ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Чиркаешь спичкой...»
Уже проезжая по соседней улице, Александр Бондарович посмотрел в зеркальце заднего вида и усмехнулся. Во всех окнах квартиры Александрыча ярко горел свет, но рамы были плотно закрыты. Сам подполковник в это время в спальне брился электробритвой, к которой прикасался последний раз года два тому назад.

Глава 14

Артем Прищепов открыл глаза и увидел над собой темное небо. Ему сперва показалось, что он просто стал хуже видеть, но затем он разглядел две первых пронзительно ярких звезды и понял: это ночь, начало ночи, а он, Артем Прищепов, все еще жив.
Перед его внутренним взором пронеслись, как в калейдоскопе, события минувших дней. Не успел он подумать о том, что же случилось с Рахметом Мамаевым, как кто-то грубо дернул его за плечо. От боли у него потемнело в глазах.
Его вытащили из багажника «мерседеса» и бросили на землю. Рядом с ним упал и связанный Мамаев. Ускользающим сознанием Артем успел отметить, что лежит он в небольшом дворе, огороженном высоким каменным забором, что справа от него двухэтажный дом красного кирпича. Отметил он и дурманящий запах свежего сена... Адвокат стоял на крыльце и с ухмылкой смотрел на пленников. Мамаев еще не пришел в себя.
– Что с ними делать теперь? – негромко спросил один из бандитов.
– Затащить в дом и привести в чувство! Я с ними буду говорить.
– Развязать?
– Да, но наденьте наручники, руки за спину.
Адвокат скрылся в доме. Как ни злы были люди, которые привезли пленников в загородный дом, с Мамаевым и Артемом они обращались довольно бережно. Их, связанных, перенесли в гараж под домом, развязали и надели наручники. Невысокий парень присел возле Мамаева и пощупал ему пульс, затем то же самое проделал с Артемом.
– Живы, – ухмыльнулся он.
– Отойди, если хочешь остаться сухим, – сказал ему напарник, разматывая черный резиновый шланг и включая воду.
Ледяные струи с силой ударили в лежащих. Прищепов вновь открыл глаза и не мог сообразить, что происходит. Он дернулся, но от этого движения браслеты наручников сильнее впились в запястья.
Он застонал и завалился на бок.
– Оттягивай, один уже готов! – радостно крикнул парень, отводя шланг в сторону.
Артем сидел под стеной и тупо следил за тем, как приводят в чувство Рахмета. Наконец Мамаев зашевелился, Воду выключили. Рахмет стоял на коленях и чертыхался.
– Потише, – предупредил его один из бандитов, – за каждое слово ответишь, – Иди на х... – огрызнулся Мамаев.
– Да что она могла знать!.. – Прищепов почувствовал, что вся его злость бессмысленна, все равно Машу уже не вернешь, а люди типа Адвоката никогда ничего не делают просто так.
– Он нас всех сдать хотел, – продолжал хозяин. – Хорошо, что один умный человек надоумил поинтересоваться, кто он такой. А кто-нибудь из вас может мне на этот вопрос ответить?
Мамаев мрачно покачал головой:
– Прошлое его знаю, а настоящее – нет.
– Ты в лоб пробовал разузнать – через милицию, через своих людей в ФСБ. Но они в последнее время сильно засекретились! А нужно было по-другому. Я выяснил: нигде он не числится, а если про него что и можно узнать, так только про Афганистан – позже он словно на небе жил, ни строчки ни в одной картотеке. Тут я сразу сообразил – у него крыша почище нашей будет. Вот и карточку его медицинскую раздобыл. Мне уже специалист по ней заключение дал.
Мамаев напрягся:
– Ну?..
– Скорый нашелся, – усмехнулся Адвокат, – я за это деньги плачу, а он за бесплатно все узнать хочет!
Артем, затаив дыхание, ждал, когда же Адвокат вновь заговорит.
– У него только прошлое есть, но все не спрячешь. И на старуху бывает проруха. В его карточке кардиограммы, результаты анализов, флюорография – все из поликлиники ФСБ переслано, они, мудаки, даже не догадались шапку своего учреждения отрезать или замазать, так прямо с шапкой ксерокс и сняли. Врачи же, не разведчики. Так что из ФСБ ваш Александр. Они – его крыша. Вас, дураков, поиметь хотел.
Наступило молчание. Мамаев тяжело дышал.
Артем смотрел себе под ноги.
– Так что, Рахмет, правильно ты рассудил, решив деньги прикарманить, а потом этих двоих пришить, сделав вид, будто они деньги нашли, да отдать позабыли.
Артем посмотрел на Мамаева. Тот избегал глядеть ему в глаза.
– Да, да, да... – рассмеялся Адвокат. – Только об этом он тебе, Прищепов, сообщить забыл. Я тебя, Рахмет, понимаю, сам бы так поступил, но зачем же меня подставлять? Я же кредитора на тебя не натравил, сам с ним разбираюсь, тоже проценты, между прочим, плачу. Пожадничал ты. Пришел бы ко мне, сказал бы, мол, давай, Адвокат, десять лимонов распилим пополам, а потерю на лохов спишем. Нашли бы их в машине сгоревшей, а в чемоданчике пепел. Я бы помог.
Адвокат посмотрел на Мамаева, но тот пока молчал, – не соглашался, но уже и не возражал.
– На курьере ты прокололся. Подкупил он твоих ребят, живым его отпустили, он ко мне и вернулся.
– Что ты предлагаешь? – наконец-то отозвался Рахмет Мамаев.
– Да, тяжело возвращать деньги, они чуть только в руки попадут, сразу же своими начинают казаться. Могу тебе помочь, Рахмет, а могу и убить.
Подобное предложение даже повеселило Мамаева:
– Столько правды сказал, а теперь врать начал. Не убьешь ты меня, иначе денег тебе не видать.
– Вот видишь, Рахмет, мы с тобой друг друга с полуслова понимаем.
– Твое предложение?
– Деньги пополам – пять и пять. Для кредитора спишем все на Бондаровича – когда тот узнает из другого источника, что Бондарович на ФСБ работал, искать дальше перестанет.
Не сговариваясь, Рахмет и Адвокат посмотрели на Артема. Адвокат развел руками:
– По-другому не получается – на нем крест ставить надо.
Прищепов и сам понимал: при таком раскладе ему уже не выбраться, однако в душе еще теплилась надежда, что он сможет выкарабкаться и отомстить за смерть Маши. Насчет того, кто такой сегодняшний Банда, он не задумывался – из ФСБ так из ФСБ. Но он помнил и другое: Банда, беспокоясь за его жизнь, назвал ему номер телефона полковника Котлярова, при этом не таясь, не скрывая, где тот служит. Значит, дружба для него все-таки важнее секретов ведомства.
Рахмет сделал над собой усилие. Одна часть его души рвалась во всем согласиться с Адвокатом, но вот другая, лучшая часть не могла смириться с предательством.
– Я соглашусь, – негромко сказал Мамаев, – только в одном случае.
– В каком?
– Если Артем будет жив и до, и после того, как мы распилим деньги.
Адвокат посмотрел на Мамаева с невольным уважением, но тут же решил использовать ситуацию в свою пользу:
– Тогда я получаю на пятьсот тысяч больше тебя – Ты сволочь. Адвокат.
– Если ты им так дорожишь...
– Согласен.
Адвокат протянул руку, Мамаев усмехнулся:
– Ты наручники-то сними.
– Не время еще. А пожал бы мне руку?
– Нехотя, но все же пожал бы.
– Вот когда желание появится, тогда и сниму...
– Пока ты хозяин, – беззлобно отозвался Рахмет.
– А с твоим дружком-фээсбэшником мы вместе разберемся.
Артем встретился взглядом с Мамаевым. Тот промолчал.
– Ну как?
– Все, что могу, – сказал Рахмет, – на большее не рассчитывай.
– Благодарить не стану.
И тут Прищепову показалось, что Мамаев просит его взглядом: «Молчи!»
Адвокат подозвал к себе одного из охранников:
– Этого в подвал и не выпускать, пока я сам лично не распоряжусь. Головой за него отвечаешь.
– Понял.
– Тогда ведите его.
Прищепова подхватили под руки и поволокли уже знакомой дорогой, только на сей раз протащили немного дальше. Артем оказался в подвале, в маленьком, три на три метра, бетонном мешке. В самом углу виднелось вентиляционное отверстие, но на улицу оно выходило коленом – лишь слабый отблеск дневного света пробивался сквозь решетку.
– Не дури, – сказал один из охранников, снимая с Артема наручники. Второй в это время держал Прищепова под прицелом длинноствольного пистолета.
– Суки, – с чувством выдохнул Артем, потирая затекшие запястья.
– Договоришься, – сказал охранник, но пленника не тронул, встал и вышел. За ним с грохотом закрылась тяжелая металлическая дверь.
Пока было светло, Прищепов успел заметить, где лежит матрас с подушкой и одеялом. Он добрался до этого места на ощупь и улегся. Теперь можно было и поразмыслить, хотя от него самого уже мало что зависело.
Адвокат собственноручно снял с Мамаева браслеты наручников, – охрану, правда, не отсылал. Две руки сошлись в пожатии.
– Переволновался ты, Рахмет, рука холодная.
– Теперь будем вместе волноваться.
– Ты многое испортил, – проворчал Адвокат, – из-за тебя столько времени потеряли!
– Ты сделал бы все точно так же, как и я.
– Нет, – покачал головой Адвокат, – по-другому.
– Лучше?
– Аккуратнее.
– Как? – поинтересовался Рахмет.
– Зря ты дочку свою в это дело впутал. Не любишь ты ее, наверное?
– Я же знал, что ты ее не тронешь, – натянуто улыбнулся Мамаев.
– Не скажи... Но об этом после, а теперь вперед, к морю. Деньги-то там?

* * *

Когда Александр Бондарович вернулся в мотель, то застал Розу в своем номере. Девушка как-то странно посмотрела на него, словно пытаясь понять, помнит ли он о том, что между ними было, или другие события стерли воспоминание в его памяти. Банда напустил на себя безразличный вид. Он знал: теперь у него во взгляде нельзя отыскать даже искорку чувств – только один холодный расчет.
– Ты не скучала?
– А ты?
– Я спросил первый.
Роза села на стул, закинула ногу на ногу, вынула из пачки сигарету и не прикасалась к зажигалке, пока Александр не подал ей огонек.
– Мне кажется, ты узнала что-то новое.
– Для меня теперь все внове.
Казалось, она хочет поссориться, только еще не выбрала повода.
– Ты где был?
– Это неважно.
– Что узнал?
– Роза, я понимаю, каждый из нас ведет свою игру, каждый пробует в меру своих возможностей урвать больший кусок. И ты не исключение.
– Ты тоже.
– Я и не спорю. Но мне кажется, что будет лучше, если мы скажем друг другу все начистоту.
Естественно, у Банды и в мыслях не было сообщать дочке банкира даже десятую часть своих тайн.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики