ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Все выглядело так, будто Артем слетал в Москву без всяких проблем. Он только сказал Рахмету по указанию Банды, что Адвокат недоволен задержкой выплат и не собирается получать по копейкам, – ему надо все сразу.
Рахмет воспринял это сообщение достаточно спокойно, сам назначил время встречи и сообщил, что другого ответа не ожидал и что сам на месте Адвоката вел бы себя точно так же. Мамаев говорил настолько спокойно, что Александр засомневался в его нечестных намерениях. Все выглядело так, будто банкир и сам стал жертвой чьих-то козней.
Встретил Мамаев их в своем ялтинском офисе довольно радушно, не так, как Банду в прошлый раз. Посетителей не было. Мамаев даже подмигнул им с таким видом, словно целью всей его жизни было встретиться с Артемом и его компаньоном.
– Вы, наверное, есть хотите? – спросил он без всяких приветствий. Такой подход к делу Артему Прищепову понравился гораздо больше, чем их прошлая встреча. Банда пока решил оставаться в стороне от разговора, – так больше поймешь и узнаешь. Вмешаться он мог в любой момент.
– Хочу, – кивнул Прищепов и провалился в глубокое кресло, – очень даже хочу.
– Сейчас, – кивнул Мамаев, – не беспокойтесь. Сейчас вас накормят.
Он уселся в кресло напротив Артема и молчал до тех пор, пока тому не принесли еду. На Александра Рахмет почти не обращал внимания. Бондарович напомнил ему о своем существовании:
– Вы в курсе, что произошло с вашей дочерью?
– Если вы говорите о ее и вашем похищении, то да, она мне звонила. Надеюсь, ничего после этого ни с ней, ни с вами не приключилось?
– Пока нет, – усмехнулся Банда.
– Спасибо вам за помощь, – расплывчато поблагодарил Рахмет. Казалось, его ничем не прошибешь.
– Еще неизвестно, кто кому помог больше. Она, кстати, пришла с нами и сейчас где-то здесь.
– Она побеспокоится о себе не хуже меня. Я совсем разочаровался в возможностях моей охраны.
Только после того, как Артем очистил тарелку и допил свой кофе, Мамаев спросил:
– Ну что, как наши дела?
– Зачем ты это делаешь? – вместо ответа спросил Артем. – Ты ведь уже почти конченый человек. Зачем тебе это? Не понимаю.
– Он внимательно смотрел на Мамаева, хотя его тянуло расслабиться, закрыть глаза и забыть обо всем на свете.
– Что ты имеешь в виду? – как Артем и предполагал. Мамаев прикинулся, будто не понимает, о чем идет речь.
– Ты подписал бумаги о получении денег, хотя сам утверждаешь, что в глаза их не видел.
– А как поступил бы ты, окажись на моем месте? – Мамаев смотрел на Прищепова с искренним удивлением.
– Не подписывал бы бумаги, – ответил Артем. – Они – это деньги, которые ты сам у себя украл. Зачем? Ты сам полез в петлю, даже не пытаясь себя обезопасить: Знаешь, чем это может кончиться для тебя?
– Догадываюсь, – чуть слышно произнес Мамаев. – Смертью.
– Да, – кивнул Артем, – рано или поздно тебя попытаются убить. Пока прислали нас, но появятся и другие. Возможно даже, что они уже здесь, – это очень возможно. Не понимаю: ты что, решил покончить жизнь самоубийством? Не самый дешевый способ ты выбрал. Даже не подумал, что расплачиваться по векселям придется Розе.
– Артем, – голос Рахмета стал мягким, – мы знаем друг друга довольно давно, но ты жил в несколько ином мире, чем я. Бизнес не делается бумагами. Можешь подписывать что угодно, брать на себя самые безрассудные обязательства, все равно успех дела решают личные договоренности. Деньги, которые я должен, – изначально грязные. Документы, подписанные мной, – это всего лишь прикрытие. Они должны были исчезнуть после того, как деньги обернутся и принесут прибыль. Пришлось бы наказать бухгалтера, допустившего халатность в обращении с документацией. В конце концов нет закона, который обязывает меня хранить документацию. Я договорился, подписал, но мои партнеры... Хотя я не знаю, они ли виноваты. Может, деньги не дошли до меня не по их вине. В общем, Артем, я сделал то, что делал всегда.
– Вы зря распорядились взорвать Мусу Корда, – внезапно сказал Банда.
Мамаев посмотрел на него недружелюбно:
– Это ваши фантазии?
– Нет, но, согласитесь, тяжело признавать свои ошибки.
Мамаев помолчал немного, а потом сказал неожиданно осипшим голосом:
– Уж не знаю, откуда вы узнали об этом, но сделал я это только из-за дочери. Моя единственная дочь, – он хотел ее убить! Что же я мог сделать?
Они всегда могли ее убить.
– Даже после гибели Мусы они чуть не убили нас обоих, – напомнил Бондарович.
– Я не знал, что вы попытаетесь втереться к нему в доверие, наш договор этого не предусматривал. От таких людей, как Муса, лучше всегда держаться подальше. Их раньше или позже убивают, а при этом любой может оказаться рядом.
– Но так подставляться! – покачал головой Артем. – Ведь ты и ее не спасешь, и сам погибнешь. Кто ей тогда поможет?
– Никто, – кивнул Мамаев, – я прекрасно знаю, что никто, но ничего не могу сделать. Я сам готов пустить себе пулю в лоб. Честное слово! Я просто жду, когда мне станет ясно, что моя дочь в безопасности, а потом застрелюсь. Тогда мне будет все равно.
– А что тогда будет с нами? – грустно усмехнулся Артем. – Как ты думаешь? Что тогда будет со мной и с Александром? У нас ведь свой счет, – А мне тогда уже все равно будет, – ухмыльнулся Мамаев.
– А мне нет, – резко ответил Артем, – я хочу со всем этим покончить! И покончу! И ты мне в этом поможешь. Ты понял?
– Нет, не понял.
– Подумай.
– Нет!
– Подумай получше!
– Нет! Я не хочу думать! Я не хочу жить! – Мамаев окончательно лишился самообладания. – Вы только усиливаете мои мучения!
– Вот! – закричал вдруг Артем. – И они этого хотят! Именно этого!
– Чего? И кто? – спросил Мамаев.
– Они хотят, чтобы ты пустил себе пулю в лоб, ответил Артем, – а кто они – это тебе лучше знать. Ты же ведешь с ними дела.
– Нет, этого хочу только я! – Мамаев яростно замотал головой, а потом посмотрел на Артема так, будто умолял его прекратить пытку и дать ему спокойно переживать свое горе. Но Артем не доставил ему такого удовольствия, – наоборот, он подлил масла в огонь.
– Ты ошибаешься. Мамаев, – вдруг совершенно другим, спокойным и от этого во сто крат более убедительным тоном сказал он, – тебя просто обманули. Ты думаешь, что они сделали должником только тебя, страдаешь, что не можешь покрыть долг, и из-за этого даже готов пустить себе пулю в лоб? Разве не так?
– Готов. Это бизнес – не ты их, так они тебя. А я теперь опасаюсь только за Розу.
– Но ведь это не правда.
– Нет, это правда. Я же подписал все бумаги. Все, которые были необходимы.
Александр Бондарович слушал Мамаева и понимал, что тот блефует. Никогда человек, всерьез решивший покончить самоубийством, не говорит об этом вслух.
"Деньги скорее всего прикарманил сам Мамаев, – решил Банда, – теперь ему остается одно играть до конца роль обманутого. Даже если он сейчас во всем признается и отдаст сумму кредиторам, его уберут. Но для меня такой расклад еще лучше.
Главное – тянуть время и не допустить движения денег по цепочке назад. Рахмет, вцепившись в них зубами, уже их не выпустит. В чем-то он прав, пути назад у него нет. Но даже если это не так, пусть реален один шанс из ста, и деньги ушли из рук Мамаева, – все равно они где-то здесь, недалеко. Большие деньги рождают большие разборки. Если бы они ушли, разборки начались бы в других местах, а пока их эпицентр тут, в Крыму. Мне непременно следует оставаться здесь. А вот Артему и Мамаеву неплохо было бы придумать другое занятие для чистоты эксперимента. Все-таки существует шанс, что деньги у Адвоката и он просто имитирует их поиски, используя нас. В любом случае его надо прощупать. Риск небольшой. Пока жив Мамаев, Адвокат будет ссылаться на него, утверждая, что деньги здесь. Так и так они останутся под контролем, не уйдут по цепочке".
– Эти бумаги все у тебя? – подскочил Артем. – Правда?
– Правда. Но это только бумаги, правды в них так же мало, как в утренней сводке новостей государственного телевидения, – пардон, теперь общественного.
– Так покажи их.
Мамаев удивленно посмотрел на Артема, встал и вышел в соседнюю комнату. Вскоре он вернулся и положил перед ним довольно толстую пачку документов.
– Читай, пожалуйста, – сказал он, – здесь все черным по белому.
Но Артем не стал читать документы. Он и не собирался этого делать. Он просто торжествующе хлопнул по пачке ладонью и воскликнул:
– Береги эти бумаги как зеницу ока! Пока они у тебя, никто тебя пальцем не тронет. Честно тебе говорю!
– Ты так думаешь? – побледнел Рахмет. – Почему? Почему ты так думаешь?
– Потому что пока ты жив, этих денег им не получить, – торжествуя, ответил Артем. – В этом-то все и дело. Я это понял сегодня ночью.
– Что ты понял?
– Я понял, что, заставив именно тебя почти признаться в том, что ты якобы украл эти деньги, они одновременно лишили и себя возможности пользоваться ими. Точнее, только себя. Адвокат – лишь посредник. Хозяин суммы – это еще один виток спирали.
– И что же нам сейчас делать? – удивленно посмотрел на него Рахмет.
– Еще не поздно вернуть все на свои места, – уверенно сказал Артем.
– Но как?
– Для этого нужно ехать в Москву, – хлопнул в ладоши Артем.
Банда с облегчением вздохнул: Прищепов сказал именно то, что он сам собирался предложить Рахмету. И хорошо, что предложение прозвучало из чужих уст.
– Артем, – покачал головой Рахмет, пытаясь скрыть, что в нем затеплился огонек надежды, если ты меня обманываешь, я отрежу тебе голову. Старая дружба тебя не спасет. Если ты не просто работаешь на Адвоката, а нанят им, чтобы притупить мою бдительность...
– Боюсь, что тогда ее уже некому будет отрезать, – усмехнулся Артем.
– Тогда мои братья отрежут, – не сдался Рахмет. – Руслан, Равиль и Хетагур.
– Вот бы мне иметь столько братьев, – не смутился Артем и махнул рукой:
– Ну что, поехали?
– Прямо так? – удивился Рахмет. – Сейчас? Это невозможно!
– Нам нужно было так поступить еще в прошлый раз, когда ты отправлял туда меня со «своими» людьми, – покачал головой Артем.
– Я не знал, что их перекупили.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики