науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Кажется, под этот тост я выпил полную чашку. Не помню.
ГЛАВА 14
Я провел в подвале О'Доннелов еще четыре дня. Выкарабкавшись из похмелья, больше не прикасался к спиртному, решив, что утопающему глупо хвататься за горящую веревку. Книга, так и оставшаяся на журнальном столике, оказалась орфографическим словарем, но я не собирался ни обсуждать с Ларри его странные вкусы в выборе чтения, ни просить книгу поинтереснее. Не хотел читать. Сидел или лежал, глядя в стену, и раз за разом перемалывал в голове увиденное. Жуткие галлюцинации, пусть пугали до смерти, были куда приятнее этих воспоминаний, но они больше не приходили. И когда я засыпал, снов не видел. Остался наедине с грубыми фактами, искал лазейку в их круглой стене втрое толще, чем стены подвала, но ее и муха не нашла бы-
Конечно, теперь никто меня из Моухея не выпустит. Сбежать? Догонят на дороге. Ларри не придется ехать в Калифорнию, так далеко забраться мне не удастся, даже если найду способ превратиться в человека-невидимку. И чего я не слушал мать, когда она повторяла, что любопытство до добра не доводит? Так уж надо было узнавать, что творится с Джейком?
«Надо», — отвечал я сам себе. И снова видел безобразную морду, с которой таращатся выпученные глаза моего друга. Кого я собрался спасать? Зачем? В Джейка надо всадить десяток серебряных пуль и так же поступить со всеми моухейцами. А дома их сжечь. Всю землю тут выжечь и солью засыпать. Но здравый смысл развеивал эти правильные мысли, как ветер — колечко дыма. Я никогда не смогу перебить моухейцев, помощи ждать неоткуда, осталось только выбрать: сдохнуть, в криках корчась на земле, пока вокруг мутанты щелкают зубами, или встать на их защиту. Выбор, который стоял перед большинством немцев в тридцать третьем году. Но их вряд ли тошнило от вида фюрера. А может, охваченные оголтелым патриотичным восторгом, они и не заметили бы внешнего преображения вождя?
Да какое мне дело до истории! Сейчас надо думать только о себе. О том, что личная история Уолтера Хиллбери пишется в этой деревне на черновике романа Джейка Риденса. Думать о боли, смерти и неизбежности.
IО возможности жить, дышать, писать, если захочется — и привыкать к монструозной сущности соседей, убеждая себя, что бывает и хуже: живут ведь люди бок о бок с серийными убийцами, некоторые своих детей им доверяют. А потом закрывать глаза и думать о том, как будут жрать твой труп. Как не хочется умирать. Словом, об этой треклятой жизни, подсовывающей подлянки, как раз когда начинаешь воображать себя везунком!
Иногда мне хотелось заорать — так стискивала мозг безнадега, страшная и уродливо мускулистая, явно родившаяся в Моухее. Но я сдерживался, вдавливая ногти в ладони и до хруста стискивая зубы. Только один раз, когда на второй день вместе с Ларри в подвал спустилась Кэтлин, мой крик услышали, наверное, в центре Гэлтауна. Рассудок не принимал в этом участия: я повернул голову на двойной звук шагов, увидел рядом с Ларри его красавицу-жену и слетел с дивана, словно пинок получил. Рот распахнулся сам собой, я закрыл глаза и вопил, как малыш. Вот вам и супермен! Получите! Да ни один книжный герой не позволил бы себе так опозориться! Мне полагалось бы выпрямиться во весь рост, нахмуриться или засмеяться, сделать вид, что не замечаю Кэтлин, или плюнуть в ее сторону, только не сжиматься в комок, крича и жмурясь от страха.
О'Доннелы все поняли и входить ко мне стал только Ларри. Приносил еду, спрашивал о самочувствии и передавал приветы от соседей, но не требовал принять решение немедленно и не говорил, чтобы я выметался. Как заботливый старший брат, он сидел рядом, пока я ел, рассказывал, как весело прошли вчерашние танцы, как хорошо чувствует себя Джейк и как он сам нервничал, впервые увидев пир монстров. Да и преображение доченек не слишком легко далось. Если быть откровенным до конца, он надеялся, что девочки будут обычными людьми. Но ведь никто не обещал нам, что все желания сбудутся, правда, Уолт?
Я отмалчивался, пропуская девять из десяти его слов мимо ушей. Хотел спросить о Делберте, но передумал. Моухейцы знают, что «выродок» с самого начала старался выдворить меня из деревни; если я откажусь им пособничать, еще решат, что это с Делбертовой подачи, и оторвутся на мальчишке всем скопом. Лучше не злить гусей. Увидимся, когда я выйду.
А когда это будет, я предположить не мог. Дверь в подвал больше не запиралась, я выходил, если требовалось посетить туалет, но торопливо возвращался обратно, не пытаясь даже выглянуть в окно или в приоткрытую дверь черного хода. Высунуть нос на улицу значило снова увидеть моухейцев, а этого мне хотелось меньше, чем упасть в жерло вулкана. Может, взяться тут за новый роман? Попросить Ларри привезти компьютер и стучать по клавишам, ухватившись за их послушную податливость, как за единственный мосток из Моухея к нормальности. Написать о человеке, который выжил в кораблекрушении и попал на остров, населенный людоедами. Его приняли за бога (судя по массе приключенческих книг, дикари на островах только и делают, что ждут, пока из океана вынырнет измученный и голодный белый бог), предоставили лучшую хижину в поселке, приносят еду и цветочные венки и пускать дорогого гостя на жаркое, естественно, не собираются. А он роет громадную яму, укрепляет ее бревнами и прячется в этом блиндаже, отказываясь от солнца, ветра, от запахов цветов и вкуса океанской соли, лишь бы не видеть каннибальских пиршеств. Когда через несколько лет на остров высадится британский десант и уничтожит аборигенов, матросы будут поражены, наткнувшись "на блиндаж. И еще больше удивятся, увидев, что сумасшедший, которого они оттуда вытащили, — белый.
Нет. Занудная выйдет книга и лживая. Честнее будет написать, как этот бедняга свыкнется с празднествами, на которых главным блюдом идут человеческие ребрышки. Как он всего через полгода станет плясать в паре с местным шаманом, женится на дочери вождя и первым пустит отравленную стрелу в приближающихся Десантников.
А совсем честно — выбросить сочинительство из головы. В этот раз мне не удастся перебросить проблемы на бумагу. Это проходило с неудачной любовью и мелкими повседневными обидами, от которых жизнь не зависела… Жизнь монстра? Пособника монстров? Да ради бога, зато ЖИВОГО пособника! Живая собака лучше мертвого льва. Сильнее его. Счастливее. Человек ко всему привыкает, я не лучше других, святым все равно не стану. Повезло, что Ларри увидел во мне какую-то мне самому не понятную силу, благодаря ему есть шанс выжить. Да, спасибо ему! И спасибо Делбер-ту, который советовал соглашаться на предложение О'Доннела. Я не послушался мальчика в цервый раз и ошибся, но теперь поступлю правильно.
* * *
Когда Ларри в очередной раз явился с ужином, я валялся на диване, едва продрав глаза. Сон был темной периной, мягкой и приятной. Явь оказалась такой же мирной. Стоило принять решение, и спокойствие оказалось гораздо полнее, чем я мог ожидать. Будто все страхи, вся грязь, жирно измазавшая душу, ушла в невидимый водосток. Я потер глаза ладонями и улыбнулся О'Доннелу.
— Хорошая погода установилась надолго, — сказал он, ставя поднос на край столика. — На улице сейчас очень приятно.
Меня уже не волновало, какая стоит погода. Пусть дожди льют целыми сутками, пусть начнется второй великий потоп или ударит вечная засуха. Я буду жить, остальное не имеет значения.
— Подвинь, — сказал я. —Что?
— Подвинь поднос, или он упадет. И позови своих.
— Уолт, ты уверен…
— Зови их, Ларри. Сейчас же.
Я поднялся на ноги, с удовольствием отметив, что больше не чувствую слабости. Инстинкт самосохранения справился с поставленной задачей отлично. Если стоишь на перекрестке и в конце только одной дороги не видна разрытая могила, надо идти по этой дороге, не задумываясь. Пусть геройствуют выдуманные мной персонажи, произносят речи и отдают свои бумажные жизни за высокие идеи. Но чтобы умер я сам, они не дождутся! Я сумею переключиться на новый уклад. Стану рациональным. Нормальным, пусть и по-моухейски.
Кэтлин спустилась по лестнице первой. Она не прятала тревогу, но не отступила, когда я пошел к ней. Девочки стояли за спиной матери, робко улыбаясь. Длинная прядь волос упала на лицо Айлин и слегка покачивалась от дыхания. Я протянул руку над плечом Кэт, отвел эту прядку в сторону. Айлин напряглась, но не шевельнулась. Айрис крепко сжала губы, следя за мной. Мои пальцы от лица сестры переместились к ее щеке. Гладкой, тугой и прохладной. При чем тут хлопающие отвислые складки? Ресницы девочки трепетали, губы подрагивали.
— Не бойся, — сказал я. И убрал руку, чтобы тут же положить ее на щеку Кэтлин. Она пользовалась теми Же духами, что и раньше. И помада осталась нежно-розовой. — Ты красивая.
— Я знаю, — ответила она. — А ты смелый. Не отказывайся, мы все знаем, что смелый.
— Как крот, забившийся в нору.
Кэтлин не улыбнулась. Девочки, осмелев, обошли Мать и стали по обе стороны от меня. В каком кабаре Конферансье сможет подобрать себе настолько красивых ассистенток? И кто знает, как меняются куколки из кордебалета, спускаясь со сцены?
— То, что с нами происходит, не самое худшее, — сказала Кэтлин. — Лично я ни за что не променяла бы свою трансформацию на последнюю стадию туберкулеза или опухоль.
Она была права. С точки зрения здравого смысла, а не героизма. Молодец! Вы лично много героев видели не на киноэкране? Только не врите, пожалуйста. А? Задумались?
— Не боитесь, мистер Хиллбери? — спросила Айлин. Я не боялся. И позволил себе поцеловать Кэтлин на глазах у Ларри. Он засмеялся и предупредил:
— Чтоб это было в последний раз, — а я жестом попросил его помолчать и на секунду задержал губы на щечке Айрис. Айлин в свою очередь вытянула шею. Ну уж нет, после Дилана что-то не хочется.
— Тебя в следующий раз, — усмехнулся я.
Не знаю, поняла ли она причину, но вылетела из подвала, как кошка, которой прищемили хвост. Кэтлин засмеялась с облегчением и крепко обняла меня.
— Добро пожаловать в.нашу общину, Уолт.
— Можно теперь называть тебя сестрой?
— Лучше кузиной.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики