ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

В ней есть шарм, пусть даже это и шарм женщины, стоящей за стойкой. Но в ней нет той доступности, какую демонстрируют молодые шлюхи. Вот уж между ними и их клиентами никакой преграды не существует, даже в виде стойки – бери и пользуйся. А это не заводит. Женщины моего поколения годятся в жены, в любовницы, но в проститутки им уже путь заказан. А вот Роза Мамаева дала бы фору многим из этих девчушек...»
Вспомнив о Розе, Александр вздохнул и отогнал от себя легкомысленное настроение. Нужно было переходить к делу. Продолжая сжимать в руке бокал с потеплевшим коктейлем, он отправился на поиски Мусы Корда, еще не зная толком, каким из множества известных ему способов принудит татарского авторитета к откровенности.
Парилок в этой сауне насчитывалось восемь. И бассейнов, напоминающих большие полуоткрытые раковины, тоже было восемь. Бассейны эти, по-видимому, являлись главным достоинством заведения.
Они отделялись друг от друга приподнятыми крышками-раковинами таким образом, чтобы скрыть от посторонних глаз происходящее в каждом из них.
Говорят, человек получает девяносто процентов информации о внешнем мире при помощи зрения, но Банде хватило и слуха, чтобы составить себе полное представление о происходящем в бассейнах.
Слышно было многое. Даже очень многое.
В этих бассейнах-раковинах явно творилось самое интересное. С одной стороны доносились подробности сугубо делового разговора, но с жуткими кровожадными подробностями и перечислением того, скольких замочили – баня и стирка здесь в виду не имелись, – кого именно замочили и даже чем именно замочили. Этот разговор был прерван звонком сотового телефона. Его хозяин нецензурно выругался и переключился на телефонную беседу. С другой стороны неслись красноречивые стоны и вздохи. Там явно занимались любовью, причем любовью особо изощренной, требующей большого количества участников и их высокой квалификации.
С третьей стороны доносился весьма интеллигентный шепот, в котором то и дело слышались слова «кредит», «банковский процент» и тому подобные не каждому понятные термины. В поток терминов порой вплеталась и английская речь, сигнализировавшая о том, что среди беседующих находится по меньшей мере один иностранец.
Покружившись возле бассейнов, Банда в конце концов выяснил для себя то, что хотел. Оказалось, что в этом заведении даже у самых крутых была чисто символическая охрана. Такая особенность, видимо, объяснялась узостью круга приглашенных, хотя многие и не знали друг друга. Вероятно, действовал принцип ручательства одного из авторитетов за каждого гостя.
Парилки располагались в длинных коридорах, окружавших зал с бассейнами. Бондарович, напустив на себя скучающий вид, прошелся по коридору. Возле одной из парилок он увидал двух охранников Мусы. Парни, завернутые в простыни, стояли и негромко переговаривались. Бондарович прижался к стене, так что они не могли его увидеть, и прислушался. Из разговора он понял: Муса сейчас в парилке один. Улучив момент, Банда выглянул и убедился, что оружия у охранников с собой нет. Теперь предстояло только придумать, как этим воспользоваться.
На раздумье ушло ровным счетом две минуты.
Бондарович подхватил со стоявшего в коридоре кресла полотенце, обмотал его вокруг головы наподобие тюрбана, а свободный край свесил с левой стороны так, чтобы он прикрывал лицо. Охранники сразу смолкли, когда Бондарович появился из-за угла. Он шел не спеша, изображая из себя пьяного.
Левую руку Банда приложил ко лбу, словно у него раскалывалась голова. Один из охранников посторонился, давая ему дорогу. Бондарович пошатнулся.
– Проходи, проходи, – послышал он недовольный голос, – свободная парилка за углом, здесь занято.
– Где? – пробормотал Банда.
– За углом, – охранник нетерпеливо схватил Бондаровича за руку и подтолкнул его в спину. Бондарович перехватил руку охранника, тот, не ожидая нападения, оказался застигнутым врасплох Резкий рывок – парень врезался головой в стенку и тут же рухнул на пол. Из-под слипшихся волос на влажную простыню потекла кровь. Краем глаза заметив это, Бондарович резко присел, пропустив над собой удар второго охранника.
Он вспомнил слова тренера, учившего его боевому искусству: «Ты, Бондарович, вместо того, чтобы отбивать удары, уходишь от них. Я бью и ожидаю сопротивления, встречного удара, но мой кулак каждый раз проваливается в пустоту. А это пострашнее удара в голову...»
Нападавший бил в полную силу. Промахнувшись, он покачнулся и с трудом удержался на ногах.
Банда не стал дожидаться, пока он выпрямится, схватил охранника сзади и бросил его на стену. В руках у Бондаровича осталась простыня Парень, даже не вскрикнув, растянулся во весь свой двухметровый рост. Банда оттащил его поближе к стене, прикрыл простыней и постоял, прислушиваясь. Все так же мирно беседовали в бассейнах, все так же беззаботно звучал женский смех Бондарович усмехнулся: «Ну что ж, теперь пришло время заняться Мусой...» Он замер перед дверью парилки, внимательно осмотрел ее. Как обычно в таких заведениях, она отворялась вовнутрь. Банда толкнул дверь плечом и придержал ее рукой. Секунд через пять послышался недовольный голос Мусы:
– Какого х... дверь закрой! – из узкой щели потянуло запахом анаши.
Банда ждал.
– Кому сказал! – выкрикнул Корд. – Закрой дверь!
Прошло секунд десять, и наконец в парилке послышалась возня.
– Суки, – ворчал Корд, – ишаки трахнутые. Дерьмо есть заставлю!
Муса подошел к двери с другой стороны и хотел было ее закрыть, но Банда изо всех сил толкнул дверь. Послышался короткий вскрик, глухой удар.
Бондарович шагнул в парилку. Муса Корд лежал, опрокинувшись навзничь. Невидящие глаза застыли, глядя в потолок, левая голень покраснела от слишком близкого соседства с раскаленными камнями, аккуратно сложенными за деревянной решеткой. Муса прерывисто дышал, на его лбу краснела огромная ссадина.
Корд не шевелился и явно не собирался приходить в сознание. Банде он требовался живым, и поэтому его нельзя было оставлять в парилке ни на минуту. Первым делом его нужно было вынести на свежий воздух – любое промедление грозило Мусе самыми печальными последствиями. Недолго думая, Александр вскинул Корда на плечо – тащить на руках такую тушу даже ему было не под силу, – и вынес оглушенного бандита из парилки. По дороге Александр сорвал с головы полотенце и бросил его под шкафчик.
Сначала он хотел затащить Мусу в раздевалку, где стояли мягкие удобные диваны, но потом передумал и отнес его в душевую. Здесь никого, кроме них, не было. В эту сауну приходило много народу, но отнюдь не для того, чтобы мыться. Мылись у себя дома, в собственных ваннах, больше похожих на бассейны. В этих безразмерных ваннах имелись и гидромассаж, и подводная подсветка, и еще множество самых невероятных вещей, порожденных буйным воображением зарубежных дизайнеров и отечественных сантехников. У Мусы Корда тоже наверняка была не одна такая ванна, но особенно чистым он не выглядел.
Банда без церемоний уложил свою жертву прямо на кафельный пол и пустил воду, стараясь, чтобы она лилась Корду на лицо, но чтобы бандит при этом не задохнулся.
Банду не особо удивило то, что никто не обратил никакого внимания на него, когда он волок на спине увесистого Мусу. По дороге ему повстречались две девушки в компании бизнесмена. Диковато смотрелся молодой, но до безобразия толстый и абсолютно голый делец с сотовым телефоном в руках Он умудрялся одновременно отвечать в трубку на деловые вопросы и щипать свою подружку за грудь.
Вторая девушка семенила сзади и, пользуясь тем, что парень ее не видит, смотрела с нескрываемым отвращением на его зад, покрытый складками жира.
На Бондаровича не обратили внимания ни тогда, ни в тот момент, когда он довольно-таки бесцеремонно свалил свою ношу на пол. Впрочем, уже наступило такое время, когда на полу и без Мусы было кому валяться. Кого сбивал с ног алкоголь, кого сладковатый дым гашиша. Кое-кто предпочитал удовлетворять свою страсть на виду у других.
Здесь было не принято обращать внимание на чужие чудачества – в этом и заключались правила игры, для этого тут и собирались. Марина и вправду знала, куда нужно привести Банду для неофициальной беседы. Эта сауна была единственным местом в городе, где появление нового человека в компании могло пройти совершенно незамеченным. Марина не учла только одного – того, что Муса может оказаться не в состоянии разговаривать. Но тут уж Банде оставалось винить лишь самого себя.
Занимаясь Мусой, Бондарович думал, какое здесь идеальное место для убийства. Если бы он сам не вытащил татарина вовремя из парилки, с Мусой Кордом все уже было бы кончено, и при этом никто бы даже не заметил, что произошло убийство. Скорее всего в этой сутолоке на Мусу вообще никто не обратил бы внимания, и он так и провалялся бы в парилке до самого утра, пока служители не начали бы делать уборку.
Банда попробовал рукой воду, которая все это время стекала на голову и грудь все еще не приходившего в сознание Мусы, и решил, что тот уже достаточно остыл после парилки – можно сделать воду более холодной, а потом, немного погодя, и совсем ледяной. Бондарович отвел струю ладонью и заглянул Корду в глаза, приподняв его отяжелевшие веки.
«Да, основательно он накурился».
Банда хотел не только привести Мусу в чувство, но и протрезвить его, то есть сделать его все-таки способным к разговору. Побеседовать с Мусой ему было просто необходимо, каким бы образом это ни произошло, пусть даже и с применением радикальных средств. Одуревший от анаши собеседник Банду совершенно не устраивал. Не стоило и надеяться узнать от него что-нибудь толковое.
Вскоре усилия Банды дали свои результаты: сначала Муса начал отфыркиваться, потом глубоко завышал и наконец открыл глаза.
– Ну вот и слава Богу, – улыбнулся ему Банда, – ожил значит.
– Ожил, – ответил Муса и сел, стараясь уклониться от все еще обдававших его струй ледяной воды. – А что, разве я умирал?
– Да, почти что так и было, – спокойно кивнул Александр. – Можно даже сказать – на том свете побывал и все-таки вернулся обратно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики