науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


И очень глубоко, потому что провалились в озеро, полное жидкой смолы.
— Нет. Ничего не слышу.
— Ты уверен, что мы правильно ползем?
В каком смысле «правильно»? Сгибаем руки под нужным углом? Радость, толкавшая меня вперед, сбежала, не выдержав пессимистических идей воображения, и ее место теперь заняло раздражение, замешанное на страхе. Но Делберт уточнил свой вопрос раньше, чем я успел огрызнуться:
— Может, надо было свернуть в тот коридор?
Оп-ля! «Тот» коридор? Я полз, как машина, большей частью держа глаза закрытыми и ожидая каждую минуту обнаружить перед собой обрыв или тупик. Искать какие-то боковые коридоры мне в голову не приходило.
Конечно, как бы там уместилась нормальная мысль, если я до отказа забил башку дурацкими сюжетами!
Разозлившись на себя еще сильнее, чем на мальчишку, я, однако, сумел сообразить, что развернуться в проходе не смогу. Да и Делберт скорее всего не сможет. Ползти задом наперед не хотелось. И какой шанс, что надо пробираться другим туннелем? Этот с такой же вероятностью может вывести нас куда-то за пределы Моухея. Вдруг мы уже не под деревней, а под каким-нибудь мирным лугом за десяток миль от треклятого райского места?
— Не знаю, что надо было делать, — честно ответил я. — Но предлагаю двигаться дальше. Вернуться всегда сможем.
Интересно, я когда-нибудь перестану врать?
* * *
Глаза свыклись с мраком настолько, что я видел свои руки. Набравшись наглости, попытался даже разглядеть стрелки на наручных часах. Не вышло. Давно [ надо было купить часы с подсветкой. И мобильник надо было не забывать. И еще много чего надо было сделать. Но в первую очередь — свернуть в боковой лаз, обнаруженный Делбертом. Потому что туннель, по которому мы ползли, внезапно закончился. Без всяких монстров и смоляных озер. Я в очередной раз выбросил руки вперед, но не успел упереться локтями в землю, как пальцы вдруг заскребли по камню.
— Делберт, снова камень начался, — выдохнул я, готовый поверить, что мы накинули круг (сволочной туннель несколько раз изгибался) и вернулись в подвал
Клейменов. Но в этот обложенный камнем тупик не падал свет из пробитой стены
потому что ее уже замуровали, точно, как ты придумал
и никакого мха на полу не было. Подтянувшись посильнее, я почувствовал, что земляной потолок исчез. Осторожно приподнялся, поднял руки над головой, как карикатурно нарисованный герой тупого мультфильма, и ничего не нащупал. Можно было вставать… Ага, хоть в полный рост. Но радости от этого я не почувствовал. Умереть стоя — это только для лозунга хорошо.
И все-таки стоять было приятно. Колени и локти саднили, но я воспринимал их нытье как благодарственную песнь в честь долгожданной передышки, а не жалобу. Прислонился спиной к ледяной стене, откинул голову, чтобы затылок тоже ощутил холод. Может, вымерзнут раз и навсегда все идиотские выдумки?
Джейка и Айрис в этом тупике не было. Значит, они в самом деле свернули где-то на полдороге. Пусть им повезет больше, чем нам! А Делберт вполз следом за мной и, наверное, видел меня так же, как я его — нечетким темным силуэтом.
— Это точно тупик? — спросил он.
— Напротив входа глухая стена. Здесь, где я стою, тоже. Справа проверь сам.
Пока он ощупывал стену, я прикидывал, чем может обернуться наш побег. На данный момент имелось три варианта: обсосанным до кости «сдохнуть в туннеле», «вернуться назад, ощупывая каждый дюйм стен, и свернуть в боковое ответвление» и «поднять тут шум и надеяться, что моухейцы спустят нам лестницу». От третьего я отказался сразу.
— Лестница, — сказал Делберт.
— Что?
— Эта стена — все равно что лестница. Пощупай.
Я сделал шаг вперед и провел ладонью по правой от туннеля стене. В кладке действительно были глубокие выемки, расположенные по вертикали примерно в футе друг от друга. Кому пришло на ум долбить их, если проще было установить нормальную лестницу?
Ты все еще хочешь от Моухея чего-то нормального, Уолт ?
Нет, спасибо, не хочу. Честно. Только выжить не откажусь. Вместе с мальчишкой, который привстал на цыпочки и запрокинул голову, стараясь определить, как высоко придется подниматься по стене.
— Кто полезет первым? — спросил он. Человек-паук. Или еще какой-нибудь герой, у которого это получится. А я смогу только свалиться с высоты пятнадцати футов и рассадить себе голову напополам о булыжники на полу этого колодца. Был бы ты, парнишка, мутантом, тогда хоть с голоду не помер бы. Атак какая выйдет польза?
— Я. А ты не спеши. Нечего надрываться обоим. Если там найдется выход, я тебе крикну.
Насколько я мог видеть в густой темени, Делберт кивнул. Сел на пол и вытянул ноги.
— Думаешь, мистер Риденс и Айрис поднялись?
— Скоро узнаем
Я ухватился за выемку чуть выше своей головы, ногой нащупал другую в полутора футах от пола. Она оказалась глубокой, и нога встала на нее крепко. Следующая повыше. Ага, есть. Тоже солидное углубление. Теперь подтянуться и левую руку вверх. Влево-вправо… Это даже хорошо, что выемки идут не по одной линии, так легче лезть. И ничего страшного нет. Не сложнее, чем сдать школьный зачет по физкультуре. Только не напоминайте вслух, какие у меня стояли оценки по этому предмету, а то я точно упаду.
Но я не упал. Медленно карабкался по стене, войдя в своеобразный ритм, нащупывал выемку за выемкой и ни разу не глянул вниз. Вместо того чтобы угадывать, каким окажется конец подъема, считал выдолбленные в камне «ступени». На сороковой голова слегка закружилась. Надо было подольше отдохнуть, прежде чем штурмовать Джомолунгму. «Дорогие телезрители, наше агентство новостей с прискорбием сообщает, что группа альпинистов, поставившая перед собой цель взойти на высочайшую вершину мира в полной темноте, потерпела поражение. Большую часть спортсменов удалось спасти, но Уолтера Хиллбери, автора двух бестселлеров, преданного друга и человека, намерившегося спасти свою душу, обнаружить пока не удалось. Ведутся поиски». Произнося это, Энни сделает печальное лицо и еле заметно вздрогнет — специально для тех зрителей, кто знал о нашей любви.
Я употребил слово «любовь» так же автоматически и бездумно, как раньше употреблял слово «душа», но мигом одернул себя. Да, мы с Энни чуть не поженились, и, возможно, я потерял не все шансы надеть кольцо на ее безымянный палец — конечно, если когда-нибудь доберусь до Эл-Эй, причем живым, но я ни за что не стал бы убивать ради нее. А если бы на карте стояла моя жизнь, не смог бы ради нее не убить. С моухейской точки зрения, то, что было между мной и Энни, имело ровно столько же отношения к любви, как возня Айлин и Дилана в пустом доме. Так что надо быть поосторожнее с этим словом. Иногда жизнь слишком наглядно показывает, что оно не только наживка в рекламном ролике или в мыльном сериале для домохозяек.
Я добрался до шестидесятой ступеньки, хотя мысли об Энни отвлекали от счета. И, в очередной раз вытянув руку вверх, обнаружил, что достиг верхнего края колодца. Колодца в буквальном смысле, потому что поверху его перекрывали не камень или металл, а плотно подогнанные друг к другу доски. Обычная крышка для колодца; на том, что был за домом моей бабушки, лежала такая же. Придавленная камнем для надежности.
Если на этой тоже лежит камень, можно спускаться сразу. Да и чтоб приподнять саму крышку, придется напрячься изо всех сил, удерживаясь на стене только одной рукой. Какой? Спросите чего полегче. Обе присосались к верхним выбоинам испуганными пиявками. И обе заметно дрожали, хотя я и старался не обращать на это внимания. Нет, нет, все будет в порядке. Я удержусь. Хотя бы потому, что падать выйдет слишком высоко. Примерно как с шестого этажа.
Стоп!
В Моухее нет домов выше двухэтажных. Пусть высота одного или даже двух этажей приходится на подвал, все равно здание, частью которого является этот колодец — или вентиляционная шахта, если хотите, — стоит не в Моухее. Где бы мы ни оказались, это будет не райское место!
Я не удержался и захохотал, как сумасшедший, левая рука сама собой оторвалась от камня, гулко заколотила по дощатой крышке. Выпускайте нас! И делайте с нами что хотите, но сначала налейте шампанского. Всем присутствующим шампанского! Я плачу!
— Поднимайся, Делберт! — крикнул я. — Все в порядке! Слышишь?!
Эхо заметалось по длинному каменному стволу, но Мальчик не ответил. Что за черт? Не мог же он уснуть! И сверху тоже не доносилось ни голосов, ни шагов.
Куда может выходить эта труба? Предположим, на чердак. Тогда неудивительно, что никого нет рядом.
— Делберт! — еще раз крикнул я. Правая рука дрожала все сильнее. Мой бывший официальный помощник молчал как рыба. — Делберт!
О том, чтобы благополучно спуститься, не могло быть и речи. О том, чтобы отколоть акробатический номер в стиле голливудских боевиков, например, раскачаться, вися на руках, и ногами сшибить деревянный щит, как пушинку, — тоже. Восторг схлынул так же быстро, как пришел. Теперь я впился в самую верхнюю выемку левой рукой и несколько раз сжал и разжал пальцы правой. Они немного онемели, но когда я потряс кистью, ток крови начал восстанавливаться. Надо действовать быстрее, левая рука долго не выдержит.
Я поплотнее прижался к стене, носки туфель уперлись в камень. Колени сообщили, что считают дополнительную нагрузку совершенно лишней. Я мысленно посоветовал им обратиться в профсоюз и медленно поднял правую руку. Она осталась слегка согнутой, когда растопыренная ладонь уперлась в доски. А теперь ходи с туза, Уолт, и надейся, что играешь не с шулерами!
От толчка я чуть не сорвался, громко выдохнул, выпустив из легких даже тот запас воздуха, которому полагалось находиться там и после смерти,
давай, давай, повтори это слово еще раз, накличешь приятный сюрприз
но полностью распрямить руку не смог. Крышка подалась примерно на полтора дюйма, но умные хозяева что-то поставили сверху, и тусклый луч света полос-. нул меня по глазам всего на миг. Каждый мускул напряженного тела ощутил, как крышка возвращается на место.
Никогда раньше я не ругался с таким чувством. Слова, запретные в приличном обществе, показалось, обрели физическую плотность и упали на дно провала.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики