ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 


Если захватить его сейчас, то и «левые», неподотчетные деньги тоже могут оказаться в его руках.
Однако Банда не рассматривал такую возможность всерьез. Если команда в микроавтобусе и занималась сбором дани, то дани скорее интеллектуальной, чем материальной. Слишком уж интеллигентно выглядели те люди, которые то и дело забирались в «форд» или вылезали из него. Это все время были разные люди. Банда не мог узнать никого из них. Если в автобусе кто-то и сидел постоянно, кроме парня, напавшего на Артема, и шофера, которого Банда не смог толком рассмотреть за зеркальными стеклами, то этот кто-то оставался все время внутри. Александр кое-что уже сумел сообразить и сопоставить. Покушение на Артема, конечно же, не было случайным. Оно было заранее спланировано, и за ним стояла какая-то мощная организация. «Это та самая организация, которая всего несколько дней тому назад прикончила человека – курьера, фотография которого лежит сейчас у меня в кармане», – подумал Банда.
Эта же организация скорее всего прикончила и Мусу Корда, а значит, взяла в свои руки всю криминальную жизнь города или, по крайней мере, значительную ее часть, а следовательно, и практически весь бизнес.
Эта же организация пыталась похитить, а может быть, и убить Розу, а значит, хотела оказать какое-то влияние и на Рахмета Мамаева. А может быть, и оказала уже? Если, конечно, Рахмет сам не входил в эту организацию и не пытался попросту втереть ему очки. Может быть, он даже сам руководил этой организацией?
Впрочем, в последнем Банда очень сильно сомневался. Такой вариант не укладывался в ту схему, которая уже начала проявляться у него в мыслях.
Кроме того, вычисленная им организация была каким-то образом связана с Москвой, – возможно, и с самим Адвокатом. Такое как раз было очень даже вероятно. Очень вероятно! Об этом, наверное, смог бы что-нибудь рассказать Артем. Не зря ведь с ним такое приключилось после прилета из Москвы. Но Артем сейчас скорее всего находился в больнице, если не в морге, и переговорить с ним не было совершенно никакой возможности.
Поэтому Банде оставалось надеяться только на самого себя и действовать в одиночку. Но для этого надо было избавиться от этой ни в чем не повинной женщины, которая сидела сейчас рядом с ним в «фольксвагене».
– Пожалуй, тебе все-таки лучше выйти, – сказал Банда Марине, когда они остановились в очередной раз. – Иди, отдыхай.
– Выйти? – чуть ли не со слезами в голосе переспросила Марина.
– Да, – кивнул Александр, – выходи. Боюсь, скоро дело дойдет до стрельбы.
Она поняла, что на этот раз Банда говорит серьезно и придется подчиниться.
– А как же ты? – жалобным тоном, словно пытаясь побудить Банду изменить решение, сказала она. – Я ведь, если что, смогу сбегать позвонить, смогу хотя бы разыскать твоих друзей, они тебя выручат.
– А ты знаешь телефон, по которому нужно позвонить? – улыбнулся Бондарович краешком губ.
– Ты мне скажешь...
– А ты уверена в этом?
– До сих пор и ты доверял мне, и я доверяла тебе. Неужели ты думаешь, что я...
– Ты чудесная подруга, Марина, и именно поэтому я не хочу больше рисковать твоей жизнью.
– Но на улице уже так темно и опасно, – она с тревогой посмотрела в окно.
– Все равно там будет безопаснее, чем со мной, – покачал головой Банда. – Выходи... И спасибо тебе большое. Спасибо тебе за все...
– И не подумаю, – уже со злостью фыркнула женщина. Она вела себя так, будто разговор происходил за столиком в ресторане.
– Тогда хотя бы уступи мне место за рулем.
Марина с подозрением посмотрела на Банду:
– Ты хочешь от меня избавиться.
– Уступи место.
– Хорошо, – Марина попыталась перелезть через рычаг переключения передач.
– Выйди из машины и сделай это так, как делают все нормальные люди.
– Ха! Я выйду, а ты уедешь.
– Конечно.
– Не выйду ни за что, – она гордо вскинула голову, и Бондарович понял, что если бы у нее сейчас были с собой наручники, она приковала бы ими себя к рулю.
– Я обещаю тебе, что не уеду. Выйди и пересядь на мое место.
Марина плутовато посмотрела на Александра и с сомнением приложила палец к щеке.
– Не врешь?
Такая недоверчивость развеселила Бондаровича:
– Не вру, женщинам я не вру... Почти никогда не вру. Они этого не стоят.
– Успокоил, называется, – голос Марины от злости сделался грубоватым.
– Раз, два... – Бондарович принялся загибать пальцы на правой руке.
– Ну смотри, я тебе поверила, – Марина нехотя открыла дверцу и, скользя рукой по капоту и покачивая бедрами, обошла машину.
– Фашистка ты переодетая, – бросил Бондарович, пересаживаясь за руль.
– А ты кто? Партизан?
– Почти угадала.
Она сидела теперь уже справа от него с незажженной сигаретой в руке. Банда потянулся, чтобы поднести ей зажигалку, и в этот момент Марина воскликнула:
– Смотри!.. Они уже едут! Скорее! Скорее! Догоняй их!..

Глава 10

Артем Прищепов чувствовал себя довольно неважно, хоть и пришел в себя. Ему сейчас было не до смеха. Давать показания дежурному милиционеру он отказался еще до того, как окончательно потерял сознание, сославшись на плохое самочувствие. Это он помнил. Никто особо и не настаивал. Прищепов подумал, что вряд ли и впредь к нему будут приставать с расспросами. Никому не хочется заниматься чужими проблемами. Молчи сам, промолчат и другие. Связь между двумя покушениями на его жизнь для Артема была настолько очевидной, что даже не подлежала обдумыванию. Он-то не знал, что почти о каждом их шаге Банда докладывает ФСБ, поэтому и боялся вовлечения в разборки властей. Артем лежал на койке и постепенно, очень медленно приходил в себя. Теперь возле него уже не было той толчеи и давки, как сразу же после скандального происшествия, когда большинству персонала почему-то захотелось лично увидеть пострадавшего.
Кроме самого Артема в помещении еще находился врач, который сидел за своим столом и что-то читал.
Когда Артем открыл глаза и пошевелился, врач сразу же захлопнул книгу, поднялся и подошел к нему.
Увидев врача, Артем неловко улыбнулся, словно ему было стыдно за весь тот переполох, который он здесь устроил. Впрочем, он и в самом деле стыдился, только не переполоха в медпункте – об этом он сейчас вообще не думал, – а того, что он дал этому черноволосому парню с дурацкой надписью на куртке так легко переиграть себя. До этого он позволил то же самое проделать с ним и Адвокату. Для самоуспокоения Прищепов решил, что Рахмет не имеет отношения к проделкам на загородной дороге.
– Ну как вы? – склонился над ним доктор. – Как самочувствие?
– Я в порядке? – неловко улыбнулся Артем:
– У меня ничего серьезного?
– Да, – кивнул доктор, – вы живы. А почему, собственно говоря, вы не хотели говорить с милицией? Я, извините, этого не понимаю.
– Да так...
– Не знаю, правильно я поступил или нет, – покачал головой доктор, – но и я не стал с ними говорить насчет одной вещи.
– Какой? – Прищепов насторожился.
– Стеклянной...
– Не понимаю.
Доктор наклонился к Артему, долго смотрел ему в глаза, затем пробормотал, обращаясь к самому себе:
– По-моему, не врет.
Он взял со стола и протянул Артему на ладони пустую ампулу и использованный одноразовый шприц.
Прищепов приподнялся, но прочитать, что написано на ампуле, он не смог – надпись была слегка затерта.
– Что это?
– Я нашел это у вас в кармане.
– Что там было? – спросил Артем.
– Где? – не понял врач.
– В ампуле.
– Ах, в ампуле, – засмеялся врач. – А я думал, вы знаете.
– Нет, не знаю.
– Нельзя так бездумно обращаться с лекарствами, – наставительно сказал врач. Он явно очень хотел прочитать Артему длинную лекцию о том, как с ними нужно обращаться, но Артем не позволил ему сделать это. С него в избытке хватало и тех наставлений, которые он в душе читал себе сам.
– Что там все-таки было, доктор? – настойчиво повторил он.
Доктор удивленно посмотрел на него, покачал головой, но все-таки ответил:
– Там был оксибутират натрия.
– Что?
Доктор опять покачал головой:
– Пользовались, а не знаете.
– Что это? – Артем уже готов был вскочить и растерзать доктора на месте, но руки и ноги пока еще очень плохо слушались его.
– Это сильнодействующее снотворное, – спокойно сказал доктор, – некоторые чудаки перед полетом принимают... Которые летать боятся.
Так вот в чем было дело! Конечно, Артем мог объяснить доктору, что это вовсе не его препарат и он принял его не сам. Его просто-напросто хотели этим препаратом убить. Но Артем решил ничего не объяснять. Доктор обязательно сообщил бы в милицию, а чужое вмешательство Артему было совершенно ни к чему. У него и так хлопот хватало.
– Доктор, – стараясь говорить спокойно, попытался объяснить он, – да, я боюсь полетов. Но, клянусь вам, я не знал, что там.
Эта бредовая фраза не оказала на доктора необходимого воздействия.
– Зачем теперь врать? – спросил он. – Я же осмотрел вашу руку. Наркоман кололся бы чуть ли не каждый день, а у вас оба сгиба чистые. Один только укол. Вам повезло, что игла прошла мимо вены.
– В моем состоянии, доктор, трудно реагировать адекватно.
– Вот так бы сразу, – кивнул врач. – Это слишком сильное снотворное, чтобы его можно было использовать для таких целей. Очень сильное. Оно вводится внутривенно и только в больничных условиях.
– А от него можно умереть? – осторожно спросил Артем.
– Умереть в принципе можно от любого снотворного, – ответил врач, – все дело в дозе. Понимаете? С этим нельзя шутить.
– А в этой ампуле?
– В этой ампуле? – доктор вернулся к столу и принялся рассматривать ампулу, которую Прищепов отдал ему.
– Какая там доза была? – настойчиво спрашивал Артем. – Хватило бы ее, чтобы умереть?
Врач удивленно посмотрел на него и осуждающе покачал головой.
– Нет. И нескольких ампул не хватило бы. Чтобы умереть, нужно больше.
– Это точно?
– Ну-у, доза, конечно, крепкая! Очень крепкая!
Вы были как сомнамбула.
– А что со мной стало бы потом? – спросил Артем, волнуясь все сильнее и сильнее.
– Вы уснули бы, крепко-крепко.
– А я ведь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики