ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Вот вкратце и все.
Он замолчал, ожидая, что сейчас и Банда, и Артем засыплют его вопросами о деталях предстоящей операции, но ошибся. Артем упорно молчал, пытаясь переварить все услышанное, а Банда не любил задавать лишних вопросов.
Так и не дождавшись, когда они начнут говорить. Адвокат заговорил сам.
– Вот этот твой Мамаев взял кое у кого деньги, – равнодушно, как что-то малосущественное, сообщил он. – Вернее, конечно, не он сам, а банк «Черноморский», фактическим хозяином которого он является, Наличные деньги. Для одной очень выгодной операции. А потом не смог вовремя вернуть кредит.
– Ага, – начал кое-что понимать Артем. – И сейчас нам нужно эти деньги из него вытрясти.
– Верно, – кивнул Адвокат. – Но не совсем. Договор был очень жесткий. Вы потом получите копию.
А проценты просто атомные. Человек знал: стоит ему хотя бы на десять минут затянуть с этим делом, и ему этого уже не простят. Он знал, на что шел.
– И на сколько же дней он уже затянул возврат? – с интересом спросил Банда, разобравшись наконец-то в той ситуации, которую ему пытался обрисовать Адвокат. – Сколько еще у Рахмета есть времени?
– Нисколько, – грустно развел руками Адвокат. – Мне очень жаль, но счетчик уже включен. Вчера. Так что можете особенно его не торопить. Долг растет. Главное, чтобы этот субъект никуда не смылся. Он живет сейчас не в Ялте, а в своем особняке в Коктебеле...
Александр Бондарович прикрыл глаза. Ему вспомнилась Ялта – город, в котором ему некогда пришлось побывать. Он вспомнил тенистый парк на самом берегу моря, ломаный силуэт гор, набережную с белой балюстрадой и даже вкус молодого белого вина, которое он пил на террасе одной из дач, старой, еще довоенной, сложенной из громадных колотых камней. Плетеный столик, плетеные кресла, узкая полоска моря виднелась из-за верхушек деревьев. А напротив него сидела молодая женщина... Пустой дом, мертвый сезон на курорте... "
«Это было... – задумался Банда. – Да, конечно же, это было до Алины и после Афганистана». Он вспомнил, как они понимали друг друга без слов, даже без жестов, только обмениваясь взглядами.
– Банда! – прозвучало у него над самым ухом.
Александр Бондарович замечтался и не сразу понял, что обращаются к нему.
– Да, – устало проговорил он, – Банда, Банда. Я уже и для вас стал Бандой...

Глава 2

Море было ласковым и теплым, песок горячим, солнце светило вовсю. В общем, не жизнь, а рай.
Банда мигом скинул с ног душные кроссовки, стащил раскалившиеся джинсы и вошел в прохладную воду.
– Вот это да! Красота! – радостно крикнул он, нырнул, надолго исчезнув под водой, а потом вынырнул уже далеко от берега и, легко, но мощно загребая руками, поплыл прямо в открытое море.
Артем не последовал его примеру. Вместо этого он, как был – в одежде, рухнул на песок и закрыл глаза.
Близость Черного моря подействовала на мужчин по-разному: в Банде вдруг проснулась неуемная энергия и жажда деятельности, а Артем, наоборот, стал вялым, сонным и тупо реагировал на окружающее. Вот и сейчас, стоило Артему только повалиться на песок, как он сразу же задремал и даже не слышал, как Банда, отфыркиваясь, выскочил из воды, запрыгал по пляжу, что ему, как человеку сдержанному, было совершенно не свойственно, и даже сделал сальто, взметнув вверх облако мелкого приморского песка. Только после этого он, окончательно выбившись из сил, повалился на песок рядом с Артемом, закрыл глаза и вскоре тоже задремал.
Теперь и Артем, и Банда лежали рядом и сладко спали, обдуваемые ласковым приморским ветерком.

* * *

Александр Бондарович проснулся первым и сразу же сел на мелком золотом песке, внимательно озираясь по сторонам и как будто даже не понимая, где он находится.
День уже клонился к вечеру, и хотя солнце еще продолжало палить изо всех сил, но в воздухе уже чувствовалась предвечерняя свежесть, а все, что торчало из песка – обломки веток, острые камни, недопитая бутылка кока-колы, – отбрасывало четкие тени.
Не обнаружив вокруг ничего подозрительного, Банда потряс Артема за плечо. Тот недовольно забормотал, но, ощутив в голосе своего компаньона нотки раздражения, быстро поднялся.
Пока все шло по плану. В инструкциях, которые они получили от Адвоката перед самым отлетом, было сказано, что лететь они должны в Симферополь, а оттуда ехать не в Ялту, а в Коктебель, небольшой курортный городок, находящийся километрах в двадцати от Феодосии. В день приезда им предписывалось до вечера не показываться в людных местах.
Этот-то пункт инструкции и заставил Банду и Артема по прибытии из аэропорта в Феодосию выбраться на окраину города, на безлюдный пляж, и провести весь день в праздном ничегонеделании, что обычно было вовсе не свойственно даже Прищепову, не говоря уже об Александре Бондаровиче...
Когда наступил вечер, друзья решили, что пришла пора приступить к выполнению следующей части плана, и, поймав такси, отправились по коктебельскому адресу, указанному Адвокатом.
Банде казалось, будто он никогда и не уезжал из Крыма.

* * *

Скоро они миновали последние домики Феодосии и помчались по дороге среди выжженных ярким солнцем холмов. Море качнулось и исчезло, напоминая о себе только чуть различимым запахом йода, когда ветер налетал с юга. Потянулись бесконечные виноградники. Банда опустил стекло и подставил лицо под упругий поток воздуха. Здесь, на стыке горного и степного Крыма, холмы казались особенно величественными.
«Эти холмы видели всех: древних греков и римлян, византийцев, генуэзцев и венецианцев. Татары считали, что они обосновались здесь навсегда. Затем пришли мы, русские. Тоже навечно... – усмехнулся Александр Бондарович. – А теперь здесь Украина... Небось и украинцы думают, что на вечные времена. Нет, эта земля не может принадлежать кому-нибудь, она сама по себе. Это Крым».
Артем Прищепов сидел рядом с Бандой на заднем сиденье машины и, как ни странно, дремал, будто и не выспался сперва в самолете, а потом на феодосийском пляже. Артема нельзя было удивить ни красотами пейзажей, ни развлечениями, ни даже возможной опасностью. Наверное, когда-то он решил для себя: все, что происходит в жизни – это пустые фантазии, настоящее творится только в недрах компьютеров. И если бы не голод, не жажда, он вряд ли стал бы возвращаться в реальный мир: вечно сидел бы с безумным видом за столом, воображая себя то «материнской платой», то «хард-диском». Раскручивать женщину на любовь в его представлении было скучнейшим занятием по сравнению с преодолением программных блокировок.
Из-за поворота возник древний, еще византийский храм, строгие, не испорченные поздними перестройками очертания. Храм был прекрасен даже в своем запустении – еще совсем недавно в нем размещался склад винсовхоза. Банда вздохнул поглубже. Он знал: еще пара километров, и они увидят Коктебель.
Картина перед ними раскрылась просто изумительная. Море с левой стороны от дороги отливало бронзой, блестело и переливалось в лучах заходящего за горы солнца, казалось живым существом, которое звало и манило к себе каждого путника, уставшего в пути и мечтавшего об отдыхе и покое. С правой стороны от дороги к морю сбегали склоны высоких холмов, а впереди уже вставали горы, три массива: Кара-Даг, Святая гора и Сюрю-Кая. В их очертаниях чувствовались красота и сила. Сейчас, когда они были окрашены в теплый красновато-желтый цвет, они и сами казались живыми и теплыми, как море.
Бондарович толкнул Прищепова в плечо:
– Просыпайся.
– Уже приехали?
– Почти.
Банда, сделав над собой усилие, заставил себя думать не о красотах, а о деле. Да, ни Банде, ни Артему было сейчас не до любования пышной южной природой. И в более спокойное время у них не замечалось особой склонности к этому, а сейчас, когда они чувствовали приближение опасности, им и вовсе было не до того, чтобы обмениваться впечатлениями... По сторонам они смотрели, но вовсе не для того, чтобы насладиться красивым переливом листвы оливковых деревьев в последних лучах заходящего солнца. Просто будучи постоянно настороже, Банда обращал внимание на все, пусть даже и самое незначительное, что могло послужить хоть малейшим признаком надвигающейся опасности. Именно благодаря такой привычке он и был до сих пор цел и почти невредим.
Привычно соблюдая осторожность, Банда попросил таксиста остановиться, не доезжая двух кварталов до дома Рахмета. Лишь дождавшись, когда машина уехала, Бондарович обратился к Артему:
– Давай договоримся: в этом деле нас прежде всего заботит собственная безопасность.
Прищепов пожал плечами:
– Договорились.
Ему показалось, что Банда немного трусит, но он не понял, что Бондарович боится за его жизнь, а не за собственную.
Трудно сказать, что именно насторожило Бондаровича: возможно, то, что вокруг было слишком тихо и спокойно, а возможно, красный «БМВ» – семерка, который стоял на противоположной стороне дороги, в то время как в инструкциях говорилось, что к моменту их прибытия дом будет совершенно пуст. В тот момент, когда они приблизились к дому, ни Банда, ни Артем, на протяжении двух кварталов не обменявшиеся ни одним словом, уже не сомневались, что там, внутри, не все в порядке. Поэтому Банда сделал Артему знак войти через главную дверь, но при этом особенно не торопиться, а сам начал осторожно обходить дом, чтобы забраться в него с противоположной стороны.

* * *

Как всегда, предчувствие не обмануло Александра Бондаровича, но приехали они с Артемом чуть позже, чем следовало...
Девушка полулежала на кровати.
Она была так легко одета, что все ее прекрасное, великолепное тело оказывалось на виду, завораживая своими зрелыми, идеально правильными формами. Вероятно, обладательница такой фигуры не могла думать ни о чем другом, как только о радостях жизни и непрерывных развлечениях. И ее одежда, а вернее, подобие одежды, и огромная кровать, на которой она покоилась, и комната, интерьер которой напоминал будуар принцессы прошлого века, и даже горы, прекрасные и величавые в лучах заходящего солнца, – все говорило об этом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики