все выше и выше, все быстрее и быстрее, и вот застыла, неистово рыдая и захлебываясь в восторге, на самом краю диссонирующего вопля.Родерик подхватил Мару на руки и вышел из круга, проложив себе дорогу сквозь толпу. За спиной у них внезапно наступила полная тишина, но уже через миг она взорвалась приветственными криками, проводившими их до самой повозки — той самой памятной повозки, расписанной синими и белыми красками с позолотой. Они забрались внутрь. Дверь закрылась за ними, отрезав доносившийся снаружи шум. Они остались одни.Он поставил ее на ноги, но не разомкнул объятий. В свете одной-единственной свечи, горевшей возле постели, усыпанной фиалками, он заглянул ей в лицо.— Ах, Мара, — тихо и хрипло вздохнул Родерик, — если ты не хочешь остаться, тогда уходи прямо сейчас, пока еще не поздно.— Уже слишком поздно.— Клянусь тебе, я люблю тебя. Ты держишь мое сердце в железной клетке. Если ты меня оставишь, с тобой уйдет моя душа, а я стану пустой погремушкой, чучелом, пригодным разве что пугать ворон.— Я тебя не оставлю.Он сжал ее крепче.— Скажи, как мне доказать тебе свою любовь, и это станет моим походом за святым Граалем, за золотым руном, моей надеждой обрести рай. Позволь мне доказать тебе…Мара подняла руку и прижала пальцы к его губам. Она сама не знала, верит ли ему, но сейчас это не имело значения. Ее ясные серые глаза были полны безграничного доверия. Она сказала:— Родерик, любовь моя, скажи мне, о чем я думаю.Он встретил ее взгляд. Прошла минута. Уголки его губ дрогнули в улыбке, в глазах вспыхнул и заискрился веселый смех. Он еще сильнее сжал ее в объятиях, привлек к себе, сомкнул руки у нее на спине и зарылся лицом в ее волосы, глубоко вдыхая их аромат. Смех и облегчение, смешанное с желанием, прозвучали в его голосе, когда он заговорил:— Милая искусительница, свет моих дней и утешение ночей, ты могла бы избавить меня от смущения.Она отстранилась и окинула его скептическим взглядом.— Я бы так и сделала, если бы ты…Он не дал ей договорить.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики