ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 



* * *

Чтобы собраться с мыслями, Александр Бондарович немного поездил по городу, пока не наступило двенадцать часов и не настало время встречи с Мариной. Ровно в двенадцать его «фольксваген» опять стоял возле входа в «Золотой якорь». Ночь игры только начиналась, и к казино подъезжало намного больше машин, чем отъезжало.
Банде не пришлось долго ждать. Прошло всего пять минут, и Марина, держа в руке большую сумку, неторопливо вышла из служебного входа и растерянно остановилась, высматривая в полумраке, в какой же из множества припаркованных вокруг машин ждет ее Банда. Он не заставил ее долго стоять на улице и коротко посигналил. Марина моментально поняла, что этот сигнал предназначен ей, обернулась, помахала ему рукой, и когда Банда в ответ высунул руку из окошка, быстро и легко подбежала к его машине, распахнула дверцу и уселась на переднее сиденье рядом с ним.
– Поехали, – скомандовала она, – у нас осталось мало времени.
– Для чего? – повернулся к ней Банда.
– Я из-за тебя рискую, а ты, кажется, думаешь о другом.
– Вот именно – «кажется».

* * *

Они проехали через весь город, долго петляли по разным закоулкам до тех пор, пока Александр наконец не понял, что Марина проверяет – нет ли за ними слежки. Когда они в третий раз проехали мимо одного и того же фонтана, Бондарович не выдержал.
– Наверное, ты хочешь, чтобы у меня закружилась голова.
– О чем ты?
– Если тебе нравится ездить кругами по городу, то давай хотя бы изменим направление движения. Мне надоело каждый раз видеть этот фонтан по левую руку.
– Думаю, мы уже оторвались...
– С кем я связался! – воскликнул Банда. – За нами никто и не следил, я это знал с самого начала. По-моему, ты не поняла: мне нужно всего лишь переговорить с Мусой Кордом, убивать я его не собираюсь.
– Ты многого не знаешь о жизни нашего города.
– Ну конечно, ты сейчас меня начнешь учить жизни...
– Я могла и не браться тебе помогать.
– Но взялась же.
– И начинаю жалеть об этом.
– Если есть желание, на машине мы покатаемся чуть позже, а теперь поехали, куда скажешь.
– Мы уже почти приехали.
Марина еще несколько раз коротко скомандовала «направо», «налево». Банда чувствовал: Марина напряжена и озабочена и, возможно, даже сожалеет о том, что взялась устроить ему эту встречу. Он хотел было спросить ее напрямик: если выполнение его просьбы для нее так трудно, то, может, ей стоит вообще отказаться от всей этой затеи? Однако задать вопрос он не успел.
– Приехали, гаси фары, – зашипела на него Марина, и он поспешно остановил машину, выключил фары и заглушил мотор.
– Когда не надо, ты излишне осторожна.
– Надевай смокинг.
– Все у нас сегодня не правильно, – ухмыльнулся Банда, – обычно в таких ситуациях говорят – снимай.
– Не я придумала сегодняшнюю поездку Не так легко надеть смокинг, сидя в машине Но Марина настояла на том, чтобы он сделал это именно в салоне. Когда Бондарович наконец облачился в смокинг, который ему уже успел разонравиться, Марина осмотрела своего компаньона.
– Ну не похож ты на официанта, хоть убей.
– Никогда и не стремился к этому.
– А теперь придется.
– Раз надо...
Марина Богданова, склонив голову набок, с полминуты внимательно изучала Банду. При этом она беззвучно шевелила губами, будто давала сама себе распоряжения.
– Волосы пригладь, – наконец произнесла она.
Банда провел ладонью по шевелюре – не помогло.
Волосы вновь вернулись в прежнее положение.
– Ну как? – поинтересовался Бондарович.
– Не годится. У официанта должен быть такой вид, будто его только что облизала корова, – заявила Марина.
– Возможно.
– И не смотри никому прямо в глаза, официанты этого никогда не делают. У тебя все должно быть само по себе – взгляд в одну сторону, а идешь в другую. Руки что-то делают, а ты на них и не смотришь.
– Хороший совет, если знаешь, как им воспользоваться.
– Ладно, помогу, – Марина расстегнула свою тяжелую сумку и вытащила из нее бутылку минеральной воды. Налив немного жидкости в ладонь, она смочила Банде волосы, взъерошила их, а затем аккуратно уложила своим гребнем.
– Спасибо.
– Пошли.
Они вышли из машины. Банда осмотрелся. Они находились в темном тупике перед небольшим одноэтажным зданием. Ни одно окно в здании не светилось.
– Что там? – спросил Александр.
– Баня, – коротко ответила Марина и сделала ему знак следовать за собой.
– Париться будем?
– Нет, – неохотно ответила Марина, – париться будут другие.
– Жаль. А что же будем делать мы?
– Увидишь, – буркнула она, распахивая огромную железную дверь, которую Александр уже успел заприметить в темноте. Сделав знак Банде следовать за собой, она прошептала:
– А теперь молчи. Говорить буду я.
– Давай.
За железной дверью оказался небольшой тамбур, а за ним еще одна дверь, на этот раз деревянная.
Марина открыла ее, и они оказались в длинном, ярко освещенном коридоре, стены которого были выкрашены в желтый цвет. Стоило только Марине и Банде войти в коридор, как прямо у входа им за" городили дорогу два охранника. В руках оба они держали небольшие автоматические винтовки.
– Чего надо?! – сурово спросил один из них, в то время как второй делал вид, будто держит их на мушке. Однако Банда чувствовал, что охранники хорошо знакомы с Мариной и прекрасно знают, для чего она пришла.
Фамильярность здесь, как видно, не была в чести, потому что Марина ответила совершенно серьезно:
– Из «Золотого якоря», – сказала она, – для обслуживания прибыли.
Охранника этот ответ, по-видимому, устроил, и он удовлетворенно кивнул:
– Проходите.
Но тут второй охранник кивнул на Александра и спросил:
– А это еще кто?
– Наш новый официант, – сказала Марина, указывая на смокинг, – новенький.
– А где Вася?
– Вася заболел.
Охранник недоверчиво покосился на Банду – слишком уж непохож он был на официанта, – но форменный смокинг и прилизанные стараниями Марины волосы, по-видимому, убедили его, и он, отойдя в сторону, уступил дорогу:
– Проходите.
– Пошли, – скомандовала Марина и сделала Банде знак следовать за собой.
Они шли по коридору, и чем дальше шли, тем более влажным и душным становился воздух. Такой воздух бывает только в банях. Потом откуда-то стали доноситься плеск воды, чьи-то невнятные голоса, пьяные выкрики, нестройное пение и веселый смех. А потом Марина открыла еще одну дверь, и они оказались в подсобке – комнате, в которой находились продукты и разная посуда.
Продукты уже были разделаны, нарезаны, украшены и даже разложены на тарелки, а спиртное стояло рядом со сверкающими бокалами на больших круглых подносах: как видно, перед их приходом сервировкой занимался кто-то другой, на смену кому и явилась сюда Марина.
Банда, который за время поездок по городу сильно проголодался, почувствовал зверский аппетит и сразу же принялся что-то жевать, хватая куски с тарелок и запивая вином из бокала.
– Ты что? – испуганно прикрикнула на него Марина. – Все испортишь!
– Не испорчу, – покачал головой Банда, – я аккуратно. Никто и не заметит.
Марина кивнула, но все-таки не позволила ему долго перекусывать.
– Раздевайся, – коротко приказала она и принялась стягивать с себя платье.
– Что ты сказала? – не понял сразу Александр. – Что я должен сделать? Раздеться?
– Ну да, – без всяких эмоций ответила Марина. – Ты что же, одетым париться будешь?
– Париться? Мы так не договаривались.
– Мы договаривались с тобой, что я тебе помогу, – спокойно произнесла Богданова. – Это все входит в мой план. А что касается удовольствий, то мне хватило их в молодости.
Банда, который выискивал на подносе кусочек повкуснее, наконец обернулся. Марина стояла перед ним практически обнаженная.
– Ты все еще ничего, – присвистнул он, – только зря стараешься, мне сейчас не до развлечений. Вот потом...
– Отстань! – отмахнулась Марина. – Давай лучше сам разоблачайся. Или, может быть, хочешь, чтобы я тебе помогла? Не дождешься! Терпеть не могу раздевать мужиков.
Теперь на ней оставались только трусики, практически ничего не скрывавшие – тонкие полоски материи, одна из которых целиком исчезала между ягодиц. Как раз в тот момент, когда Банда обернулся, Марина надевала маленький фартучек и наколку, которые вытащила из принесенной с собой сумки Несмотря на то, что момент был совершенно неподходящий, Александр не смог не отметить, что фигура у Марины просто великолепная и, на его вкус, стала даже немного лучше со времени их давней встречи.
Теперь это была фигура зрелой женщины. Мраморные чаши грудей сохраняли идеальную форму. Втянутый упругий живот закруглялся идеальным овалом с воронкой пупка в самом центре. Очертания стройных бедер не портила ни одна капля лишнего жира.
Банда готов был позабыть о цели своего прихода, но Марина вернула его к реальности, произнеся нарочито грубо:
– Ну что, насмотрелся? Тогда раздевайся сам. Или, может быть, тебе все-таки помочь?
Она протянула к нему руки, словно и вправду собираясь помочь ему раздеться. Но это уже было бы для Банды слишком – он чувствовал, что еще чуть-чуть, и выдержка окончательно оставит его. Придется выйти из игры на полчасика, а такого он не мог допустить. Поэтому он отстранился от Марины и стал быстро раздеваться. При этом он искоса поглядывал на Марину и потому заметил, что его тело тоже интересует ее. Он заметил испуг и даже некоторое сочувствие на лице женщины, когда из-под майки показался шрам.
– Ты и впрямь долго воевал? – спросила она.
– А ты, Марина, еще не поняла, что мы с тобой попали на войну?
– На войне всегда нужны те, кто стоит за барной стойкой.
– В таком виде?
– Тебе не нравится?
– Ты стала лучше, – польстил самолюбию женщины Банда.
– Самое странное в том, – улыбнулась в ответ на комплимент Марина, – что я не чувствую себя сейчас обнаженной. Профессиональная привычка. Наденешь наколку, передничек – и ты в униформе. Хоть и с голой задницей, а в голове глупых мыслей нет.
– Наколка – это звучит по-зэковски.
– А смотрится как?
– Лучше без нее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики