науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Хороший тон в провинциальном понимании — принадлежность к общей массе. Так что нечего мне выдергиваться со своими лос-анджелесскими вкусами. Взгляд Стэна Клеймена уже стал подозрительным, широченная улыбка не скрывала его внезапной холодности. Роджер кашлянул. Ладно, сыграю собственную игру. В крайнем случае, не умру от глотка самогона. И я улыбнулся, стараясь выглядеть подобием вчерашнего Джейка (что, если сейчас Джейк снова мечется в жару?), этаким рубахой-парнем.
— Лей то, что всем льешь, Ларри! «Четыре розы», верно? Давай двойную порцию.
Вокруг снова засмеялись. Кто-то захлопал в ладоши. Из-за спины Чарльза выскочила Сельма Уибли (зря я надеялся, что она сегодня отсидится дома) и вытаращила лягушачьи глаза.
— Двойную? — визгливо уточнила она. — Да ты ни в жизнь с двойной не справишься. Налей мне двойную, Ларри, я с этим городским слюнтяем посоревнуюсь.
Услышав вызов, женщины, державшиеся подальше от бара, пошли к нам. Кэтлин О'Доннел поправила воротник прозрачной блузки и расстегнула вторую сверху пуговицу.
— Мужчин нам никогда не перепить, — мелодичным голосом (а каким еще он мог быть, рождаясь в таком восхитительном горле?) сказала она. — Оставь, Сельма.
Но сумасшедшая не собиралась уступать. Ларри подал нам стаканы одновременно. Уровень желтоватой жидкости в них был одинаков, никакой эксперт не придерется. Стэн Клеймен пожелал мне удачи, его жена показала скрещенные пальцы.
— Давай, Уолт, — с улыбкой скомандовала Кэтлин. — Докажи, что мы недаром верим в мужчин!
Ее муж улыбался наравне со всеми. А Делберт… У меня отлегло от сердца. На лице Делберта не было ни малейшего признака тревоги. Значит, какой бы дрянью ни была самодельная выпивка, я ею не отравлюсь. Черт с ними, попробую!
Я улыбнулся публике, смело приложился к стакану и закашлялся от неожиданности. Толпа засмеялась.
— Разве это мужик? — взвизгнула Сельма. — Мужики пьют не моргнув! Я и то могу выпить больше!
Она отхлебнула из своего стакана гигантский глоток; часть виски пролилась на платье. Рой Клеймен присвистнул и зааплодировал, расплескав собственную выпивку.
— Ошибаешься, красотка, — ухмыльнулся я. И в два глотка, не отрывая стакан от губ, прикончил двойную порцию воды, подкрашенной яблочным соком.
Теперь все общество аплодировало мне.
— Повтори, Ларри, — попросил я, пока Сельма торопливо допивала содержимое своего стакана. О'Доннел щелкнул пальцами, и Делберт тут же протянул ему бутылку.
— Двойную?
— Конечно, — ухмыльнулся я. — И не разбавляй. Мы вместе рисковали: Сельма в любой миг могла выхватить у меня стакан (от чокнутых и не того жди) и принюхаться или попробовать «виски». Но Ларри держался как ни в чем не бывало, и я тоже не отступил. Выпил новую порцию фруктовой воды в три приема, шумно выдыхая после каждого глотка, и стукнул стаканом о стойку.
— Еще, Ларри!
Никогда не увлекавшись спортом, сейчас я понял, что чувствуют футболисты или бейсболисты после победы. Вокруг меня вопили и свистели болельщики, и то, что с третьей порцией я справился медленнее, чем с первыми двумя, только укрепило их в уверенности, что я пью спиртное. Я тоже смеялся, но внутри уже покусывал страх: что, если у О'Доннела закончатся запасы подкрашенной воды? Пора заканчивать конкурс, тем более что Сельма еле справилась с третьей двойной порцией, когда я опорожнил четвертый стакан. Дел-берт продолжал помогать бармену, и если бы не вкус воды с соком, я сам мог бы поклясться, что он протягивает Ларри одну и ту же бутылку, чтобы наливать в оба стакана. Публика не заметила подмены, а Ларри если и заметил, ничем этого не выдал. Сельма тяжело дышала, глядя на почти полный пятый стакан.
— Довольно? — слегка растянув слово, спросил я у всего общества сразу. И сам ответил: — Довольно. Я выиграл.
Кэтлин О'Доннел со смехом обняла меня. Я слышал, как у меня за спиной ругается Сельма, а от запаха Кэтлин и тепла ее тела голова пошла кругом не слабее, чем от четырех порций настоящего виски. Голоса и звяканье стаканов остались в другой галактике, Кэтлин с космической скоростью уносила меня к какому-то своему Сермахлону. К прекрасной планете, полной маняших ароматов, обитатели которой никогда не слышали слов «мораль» и «пристойность». К планете, которую никогда не выдумать Джейку Риденсу.
Вспомнив о Джейке, я встрепенулся. И обнаружил, что Делберт исчез. Ларри, не обращая внимания на то, что я обнимаю его жену, разливал выпивку, Айрис хихикала, слушая шутки Роя, а Сельма жаловалась Линде Биннс на головокружение. Ханна Клеймен предлагала ей присесть. Парень, назначенный диск-жокеем, сумел выжать из магнитофона медленную мелодию и пригласил на танец Молли Маккини. Все в порядке,
в моухейском порядке!
только Делберта нет. И Дилана я этим вечером не видел.
Кэтлин удивилась, когда я осторожно отстранил ее руки. Хлопнула ресницами и кокетливо склонила голову:
— Не хочешь потанцевать, Уолт?
— Ларри умеет драться?
Она беззвучно засмеялась. Нежная гладкая кожа на горле (судя по ней, Кэтлин была ровесницей своим дочкам) задрожала, полные губы розово блестели, пробуждая желание. Я не знал, как называется ткань ее блузки, но единственным назначением этой ткани было открывать взгляду не только изгибы, но и белизну тела. Бюстгальтер на Кэтлин был из белого кружева, в тон коже. На Энни я никогда не видел настолько красивого белья. И сама Энни никогда не была такой влекущей.
— Я слышала, эскимосы отдают гостям своих жен, — шепнула Кэтлин. — Тебе не кажется, что Ларри не мешало бы перенять их обычаи?
— Отличная идея, — согласился я. — Но пока он их не перенял, давай ограничимся танцем.
Новый всплеск ее смеха вышел звонким, как у подростка. И привлек внимание всего зала. Ларри оказался возле нас в одно мгновение, перепрыгнув стойку, что вышло у него очень эффектно. С другой стороны возникла озабоченная физиономия Чарльза Маккини. Вовремя он подошел, молодец. Если что, поможет мне подняться с пола — в драке с Ларри я буду исполнять роль боксерской груши — ни больше ни меньше. Но О'Доннел, вместо того чтоб устраивать скандал, подмигнул жене:
— Кажется, ты хочешь отдать первый танец другому мужчине?
— И не думала, — отозвалась Кэтлин. — Уолту надо проветриться, учитывая, сколько выпивки ты в него влил, а потом уже думать о танцах.
— Тогда идем, — Ларри за руку повел ее в центр танцевальной площадки, а я с облегчением перевел дух. Вокруг шла игра по правилам, с которыми меня никто не собирался знакомить. Мало того что Кэтлин на глазах у всей деревни откровенно липла ко мне, она почему-то не сообразила, что от меня не пахнет спиртным.
А может, разыграла «момент страсти» нарочно, именно чтобы проверить, насколько я на самом деле пьян? Но какие бы выводы она ни сделала и кому бы ни собиралась их передавать, совет проветриться меня устраивал.
Если бы еще Делберт оказался поблизости! Но его не было ни перед «танцзалом», ни за углом, где мы разговаривали два дня назад. Рассчитывая найти мальчика, я не спеша побрел к дому, стоящему по эту сторону холма Мэри. Интересно, кому он принадлежит? Все, кого я знал, жили в центре Моухея. Выходит, хозяева этого дома предоставляют свой амбар под «дансинг», но не посещают его?
Дом был таким же ухоженным, как и «танцзал». Даже в темноте можно было увидеть, что стены недавно выкрашены, веранда аккуратно прибрана, а свет звезд отражается в чисто вымытых темных окнах. Как тут умудряются спать, когда неподалеку магнитофон надрывается? И тут же я заметил, что входная дверь приоткрыта. Всего на ладонь, но если бы дело происходило в книге или на экране, этого было бы достаточно, чтобы положительный герой заподозрил: именно здесь спрятаны:
а) его прекрасная невеста, похищенная мафией;
б) не его, но тоже прекрасная девушка, похищенная той же мафией;
в) деньги, украденные неделю назад из федерального банка;
г) дискета, содержащая информацию о секретном оружии последнего поколения;
д) сбежавший на днях из тюрьмы серийный убийца.
Я никак не тянул на положительного героя и не рассчитывал найти в доме ничего, что позволило бы мне вскорости разглядывать собственную фотографию то ли на первых страницах газет, то ли на могильной плите. Кстати, насчет плит — я так и не увидел моухейского кладбища. Выходит, здесь люди не только не учатся, но и не умирают? Вполне подходящие условия для райского места. В раю, как я понимаю, кладбища и школы не предусмотрены.
Но открытая дверь все-таки тянула заглянуть внутрь. Ничего страшного не случится, если я это сделаю. Выйдут навстречу удивленные хозяева — попрошу чашку воды. И заодно узнаю, кто тут живет. Хоть на одну из моухейских загадок найду ответ.
Из темного холла на меня пахнуло затхлостью. Привыкшие к темноте глаза разглядели грязный, местами провалившийся пол, сбитую в ком дерюгу у стены. Под подоконником валялся разбитый цветочный горшок в россыпи земляных комьев. Мебели в холле не было, а по старым обоям тянулись длинные темные потеки. Бояться хозяев не имело смысла: в доме давным-давно никто не жил. Он был ухоженным и симпатичным снаружи, но гнилым внутри.
Как люди, населяющие эту деревню.
Однако из-за неплотно прикрытой двери справа доносились звуки, доказывающие, что в доме я не один и компанию мне составляют люди, а не привидения. Фантомы не стонут от наслаждения и не выкрикивают: «Да, да, да», захлебываясь воздухом. Молодое поколение моухейцев нашло практическое применение брошенному дому. Лично я предпочел бы заняться любовью на траве, среди луговых ароматов и под светом звезд, а не в темноте и затхлости старой развалины, но я всегда был романтиком. Люди, устроившие возню в соседней комнате, предпочитали знать, что никто их не обнаружит. Им в голову не пришло, что любопытный чужак сунет нос в этот дом.
Голос девушки я узнал. Искаженный напряжением и разорванный на части вздохами, он все же сохранил мелодичность и ясный тон. Я так и услышал, как этот серебряный голос произносит: «Потанцуете со мной, мистер Хиллбери?» Да уж, женщины семьи О'Доннел строгой моралью не страдают. Живые символы Моухея — ангелы, готовые залезть в чью угодно постель.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики