науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Да!
Его трясло от холода, но рука, слабо зажавшая мне рот, была горячей. Я не оттолкнул ее. Только приобнял мальчика и осторожно уложил его на диван. Худое тело было не таким уж тяжелым, но стоило поднять его, чтобы понять: долго нести Делберта я действительно не смогу.
— У тебя два выхода, — шептал он. — Выйти в заднюю дверь и бежать через поля, пока не встретишь кого-то из нормальных людей, или снова полезть в туннель.
В сырую темноту, которая свела с ума Сельму? «Да, туда, — ответил я себе. — Потому что там Джейк. Удирая через поля, я буду спасать только собственную шкуру, а душа останется под землей».
— Я полезу вниз.
— Хорошо, — Делберт слабо улыбнулся. — Моухейцы туда ни за что не спустятся. Ответвление было справа, значит, когда ты полезешь обратно, окажется слева. Ощупывай левую стену и не пропустишь его.
Он замолчал. Пот катился по лицу, дрожь усилилась.
— Где здесь могут быть лекарства?
— Никаких… лекарств. Кроме самогона. Помолчи… я сейчас.
Мне показалось, я слышу, как на улице заходятся в воющем крике моухейки. Над Делбертом они не станут рыдать. Никаких лекарств, никакого прощания.
— Иди на кухню, — сказал Делберт неожиданно окрепшим голосом. — Быстро. Там должен быть запас «Четырех роз». Возьми пару бутылок. Айрис и мистеру Риденсу они будут нужны. Им давно пора выпить. И прихвати с собой нож побольше. Там… в туннеле… Ну, что-то есть. Я говорил?
Я понял, что он вот-вот отключится. Надо было уйти до того, как это случится; если мальчик убедится, что я снова отправился на поиски спасения, ему станет легче. Что бы ни было потом, хоть на минуту он сможет почувствовать себя победителем.
На кухне царил беспорядок и было темнее, чем в комнатах. Огонек моей зажигалки поочередно выхватывал грязное полотенце, свисающее с кухонного стола, нагроможденную в мойке посуду, покрытую жирными потеками плиту. Но бутылки с этикеткой «Четыре розы» сверкали, выстроившись на отдельной полке. Там ни пылинки не было.
Я схватил две полные бутылки, сгоряча попытался затолкнуть их в карманы брюк и тут же опомнился. Как в таком случае я буду ползти? Разобью эту дрянь при первом же движении. А Джейк и Айрис в самом деле нуждаются в ней. Уже нет, не беспокойся! Они уже набили себе рты землей, выцарапали глаза и откинули копыта. Лежат в туннеле посиневшие и холодные, глядя безглазыми лицами »в черный потолок. Я про себя рявкнул на подлый голосок, жужжащий в голове, и, зажав бутылки под мышкой, вытащил из пластмассового ящика, в котором Сельма держала столовые приборы, хлебный нож. Сойдет! Раз перочинным я смог убить, то этим тем более смогу. Так и будешь себя утешать, пока не поймешь, что выдумкам места не осталось. А тогда уже придется только орать и корчиться от боли.
— Заткнись! — вслух гаркнул я. Сунул нож за ремень, сдвинул на правый бок и бегом вернулся в гостиную. Делберта там не было. Это еще как понимать?!
— Делберт!
— Я здесь, — отозвался он из спальни.
Все-таки моухейцы были правы. Он действительно был выродком. Из всего рода человеческого, потому что нормальный человек в его состоянии давно потерял бы сознание, в лучшем случае лежал бы пластом, скулил и бредил, а Делберт стоял около шифоньера, расшвыривая во все стороны хозяйские тряпки.
— Тебе надо что-то вроде рюкзака, — сказал он. — Для бутылок. Вот из этого можно сделать.
Он нашел старый детский комбинезон из тех, в которых заботливые мамаши выводят своих чад на зимние прогулки. Стеганый, с меховой подкладкой. Да, в такой упаковке бутылки точно не разобьются.
Я сунул их в рукава комбинезона и, сложив его вдвое, натянул поверх рукавов короткие штанины. Понизу в них были вставлены резинки, которые теперь не давали штанинам сползти. Комбинезон превратился в пухлый сплющенный шар, а Делберт уже отыскал в шкафу широкий кожаный ремень и пропустил его между упакованными бутылками и мягкой стеганой спинкой.
— Пробуй, удобно будет?
Если бы пару месяцев назад я увидел в кино, как человек опоясывается таким «рюкзаком», я бы хохотал до упаду. А сейчас до отказа затянул ремень на груди, притиснув бутылки к себе, присел несколько раз и пощупал, не сдвинулись ли они, даже не улыбнувшись. Что смешного? Эй вы там, поднимите головы от книжки, посмотрите вокруг и подумайте, что вы сможете привязать к себе, если это будет единственным спасением для вашего лучшего друга. Не знаете? Так запомните: все. Телевизор к спине примотаете электропроводом и смешно вам не будет. Лучше поверьте, потому что проверять это я никому не пожелаю. И вам, хотя я вас в глаза не видел.
— Нормально, — сказал я. — Теперь слушай, Дел-берт. Я найду Джейка и Айрис, мы попробуем выбраться в безопасную зону, и, если это удастся, я сразу же вернусь за тобой. А пока спрячься. Хотя бы в этом доме. Давай я тебе помогу подняться на чердак. Сельма ведь туда не полезет?
И как только сказал это, захотел самому себе вышибить все зубы. Зачем надо было устраивать разгром?! Кретин чертов, не мог сдержаться? Ной теперь про свою бурную писательскую натуру и всплеск эмоций. А потом засунь свое нытье поглубже в задницу. Да как только Сельма увидит, во что превратилась ее гостиная, она поднимет такой шухер, что сюда вся деревня сбежится! И облазают они дом от подвала до крыши.
Но Делберт не собирался вычислять свои шансы на спасение.
— У тебя нет времени, — ответил он. — Спускайся и постарайся догнать мистера Риденса, пока его не скрутило. Передашь ему привет.
Господи, он еще пытается улыбаться! Я обнял его, не так крепко, как хотелось бы, потому что боялся задеть раненое плечо, но все же прижал к себе и еще раз сказал:
— Все будет хорошо. Только спрячься, прошу тебя. Найди укромное место, пока они будут проводить свой обряд, и пересиди там до завтра. А завтра я приеду за тобой.
— Ты говорил… — высвободившись из объятия, Дел-берт пошатнулся, но устоял на ногах, жестом отказавшись от помощи. — Что на глупые просьбы всегда отвечаешь такими же. Помнишь? Я тоже… отвечаю так.
Его рука нырнула под футболку и вернулась с рукописью. Верхний лист был в бурых пятнах. Наверное, и остальные пропитались кровью.
— Возьми это с собой. Пожалуйста. Посмотришь… когда-нибудь.
Пока я прятал стопку бумаги под рубашку, он прошел до кровати Сельмы, лег на левый бок поверх покрывала и подтянул под себя согнутые ноги.
— Мисс Уибли обрадуется, — пробормотал срывающимся голосом. — Наконец-то у нее на кровати оказался мужчина.
Мне не было смешно. Не хотелось лезть в черноту провала. Не радовала перспектива столкнуться там с чем-то, сводящим с ума. И я понятия не имел, доживет ли Делберт до утра.
— Я вернусь. Очень скоро.
Что еще я мог сказать? Присел на корточки, проверил в последний раз, хорошо ли держатся нож за ремнем и бутылки на спине. Чиркнул зажигалкой, опустив руку в «колодец». Огонька хватило, чтобы увидеть выбоины в стене. Я встал на колени у края провала спиной к мальчику, руки клещами впились в доску, а правая нога отправилась нащупывать первую «ступеньку». Ага, есть! Получилось одно, получится и другое. Так говорила бабушка. Не моя, врать не буду, но чья-то бабушка должна была так говорить.
Разбиралась в жизни старая ведьма! Вторая нога нашла опору еще быстрее. Помалу соскальзывая в «колодец», я переступил с верхней выбоины нате, что пониже. Теперь самое сложное: надо опустить правую руку, нащупать выемку, ухватиться за ее край покрепче и не свалиться, пока не уцеплюсь и второй рукой. Если это удастся, я стану знаменитым на весь мир. Получу Нобелевскую премию. А главное — выживу.
— Есть фильм, — сказал вдруг Делберт. Громко и четко; я вздрогнул от неожиданности, а он продолжал: —
Называется «Аутсайдер». Я его смотрел по телику. Не знаю, кто там играет и кто режиссер. «Аутсайдер», запомнил? Вернешься в Лос-Анджелес — следи за телевизионными программами. Когда-нибудь наткнешься на него.
Рискуя сорваться, я оглянулся. И увидел, что на губах мальчика снова появилась улыбка. Прощальная — если прощальные бывают такими радостными.
— И что?
— Можешь… — Делберт вздрогнул, судорога боли на мгновение исказила лицо, но улыбка не исчезла. — Можешь смотреть его одним глазом и то… прищуренным, но слушай… внимательно. И тебе… больше не будет обидно… за то, что тут случилось. Будешь радоваться… вот увидишь.
Я не мог дольше держаться в позе трюкача-акробата. Отбросил вспыхнувшие возражения здравого смысла, не стал прислушиваться к мнению души и заставил их обоих позаботиться о теле. В ближайшее время я хотел бы сохранить его в целости. Хотя бы пока не увижу этот самый фильм.
* * *
Спустился я удачно. Ободранная ладонь в счет не идет. Зато бутылки не разбились, и нож вел себя тихо, даже не пытаясь впиться мне в ногу. Честно говоря, я думал о нем все время, пока ощупью искал «ступеньки». Как пираты умудрялись лазать по вантам под ураганным ветром с ножами вдвое длиннее моего на бедре? Да и по стене спуститься им ничего не стоило. Кто там искал выемки! Цеплялись за трещинки в волосок толщиной, раз-раз — и уже внизу или наверху, хоть и на самой высокой башне замка. Не захочешь — позавидуешь. Почему нигде не открывают курсы по развитию пиратских навыков? Дело полезнее, чем бухгалтерия и маникюр, хотя и не может поспорить с контраварийным вождением.
Спрыгнув на каменный пол, я позволил себе минуту отдышаться. И снова пополз по туннелю, ощупывая каждый фут левой стены. Потребовалось совсем немного времени, чтобы измученные мышцы поняли: помилования им не дождаться — и перешли в автоматический режим, позволив мне думать о чем угодно.
Существование туннеля быстро перестало меня удивлять. Наоборот, оно было до невозможности логичным. Моухейским мутантам издавна приходилось прятаться, а что может быть надежнее подземного хода? Сто лет назад он небось в каждый дом выходил. И если в деревню заявлялся отряд полиции, моухейцы исчезали в туннеле, по которому я сейчас ползу, а тогдашние выродки и вольнонаемные закрывали отверстия в стенах коврами или придвигали к ним шкафы и ставили тумбочки, а то и просто кадушки на люки в полах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики