науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Спина слегка подрагивала, но мальчик старался не издать ни звука. Снова синдром побитого щенка.
— Здесь смотреть не на что, — сказал Роджер. — Голая земля да камни. Вы бы за холмы прошлись, там красивые луга. И небольшая рощица есть. Вон туда, к востоку идите.
— Если отпустите со мной Делберта.
— Ему работать надо. И так вместо завтрака где-то шлялся.
— Это моя вина. Поверьте, Роджер, он мне очень нужен, — я постарался вложить в голос максимум убеждения.
— Зачем?
Пришлось повторить вчерашнюю выдумку о «консультации» насчет местной природы.
— Вы мне здорово помогли, —улыбнулся я под конец. — Хорошо бы, и сын ваш помог.
— Я помог? — искренне удивился Роджер. — Чем это?
Я выложил идею насчет сборника рассказов «Кроличья жизнь» (приятно уверенный, что Энсон не кинется тут же за ручкой или диктофоном. Общаться не с писателями — одно удовольствие).
— Почему кроличья, если вы о людях писать собираетесь? — Роджер удивился еще сильнее.
— Это метафора. В характере многих людей есть кроличьи черты. А у других — волчьи. Или змеиные. Понимаете?
Он повертел головой. То ли показывал, что я не совсем нормальный (ну и пусть, все равно в сравнении с Джейком я образец здравомыслия), то ли шея затекла.
— Один черт знает, мистер Хиллбери, зачем людей называть кроликами. Но если вы это помощью считаете, так я могу тысячу таких названий придумать. А что вы из них сделаете — ваша забота.
— Может, вас опишу.
— Зря, — он усмехнулся. — Я ведь обычный деревенский работяга, про таких читать никто не станет. И кино не снимут. Сейчас ведь книги зачем пишут? Чтобы потом кино сняли, верно?
Я пожал плечами.
— Для меня изданная книга дороже.
— Ясное дело, — кивнул Роджер. — В кино-то ваша фамилия в начале и в конце на секунду мелькнет, а на книжной обложке ее люди сто раз прочтут — каждый раз, как будут книжку открывать и закрывать.
Мне это преимущество книгоиздания перед кинематографом никогда в голову не приходило, и теперь я рассмеялся. Роджер тоже хохотнул.
— Небось большие деньги получите, когда книжку напечатают? — спросил он. — Сколько за название полагается?
— Тысяча, — улыбнулся я. — А за консультации — три.
— Так, может, я вас и проконсультирую? Чего будете на этого выродка время терять?
Он оглянулся и небрежно, походя хлопнул Делберта по затылку. Мальчишка вздрогнул, но пикнуть не посмел. И я тоже потерял дар речи. Ну ладно, миссис Гарделл вопила «выродок», многие старухи так себя ведут. Когда я был подростком, наша соседка-пенсионерка как только ни называла нас с Билли. Может, и «выродок» пару раз мелькнуло. Но чтобы отец вот так ни с того ни с сего обругал, еще и ударил! Я ничего не понимал.
— Не хотите? — по-своему истолковал мое выражение лица Роджер. — Тогда берите его на здоровье, мы в Моухее гостям ни в чем не отказываем. Но на три тысячи он вам точно ничего рассказать не сможет.
— Я подсчитаю, на сколько расскажет.
Шутить мне не хотелось, но и читать нотацию о гуманном воспитании человеку, который лет на двадцать меня старше — тоже. Лучше потом Джейка расспрошу, может, он знает, почему на мальчишку все отрываются.
— Иди! — приказал сыну Роджер. — И если будете идти мимо дома Маккини, скажешь Чарли и Дольфу, чтобы пришли мне помочь.
— Хорошо, папа, — пробормотал Делберт.
А мне ничего не осталось, как пообещать, что к Маккини мы зайдем первым делом. Роджер кивнул и пошел к своим камням. На поле их оставалось еще очень много. Глупо было выбрать такой каменистый участок для расчистки. Честное слово, глупо.
* * *
Маккини жили в доме с полосатыми гардинами, в том, что стоял за домом О'Доннелов. Близняшки сегодня не прогуливались по улице и во дворе не сидели, зря я заглядывал через деревянный забор. Делберт тоже посмотрел в ту сторону, но ничего не сказал. Мы с ним вообще шли по деревне, как похоронная процессия в миниатюре: ни улыбки, ни слова друг другу. Делберт смотрел себе под ноги и молчал, я тоже не мог придумать, с чего начать разговор. Не спрашивать ведь: «Рад, что от работы избавился?» Или: «Надеюсь, ты не рассчитываешь на гонорар?» Еще обидится. И расспрашивать о жителях Моухея тоже казалось рискованным. Если мальчишка унаследовал материнскую подозрительность, он беспардонного любопытства не потерпит. Об урожае, что ли, заговорить? В деревнях вроде бы положено обсуждать урожай и погоду. Погода отличная. В видах на урожай я разбираюсь меньше, чем во внутренней политике республики Конго. Ну и проблемка! Как бы до вечера молчать не пришлось.
Во дворе у Маккини, как и во всех остальных, было пусто. Я предоставил действовать Делберту, хватит с меня вчерашних приключений в чужих дворах. И черт его знает, принято здесь сразу идти к дому или из-за забора звать хозяев. Может, если войдешь, на тебя псина выскочит, которой рахитичный щенок, бегавший по болотам за сэром Баскервилем, в подметки не годится. Мне здорово повезло, что Энсоны во дворе волкодава не держат, а то остались бы от меня вчера одни ошметки.
Но Делберт не спешил входить или окликать хозяев. Остановился перед калиткой и тупо смотрел на дверь — Тезей-недоросток перед входом в лабиринт, который вдруг обнаружил, что потерял подаренный подружкой клубок мохера.
— Долго ты намерен тут стоять? — спросил я.
В ответ мальчишка дернул плечом, вздохнул и взялся наконец за калитку. По дорожке к крыльцу он буквально тянул ноги. Убедившись, что держать волкодавов здесь не в моде, я пошел следом. Перед дверью Делберт снова застыл. Пару секунд простоял в полном ступоре, потом вдруг закрыл лицо ладонями и стал тереть щеки и виски. Господи, здесь что, вся деревня — филиал сумасшедшего дома?
— Мистер Хиллбери, — негромко сказал Делберт, — может, вы постучите? Если старуха выйдет и меня увидит, она снова крик поднимет. Постучите, пожалуйста, а я вас на улице подожду.
— Твой отец не знает, что она на тебя кидается?
— Знает.
С чувствами этого мальчишки в деревне, похоже, вообще никто не считался. Значит, я буду первым. Достижение слабее литературной премии, но все-таки быть первым — звучит неплохо.
— Ладно. Иди прячься.
Он выскочил со двора и, наверное, присел за забором. Я не уловил этот момент; видел, как он проскочил мимо меня, а когда оглянулся, парня уже не было. Точно, как вчера: пустая улица, ни людей, ни хотя бы голосов издали. Темная дубовая дверь требовала, чтобы я стучал наконец. Надо позвать Дольфа и… Как же его отца зовут, забыл… А, да — и Чарли.
Я стукнул по дверной филенке костяшками пальцев. Никто не отозвался, но когда я положил на дверь ладонь, она, такая тяжелая с виду, чуть ощутимо качнулась. Легкое нажатие — и подалась.
— Мистер Маккини! Миссис Маккини! Миссис Гарделл!
Никакого ответа. Из полутемной прихожей тянуло запахом сухих цветов. Я разглядел небольшой столик на трех гнутых ножках, на нем — керамическую вазу с охапкой пшеничных колосьев. Под столиком стояла пластмассовая лейка.
— Мистер Маккини! Миссис Гарделл! — еще раз подал голос я. Тишина. Хоть бы кот замяукал!
Я оглянулся на пустую улицу и переступил порог.
ГЛАВА 6
Я хотел прикрыть дверь осторожно, но она выскользнула из моих пальцев и со стуком ударилась о косяк. Этот хлопок и глухого разбудил бы.
Мертвого! Мертвого он разбудил, сейчас зашаркают по полу покрытые пятнами разложения ноги, и мне навстречу выйдет существо, истекающее гноем из всех пор. «Прекрати, кретин!» — прикрикнул я на себя. В этой деревне точно что-то не в порядке с водой или с воздухом, загробные мысли напирают, хоть садись готический роман ужасов писать. Замок в Англии, а еще лучше—в Ирландии. Рядом деревенька вроде Моухея, и все люди там живут в страхе перед привидением бывшей хозяйки замка. Призрачная фигура с развевающимися волосами прогуливается по галерее на верхнем ярусе главной башни, и по деревне ходит слух, что покойная герцогиня время от времени превращается в летучую мышь… Нет, это уже вампир выйдет, а не порядочное привидение. Значит, превращается ее покойная светлость в кошку. Ну и что? Какого черта эти деревенские идиоты боятся кошки? И почему не переселятся подальше от замка? Не сожгут его, на худой конец? Редактор меня без соли слопает за такой сюжет.
Я выбросил из головы выдумки и кашлянул. Ни глухие, ни мертвые, ни другие обитатели дома не вышли на хлопок двери. Кашель тоже не показался им достойным внимания. Проще говоря, никого нет дома. А у меня формируется новое хобби — лазать по пустым чужим домам.
Но вместо того чтобы выйти и предложить Делберту поискать семейство Маккини в саду или в сарае, я прошел по коридору до двух одинаковых — и одинаково плотно закрытых — дверей и толкнул правую. Не знаю, почему. Интуиция.
Мое подсознание, видимо, решило, что мне пора узнать, как выглядит гостиная в небогатом деревенском доме. В просторной комнате пахло мастикой для паркета, хотя пол был дощатым, а не паркетным. Длинный прямоугольный стол стоял в центре, окруженный тяжелыми стульями. «Встреча совета директоров состоится через десять минут», — хихикнула у меня в голове ехидная мыслишка. Впрочем, какой совет директоров потерпит на столе такую аляповатую скатерть в лиловых и алых цветах? Подойдя поближе, я разглядел, что цветы вышиты крестиком. Сколько же надо было над ними сидеть? В вазе посередине стола стояли сухие камышинки, выкрашенные, похоже, акварелью в такой же неприятно-лиловый цвет, как и половина вышивки. Лучше уж любоваться сухими колосьями в коридоре. А запах мастики мне за полминуты опротивел.
Но чтобы уйти, надо было для начала оторвать взгляд от скатерти, а я сделать этого не мог. Что-то странное было в вышивке. Как будто…
В этих цветах есть особый смысл. Они — маскировка, а не украшение.
Но сколько я ни таращился на развороты крупных лепестков, ничего тайного не увидел, даже нитки неровно положенной не нашлось. Представляю, что скажет миссис Гарделл, когда найдет меня здесь! Надо идти. Только разок оглянусь на скатерть… И еще разочек, от двери. Может, с большего расстояния увижу то, чего не заметил вблизи.
Зря крутил шеей: не заметил ничего, кроме ядовито-ярких цветов, местами наползающих друг на друга, будто у вышивальщицы другой ткани не было, а руки чесались еще поработать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики