ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

Марина хотела спросить, что ей делать, если с ним что-нибудь случится, но благоразумно промолчала. Не стоит накликать беду, если ее еще не видно.
Бондарович вышел из машины и со скучающим видом направился к «форду». Ничего особенного в этой машине не было: плотно закрытые дверцы, зеркальные стекла, ни звука не доносилось изнутри.
Банда посмотрел на дверь дома, возле которого остановился микроавтобус. Никакой вывески не было.
Самое обыкновенное крыльцо. Бондарович остановился и, прикрывшись от ветра ладонью, прикурил.
Он стоял, широко расставив ноги, будто недавно сошел на землю с палубы корабля, и немудрено – после долгой поездки в машине его немного укачало.
Одно дело, когда за рулем ты сам, и совсем другое, когда автомобиль ведет кто-то другой.
Шофер, сидевший в «форде», мирно читал книгу, настроившись на долгое ожидание. Александр наметанным взглядом определил – в микроавтобусе установлен радиотелефон. На крыше виднелась всего одна антенна, но в кабине была установлена небольшая отдельная – для радио. Бондарович поборол в себе желание зайти в дом, – не следовало терять время и выдавать свой интерес.
"Шофер скорее всего не имеет к афере никакого отношения – уж слишком беззаботно себя ведет.
Вольнонаемный, наверное, – подумал Банда. – Если бы мне не надо было торчать здесь в качестве наблюдателя, то выбросил бы его из кабины, сам за руль, и..."
Дверь дома чуть заметно дернулась – Банда заметил это боковым зрением. Кто-то, наверное, выходил из квартиры или из офиса.
«Не стоит попадаться лишний раз на глаза. И так счастье, что нас до сих пор не засекли. Как-никак около часа по городу ездим след в след».
Марина терпеливо ждала за углом. Она страшно испугалась, когда к лобовому стеклу вдруг склонился какой-то мужчина и пристально посмотрел ей прямо в глаза. У нее мурашки побежали по коже – одна, без спутника, хоть двери и заблокированы.
Мужчина оперся локтем о капот и принялся задумчиво ковырять в зубах измочаленной спичкой. Серная головка размокла и оставляла на его губах отвратительные коричневые пятна, напоминавшие запекшуюся кровь.
«Успокойся, – уговаривала себя Марина, – никто не хочет причинить тебе вред. Это просто прохожий. Пьяный, пошлый мерзавец, но... случайный прохожий, подумавший...»
Чем больше уговаривала себя женщина, тем меньше верила в собственные уговоры. Мужчина не уходил. На его лице расплывалась мерзкая улыбка.
Он чувствовал страх, пронизавший Марину. И чем больше она боялась, тем наглее он становился.
– Эй, красотка, – заплетающимся языком произнес он.
Марина сообразила, что мужчина еще пьянее, чем ей показалось сначала – нашли свое объяснение и странная улыбка, и беспардонная наглость.
Но Марина уже настолько поддалась страху, что не могла контролировать свои действия.
– Что? – дрогнувшим голосом ответила она.
– Дверцу-то открой, – мужчина подергал ручку. – Закрылась, сука, – он криво усмехнулся и злобно ударил ногой по колесу.
– Вали отсюда, – осмелев, прикрикнула на него Марина.
– Ты кто такая? – незнакомец навалился животом на капот. Машина закачалась.
Марина уже открыла рот, чтобы ответить, когда из-за угла показался Банда. Он на мгновение приостановился, но, встретившись взглядом с Мариной и прочитав в ее глазах испуг, быстро подошел к мужчине. Тот не услышал его шагов, хоть Бондарович и не таился. Рука Банды тяжело легла незнакомцу на плечо. Мужчина лениво оглянулся:
– Иди отсюда...
– Исчезни, – сузив глаза, произнес Бондарович.
– И не подумаю.
– Мне отъехать надо. Потом снова на это место встанешь, – спокойно предложил Бондарович.
– Мудила, – беззлобно ответил мужчина, – сдашь назад и объедешь.
– Считать до трех не буду, – Банда не спешил – «форд» пока еще стоял на месте.
– Не хочешь по-хорошему, – пробормотал мужчина и полез во внутренний карман.
Банда отнесся к этому внешне спокойно. По глазам говорившего он безошибочно определил тот не собирается доставать пистолет – во всяком случае, пока...
– Смотри, с кем разговариваешь, – пьяный ткнул Банде под нос удостоверение капитана российского ФСБ. – Мы, вас, хохлов, скоро гасить будем...
– Эмиссар заграничный, – Бондарович, как назло, не мог вспомнить ни одного украинского слова, чтобы позлить пьяного идиота, считавшего, что если у него в кармане лежит удостоверение, так он уже и настоящий офицер.
«И кто только послал такого... – Бондарович решил не подыскивать подходящего слова для своего „коллеги“. – Напиться до того, чтобы тыкать служебное удостоверение первому встречному! Забрать него, что ли. Вот потом попрыгает. Да и целее будет».
– Какой-такой комиссар? – скривился мужчина. – Ты меня, русского офицера...
Бондарович наконец-то прочитал в удостоверении, удерживаемом неверной рукой своего собеседника, его имя и фамилию – Григорий Петрученко.
– Я тебя предупредил, что мне нужно проехать, – не говоря больше ни слова, Александр забрался в машину и обратился к Марине:
– Заводи мотор.
– Но этот же стоит, – пробормотала Марина.
– Постоит-постоит и ляжет.
Ключ повернулся в замке зажигания. Капитан ФСБ навалился на капот и, поджав ноги, принялся стучать кулаком по лобовому стеклу.
– Трогай!
– Боюсь задавить!
– Это его проблемы, – при этих словах Банда ухватился за руль и неожиданно нажал на газ, точнее, на ногу Марины, лежавшую на педали. Женщина вскрикнула от неожиданности, забыв на секунду о том, что пока не включена скорость, машина с места не сорвется.
– Ты напугал меня!
– Его.
Пьяный стоял на асфальте и вертел головой.
Марина уже немного пришла в себя, плавно тронула автомобиль с места и объехала его. Она не стала заводить с Бандой разговор насчет соответствия действий российских спецслужб местным законам.
После происшествия с пьяным российским офицером Марина утратила свою беззаботность.
Она словно вспомнила о чем-то важном, глаза ее стали грустными. Марина даже избегала глядеть на движущийся впереди микроавтобус, повинуясь лишь командам Александра. Она все еще продолжала шутить, изо всех сил стараясь подбодрить не столько его, сколько себя, отвлечься от мрачных мыслей, но Банда чувствовал, что удается ей это все с большим и большим трудом.
– Слушай, – во время очередной остановки «форда» сказал Банда, – а может, все-таки пойдешь отдыхать, подруга?
– Уйти? Ты что, прогоняешь меня? – словно не поверила своим ушам Марина. – Я уже, наверное, тебе надоела, вот в чем дело!
– Нет, что ты! – сразу же пошел на попятную Александр. – Как ты можешь надоесть?
– Не правда, – вдруг всхлипнула она, – ты меня обманываешь!
Она разговаривала с Бандой так, словно она была его давней и близкой подругой. Почему-то Банде это даже нравилось.
– Просто мне показалось, что ты устала, – мягко сказал он, – тебе нужно отдохнуть. Я вовсе не собираюсь тебя бросать. Но и жениться на тебе не собираюсь. Все-таки за совращение молодой официантки срок давности вышел...
– Да ну тебя, я совсем о другом...
– Выходи.
– А как же тогда... – удивленно произнесла она. – Если я сейчас выйду, то как мы потом встретимся? И встретимся ли вообще?
– Как договоримся, так и встретимся, – усмехнулся Банда, – на этой поездке ведь жизнь не кончается. Наоборот, она только начнется, когда мы наконец куда-нибудь приедем. Разве не так?
– Ты меня не слушай, я говорю глупости, – бормотала Марина, – делай то, что тебе надо, и если я тебе мешаю, прогони. Странное что-то творится со мной.
– Только давай не будем говорить друг другу лишнее, – предложил Банда.
– Я понимаю тебя.
– Мне кажется, что нет.
– Не чувствуй себя обязанным из-за того, что я помогла и помогаю тебе. Это больше нужно мне самой, чем тебе. Все равно из моей помощи толку не вышло.
– Знала бы ты меня получше, поняла бы, что я не из тех, кто может чувствовать себя обязанным даже такой женщине, как ты.
Сказав это, Банда внимательно посмотрел в заплаканное лицо женщины.
«Да, фальшь она понимает очень тонко», – подумал Бондарович.
– Ну так как же, – смущенно улыбнулась она, – если я сейчас выйду, то как же ты?
– А я еще поезжу за ними немного, – ответил Банда, – я не устал.
– Ну и я не устала.
– Давай сменю тебя за рулем.
Марине доставляло какое-то мазохистское наслаждение изматывать себя. Она, может быть, впервые вырвалась из заколдованного круга, в котором протекала ее жизнь последние годы. Ей так редко приходилось оказывать услуги не клиентам и сомнительным знакомым, а тем людям, к которым она испытывала дружеские чувства. Александр Бондарович понял это – он умел почти безошибочно угадывать чужие мысли и мотивы поступков. Ему не хотелось злоупотреблять симпатией Марины и лишний раз рисковать чужой жизнью.
– Ты устала, и мы обязательно куда-нибудь врежемся, хоть это ты понимаешь?
– Не понимаю и не хочу понимать, – покачала головой Марина.
Банда вздохнул. Ему-то показалось, что он уже сумел уговорить ее. А Марину, похоже, обидело предположение, что Александр может закончить все дело без нее. Что ж, в общем-то она теперь была вправе оставаться с ним. Она вновь вошла в его жизнь после долгих лет отсутствия и должна знать, чем все закончится.
«Но вот имею ли я право рисковать ее жизнью? – этот вопрос был для Банды самым главным. – Ведь Марина вообще ввязалась в эту историю совершенно случайно. Нет, такого права я не имею. Пусть сейчас она лучше хорошенько обидится на меня, чем потом, во время развязки, окажется под пулями, совершенно к этому не подготовленная».
А в том, что развязка окажется горячей, Банда нисколько не сомневался. Слишком уж лихо было все закручено. Одних только фирм и подозрительных мест, которые объехал микроавтобус, Александр насчитал два десятка.
Нет, он не потратил времени впустую. Еще не зная точно, для чего он это делает. Банда аккуратно, пункт за пунктом, зарисовал в блокноте всю схему движения микроавтобуса, записал названия фирм и адреса. Он подумал, что если люди в «форде» занимаются сбором дани с «подшефных» предприятий, то в автобусе уже должна накопиться кругленькая сумма.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики