науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ничего мне не видится. Все в порядке.
— Вы пили?
— Не твое дело, — огрызнулся я, как разозленный школьник. Еще раз пощупал стену и, повернувшись к Делберту, в свою очередь поинтересовался: — Тебя брат в начале вечера тряс?
Он не смутился.
— Да.
— И часто он так тебя треплет?
— Почти каждый день.
Голос прозвучал ровно. Я резко прижал большим пальцем «боек» зажигалки и не постеснялся поднести огонек к лицу паренька. Делберт мигнул, но выражения стыда или злости я не увидел. Спокойное осознание факта и принятие его, ни больше ни меньше.
— Почему ты не отбиваешься? Делберт отвернулся.
— Не пейте виски сегодня вечером, — сказал он. — Особенно «Четыре розы».
Название всплыло из памяти вертлявым поплавком. Я не мог не усмехнуться. Судьба слишком настойчиво мне намекает… шут ее знает, на что! Наверное, повезло, что пока намеками обходится — другим она истину втемяшивает, сбивая их грузовиками.
— Оно отравлено? — уточнил я.
Насмешка, как и прежняя ирония, не пробила спокойствия Делберта, но вернулась бумерангом.
— Да нет. Просто если вам стрезва черт знает что мерещится, так от стакана вообще мозги раскиснут.
Похоже, он ждал, что я кинусь на него, как кидался брат: выпалив дерзость, мгновенно отступил и исчез за углом. Но мне даже выругаться не захотелось. Парнишка был прав. Галлюцинирующим типам алкоголь противопоказан.
Еще раз осмотрев стену и убедившись, что она абсолютно чистая, я вернулся в амбар. Рой Клеймен как раз объявлял белый танец. Сестры О'Доннел поднялись со скамейки, наши взгляды встретились — и я забыл о Делберте и о призрачной дохлятине. Танец будет вполне подходящим извинением за розыгрыш на дороге. Кроме того, разве девочкам не интересно поближе познакомиться с новым человеком? Свои, ясное дело, уже надоели до чертиков.
Зря дурак хорохорился: длинноволосая красавица предпочла мне моего друга, а вторая пригласила молодого Клеймена. Его улыбка стала еще шире, почти клоунской, но очень довольной. Меня же обошли все дамы. И пойти выпить я не мог: бармена в числе первых пригласила низкорослая женщина в бледно-зеленом брючном костюме. У нее было бледное лицо и маленькие бесцветные глазки, а под ними лежали лиловые круги, как у Джейка. О'Доннелу пришлось сгибаться над партнершей, как будто он танцевал с ребенком (рост у нас с ним примерно одинаковый), но он улыбался.
Пары кружились, а я присел на скамейку и стал искать предлог, чтобы уйти. Пусть Джейк веселится, я лучше вещи разберу. Или… В голове завертелась по-детски обиженная мысль: «Или уехать сегодня же? С Джейком все будет в порядке, он тут любимец публики и никто ему не угрожает, а то, что выглядеть стал хуже, — так это от писательской горячки…»
Ну и свинья же я! Не лучше Дилана Энсона. У Джейка писательская горячка хроническая, но так хреново он и в депрессии не выглядел. И с чего я взял, что женщины должны бежать к чужаку, которого в первый раз видят? Это же деревенские танцы, тут свои парни дороже любых кинозвезд. Джейка уже привыкли считать своим, но не может ведь он за руку тащить ко мне партнерш. И это сейчас он смеется, а ночами мечется в холодном поту. На моем месте настоящий друг думал бы о том, как помочь Джейку справиться с кошмарными снами, а не искал повод удрать.
В разгар самобичевания ко мне подошла миссис Гарделл. Плотная старуха среднего роста с тяжелой муж-ской челюстью. Ее голову шлемом покрывали короткие седые кудряшки.
— Нравится вам у нас, мистер Хиллбери?
— Да. Очень доброжелательные люди, — соврал я. Миссис Гарделл солидно кивнула.
— Мистер Риденс тоже замечательный человек, — сказала она. — Я не разбираюсь в книгах, но писать так много, как он, наверное, не легче, чем каждый день картофельное поле пропалывать. Я ему советовала побольше отдыхать — не слушает. Выгоню из дому, пойдите, скажу, в холмы побродите или между полей, так он с собой тетрадку возьмет и карандаш, я в окно видела: прямо на ходу что-то записывает. Вы тоже столько пишете?
— Меньше.
— И правильно. Нечего себя изводить. Мистер Риденс за последнее время исхудал из-за своей писанины, заметили? Я ему говорила: надо хорошо есть, если мужчина ест прихваткой, от него никакого толку не будет. Вот найдете себе девушку, говорю, а она и не поймет, зачем вы ее на прогулку приглашаете.
Старуха засмеялась, я понимающе ухмыльнулся: конечно, если уж приглашаешь девушку на прогулку, то не затем, чтоб просто ноги бить и на звезды пялиться. Побродить вдвоем и болтовней ограничиться — на такое только инопланетяне способны. Те самые, которые «Четыре розы» пьют.
— Мой муж всегда ел хорошо, и Чарли ест как следует, — вела свое миссис Гарделл, — а мистер Риденс хуже барышни: поклюет и снова пишет, хоть кол ему на голове теши. Я один раз взяла листок, так и прочитать ничего толком не смогла: имена какие-то чудные, а говорят эти люди совсем непонятно. Наш Дольф тоже посмотрел и ничего не понял. Вас уже с Дольфом познакомили? С внуком моим? Вон он, с Айрис О'Дон-нел выплясывает.
Ага, та, что со стрижкой, — Айрис.
— А как ее сестру зовут?
— Айлин. А почему вы потанцевать не хотите? — и прищурилась: — Ждете, чтоб сначала вас пригласили? Так не дождетесь, хоть присохнете к этой лавке. Вот подойдите по-хорошему к какой-нибудь женщине, выведите ее в середину, чтоб все увидели, что вы не заноситесь, а наравне с другими веселитесь, тогда по-другому дело пойдет. И почему вы до сих пор не выпили ничего? О'Доннел обидится, подумает, брезгуете. Давайте-ка, поднимайтесь и вперед за выпивкой, пока Ларри еще какая-нибудь хохотушка не увела. А жену его сразу не приглашайте, возьмите кого-то из безмужних.
Она сжала кулак, больно ткнула меня в ребра костяшками, поощряя к действию, и явно была готова повторить жест. Пришлось идти к стойке.
— Виски? — спросил Ларри.
— А что еще есть?
Он удивленно посмотрел на меня и оглянулся на полки. Я уже разглядел, что большая часть бутылок гордилась именно этикетками «Четыре розы». Видно, этот сорт тут шел нарасхват. Но предупреждение мальчика показалось мне слишком созвучным с намеками судьбы, чтобы им пренебрегать. Тем более Делберт высказывался ясно, а судьба все в загадки играет.
— Так… — протянул О'Доннел. — Джина хватит на пару порций.
— Давай.
Он кивнул, снял с полки бутылку и налил стакан до половины.
— С водой? Или просто лед положить?
— Добавляй все, что есть.
Он кивнул, и я расслабился. Попробовал джин (вполне приличного качества, кстати) и стал медленно превращаться в инопланетного разведчика. А главное правило разведчиков: не выдать себя. Поэтому, неспешно справившись с первой порцией джина, я пригласил на танец не Айрис или Айлин, а коротышку в светло-зеленом. Она так оглядывалась по сторонам, когда Рой объявлял новый танец, что последний дурак понял бы: безмужняя. К указаниям миссис Гарделл я отнесся с уважением.
Леди представилась Линдой Биннс. За время танца я узнал, что у нее есть дочь, мать, сестра и брат, и все они живут в том самом кирпичном доме, который мне напомнил раздавленную черепаху. Дочери Линды всего одиннадцать, и Линда сходит с ума от волнения каждый раз, когда девочка уходит из дома.
Хотел бы я научиться без передышки тараторить, не сбиваясь с ритма.
— Я ведь одна с ребенком, — продолжала мисс Биннс. — Эл умер за два месяца до нашей свадьбы, а я уже была беременна. И теперь живу ради Торин. Она уйдет погулять, а я работаю в огороде или по дому и думаю только, как там мой ребенок. Так сердце и заходится: хоть бы жива. Понимаете? Хоть бы была жива!
Я угукнул, сочувственно качая головой. Неприлично сказать в лоб малознакомой женщине, что она параноидальная невротичка, и если опекает дочку с таким же напором, с каким сообщала мне подробности своей жизни, то и девочке нервы испортит. Вместо этого я провел Линду к скамье и поблагодарил за танец.
— Я была рада, — с идиотской улыбочкой ответила она. — Рада, рада.
О господи! Одна другой лучше.
Я жестом позвал Джейка, и мы выпили вместе: он — «Четыре розы», а я — хорошо разбавленный джин: чем больше воды пьешь сейчас, тем больше спиртного остается на потом. Джейк вспотел и улыбался, а на плече его рубашки кто-то из партнерш оставил пятно размазанного тонального крема и чуть ниже — кривую полоску розовой помады. Там, где есть я, Шерлоку Холмсу делать нечего: помада такого нежно-розового оттенка была только у Кэтлин О'Доннел. Мне тут же захотелось, чтобы эта красивая женщина с роскошной грудью в медленном танце положила голову на мое плечо—и плевать на возможный приступ ревности у ее мужа.
К Кэтлин я подошел одновременно с Дольфом Мак-кини. Ему было примерно двадцать два—двадцать три года, крупные черты лица, массивные плечи и руки. При таком борцовском сложении казалось вполне естественным, что он не улыбался. Настоящие мужчины, как известно, не танцуют, а если уж вынуждены этим заняться, то принимают необходимость с соответствующим выражением лица: и это выдержу, поняли? Дольф приглашал женщину на танец с такой миной, будто решал в уме интегральное уравнение. Но вообще-то здоровяки вроде него многим женщинам нравятся. Тем приятнее было, что Кэтлин выбрала меня. И сразу положила голову мне на плечо. От светлых волос сильно пахло чайной розой: то ли дешевый шампунь, то ли дешевые духи. Ну и пусть! Зато ее тело было таким мягким, что джине под моей рукой казался бархатом. И не из-за силы, которую продемонстрировал в начале вечера Ларри О'Доннел, а из-за собственной порядочности я двигал ладонью от талии Кэтлин только немного вверх.
Краем глаза я заметил, что Ларри отошел покурить и стоит в дверях спиной к танцевальной площадке. Он разговаривал с Роджером Энсоном, и как раз, когда я на них смотрел, со двора вошел в танцзал Дилан. Пронырнул мимо О'Доннела, опустив голову, так что вместо лица я увидел только бледно-желтое пятно на чер-ной стерне волос. Джейк прав, действительно похоже на птичью каплю. Но тут мы с Кэтлин, подчиняясь му-зыке, повернулись, и я не узнал, чем занялся любимый сын Энсонов. Кэтлин спросила, правда ли я мастер айкидо? Пришлось признаться, что я соврал ее доче-рям.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики