науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Края покраснели и припухли, но не вздулись, не текла ни кровь, ни сукровица, и точно не было никакого нагноения. Опустив рукав пониже, Делберт повернулся так, чтобы я увидел вторую рану в двух дюймах от лопатки и чуть пониже первой. Удачливым оказался мальчишка, почти как я! Пуля О'Доннела прошла сквозь мягкие ткани плеча, не причинив серьезных повреждений, и осталась в ворохе перепревшего мха, а не в теле. И — еще большая удача! — грязь из туннеля не попала в открытую рану. Делберта свалила кровопотеря и колоссальное физическое напряжение, потребовавшееся, чтобы подняться по стене. Но из Сельмы медсестра вышла не хуже, чем из миссис Гарделл, и заражения (чего я боялся больше всего), насколько мог судить непрофессионал, не случилось.
— Болит? — спросил я.
— Не очень. Вот когда Сельма полбутылки виски на рану вылила, я чуть на стену не полез. Хорошо, она заранее мне рот завязала, чтобы не орал на всю деревню.
— Что ты ей наплел? Делберт усмехнулся.
— Что услышал в туннеле голос, который велел идти к ней и выполнять все ее желания, если она никому обо мне не расскажет. Сказал, что этот голос был похож на голос ее отца, так что если она меня выдаст, отец явится за ней и утащит в подземелье. А в знак предупреждения он, мол, тряхнул весь дом, поэтому и картина разбилась, и мебель попадала. Сельма страшно перепугалась. А потом заявила, что я стану красавцем, когда вырасту, и поцеловала меня в щеку. Я думал, если ты еще пару дней не появишься, придется с ней… Ну, ты понимаешь. Та еще радость — первой женщиной в жизни заполучить Сельму Уибли.
Он застегнул рубашку и посмотрел на дорогу. Асфальт мокро поблескивал, хотя дождя уже не было. Тут он прошел немного раньше. Я боялся думать о том, что могло произойти с Джейком, если тучи прорвало и над Биллингсом. Лучше говорить о другом, чем воображать, как он выскакивает из коттеджа через разбитое окно и мчится по улице, сверкая влажной позеленевшей кожей, оскалив громадные выпирающие зубы, и набрасывается на первого же прохожего.
— Надо придумать тебе легенду, — сказал я. — Историю о том, как мы встретились. Вряд ли кто-то поверит, что ты свалился ко мне в машину из клюва аиста.
— Как лягушка? — улыбнулся мальчик. Его родители вряд ли прибегали к классическим ответам на вопрос «откуда я появился». А может, он и не спрашивал. — Вообще-то я неплохо умею квакать.
Но мы все-таки придумали версию повероятнее. И хорошо, что сделали это заранее, потому что я полностью потерял способность соображать, когда на подъезде к Биллингсу ветровое стекло усыпала мелкая морось. В свете фонарей сверкали лужи, сообщая, что дождь не все время был таким слабым. «Час назад прошел настоящий ливень, — бормотали они, подергиваясь рябью. — И твой дружок не усидел в коттедже — а когда полицейские увидели монстра, терзающего женщину около мотеля, они разнесли его в клочья сотней выстрелов». Я прибавил скорость. Делберт, уже услышавший историю о шоколаде, пристально вглядывался в испятнанную электрическим светом мокрую темноту. Судя по выражению его лица, он тоже не ждал ничего хорошего.
Но в мотеле царил покой. Мы вышли из пикапа на стоянке и сразу увидели усатого толстячка-портье. Он стоял на крыльце офиса, с наслаждением вдыхая сырой воздух.
— Люблю такую погодку, — сообщил мне, подняв руку в знак приветствия. — Хорошо… да…
Он потерял нить мыслей, увидев Делберта. Смерил его взглядом от макушки до грязных босых ног и удивленно посмотрел на меня.
— Э-э, сэр…
— Все в порядке. — ответил я. Подошел поближе (если бы Джейк на кого-то напал, этот тип вряд ли стоял бы тут, наслаждаясь погодой, так что нестись в номер сломя голову ни к чему) и пояснил: — Подобрал этого мальчишку около Форсита. Он голосовал на дороге и выглядел таким маленьким и измученным, что я не смог проехать мимо. Думаю еще накормить его и надо бы какую-то обувку купить. Парнишке туго пришлось.
Толстячок нахмурился.
— Такие бродяжки вотрутся в доверие, а потом обворуют, — проворчал он.
— Этот — вряд ли. Мы разговаривали всю дорогу, и, по-моему, он не преступник, просто несчастный ребенок. Мой друг никуда не ушел?
— Нет, — портье перестал волноваться о судьбе моего кошелька и улыбнулся. — Это я точно знаю, потому что к нему минут десять назад гость вошел.
— Какой гость? — вытаращился я. А сердце уже ответило, сорвавшись в рваную испуганную дробь.
Кот пошел ловить мышей, осторожно, детка-мышка. Если он тебя найдет, он сожрет тебя, малышка.
— Не знаю. Я только увидел, как он входит в ваш номер. Рослый такой блондин.
Нет, не может быть!… Кот найдет, вас всех найдет…
Может, приятель какой-нибудь?
— Я не знаю никаких блондинов, которые могли бы тут появиться, — выпалил я
Врун! Врун! Врун!
и, не дожидаясь ответа, кинулся к своему коттеджу. Сквозь частый стук сердца слышал, как следом несется Делберт; босые ноги звонко шлепали по мокрой дорожке. О господи, неужели О'Доннел сумел так быстро нас вынюхать?! Нет, он же не ясновидящий, это не он, это кто-то другой. Коммивояжер, который торгует мелочами, нужными в дороге. Бродячий проповедник, собирающий пожертвования. Агент по продаже недвижимости за Полярным кругом. Кто угодно, только не моухейский констебль!
Я рванул дверь, забыв, что ключ лежит в кармане,
зачем он вообще нужен? Гость без него обошелся
а когда она послушно распахнулась, замер на пороге, захлебнувшись ужасом. В шаге от меня, упершись забинтованной правой рукой в косяк дверного проема, стоял Ларри О'Доннел,
ты знал, что это будет он, и никто другой!
но выглядел он не ковбоем из рекламы «Мальборо», а человеком с плаката: «Приезжайте в Моухей — и вот что с вами будет». Я не понимал, почему он еще держится на ногах. Кровь залила его с головы до ног, пропитанная ею джинсовая рубашка висела клочьями, а под подбородком покачивался отодранный лоскут кожи. Шею сбоку будто изгрыз бешеный пес, от ключицы на грудь сползала кривая рваная рана. Странно, что сонная артерия уцелела. Надо было Джейку лучше нацелиться…
Я с первой секунды понял, что Ларри пришлось бороться не с взбесившимся бультерьером. Айрис была права, шоколад не спасал от трансформации. Дождь заставил Джейка перекинуться, но выскочить из коттеджа, чего я так боялся, он не успел. Свежее мясо явилось само. Но если О'Доннел стоит здесь и еще жив, значит, победителем в схватке вышел все-таки он.
— Предатели, — каркнул Ларри.
Он вскинул левую руку, и огромные небесные часы замедлили ход. Я не успел заглянуть в ствол «браунинга», поэтому до сих пор не знаю, как выглядит смерть на таком близком расстоянии. Десятая доля секунды — и я потерял равновесие от сильного толчка,
тому, кто годами толкал валуны, ничего не стоит сбить с ног человека
услышав выстрел до того, как упал. Глаза выхватили из неожиданно сжавшегося мира яркую вспышку, дымок над стволом пистолета и Делберта, отлетающего с крыльца на дорожку спиной вперед. За долю мгновения вытолкнув меня из-под выстрела, мальчик сам оказался на моем месте и принял пулю, как последний урок от своего учителя.
Он упал навзничь, разметав руки, как брошенная тряпичная кукла, кровь хлынула по волосам, по лицу, растеклась по асфальту. И я заорал «нет» во всю силу легких. А «браунинг» выпал из руки О'Доннела, когда — в ту же безразмерную секунду — Ларри в свою очередь рухнул на пол. Назад и набок, полностью исчезнув из виду.
То ли мой крик раздробился, то ли кричали еще какие-то люди. Из потока воплей выкристаллизовалось слово «полиция», а я вскочил и кинулся к Делбер-ту, приподнял его голову, пачкая руки в крови, — она лилась из раны над виском пульсирующими рваными толчками, — и выкрикивал его имя, пока не понял, что это бесполезно. Не знаю, сколько времени понадобилось, чтобы понять. Может, год. Может, меньше минуты.
Женский визг резал воздух, тяжело топали где-то за моей спиной мужские ботинки. А в голове у меня гремел набат, тяжелый и безнадежный похоронный звон. Я бросился в коттедж
надо успеть, пока не явилась полиция, надо увидеть, как выглядит Джейк!
и перепрыгнул через О'Доннела, чтобы в спальне снова упасть на колени перед окровавленным телом. В несчитанных парсеках от этого места сотни планет сошли с орбит и взорвались, лишившись своего создателя, черные дыры расползлись по Вселенной и вечное безмолвие космоса раскололось отчаянным воплем, вырвавшимся из моего рта. Мертвый Джейк застыл на полу в неестественной позе; его рубашка была не только пропитана кровью, но и обожжена порохом: Ларри стрелял с очень близкого расстояния. «Не просто близкого — он прижимал ствол к телу Джейка, — сообразил я, — поэтому выстрелов и не услышали снаружи. А Джейк зубами и ногтями рвал его тело, используя всю свою нечеловеческую силу, чтобы добыть кусок свежего мяса».
И сделал бы то же самое, окажись с ним рядом ты, а не О 'Доннел.
«Нет, — одернул я себя. — Джейк просто впал в шок и защищался как мог. Ничего больше люди о нем не узнают».
Последствия мутации еще были видны: слишком крупные зубы, неправильная форма мышц, потемневшая кожа, отвисающая на затылке. Но я надеялся, что к появлению полиции они исчезнут. Джейк начал перекидываться в агонии, но мертвым он выглядел как обычный человек. Значит, надо задержать полицейских снаружи. Дать телу Джейка время для последней трансформации.
— Я помогу тебе, — шепнул я.
Пожал мертвую руку, поднялся и пошел к выходу, двигаясь, как зомби, когда вдруг услышал: «Уолт…» — и от этого шепота вздрогнул, как от удара кнутом. Померещилось, не иначе. Этот гад не может быть живым! Его место в аду, в самом центре вечного пламени. Но что бы я ни думал, я уже шел к О'Доннелу. И едва присел возле него, голубые глаза открылись.
— Риденс, — еле слышно выдохнул он. — Риденс должен был… давно сдохнуть. Я… подумал, здесь только ты и мальчишка. Почему он не сдох?
Я смотрел ему в лицо и боролся с ярым желанием голыми руками разорвать эту физиономию на части. Если бы Делберт не просил не убивать…
— Хочешь ответ на самый идиотский вопрос? — произнес я тоже шепотом. Шепот получился сдавленным, в горле орудовала огромная жесткая щетка, перекрывая вход воздуху.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики