ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

» – Банда прижался к стене, и если бы подполковнику пришло в голову пойти в свой кабинет, то как только он вышел из-за угла, Банда одной рукой схватил бы его за шею, другой зажал бы ему рот. Однако Александрыч отсрочил свое свидание с Бондаровичем. Оказалось, что он успел раздеться на кухне догола и теперь шел в ванную, насвистывая себе под нос бодрый мотив какой-то комсомольской песни, слов которой наверняка никогда не знал.
Зашумела вода, потянуло запахом шампуня. Затем послышался плеск воды. Грузное тело Александрыча погрузилось в воду. Подполковник фыркал, отдувался, наслаждаясь прохладой и чистотой. Чтобы полегче дышалось, он не стал закрывать дверь.
Банда прошел в коридор, остановился у входной двери. Рядом с ней на стене чернел щиток электросчетчика.
Бондарович усмехнулся, прислушавшись к бодрому сопению Александрыча в ванной, вынул из сумки электрический фонарик с длинной ручкой, зажал его под мышкой и, распахнув дверцу счетчика, выключил электричество.
– Что там, б... такое? – тут же послышался из ванной бас подполковника. Бондарович, естественно, отвечать на этот дурацкий вопрос не стал. Он быстро, но бесшумно двинулся по коридору.
– Вечно так... – бурчал Александрыч, поднимаясь из воды. Он на ощупь пытался ухватиться за вешалку для полотенец, но никак не мог ее отыскать – света, пробивавшегося по изгибам коридора, не хватало даже на то, чтобы разглядеть собственные руки.
Бондарович с выключенным фонариком в руке остановился в дверном проеме. Александрыч насторожился: почувствовав присутствие кого-то еще, кроме себя, он тяжело задышал, боясь произнести хоть слово. Монотонно шумела вода, вырываясь из крана. Яркий сноп света ударил в лицо подполковнику, выхватив из темноты его редкие всклокоченные волосы и потухшие от испуга глаза. Огромный живот подрагивал, с него в ванну то и дело отваливались клочья пены и падали крупные капли.
– Привет, – сказал Бондарович.
– Я... – Александрыч попытался схватить что-нибудь, подходящее для самозащиты, но в руке у него оказался только кусок душистого мыла.
– Брось, – приказал Банда.
Кусок мыла, всхлипнув, исчез под водой. Александрыч прикрыл ладонью глаза, пытаясь рассмотреть, кто же стоит перед ним, но у него ничего не получилось – он видел только слепящий свет электрического фонарика.
– Кто вы? – наконец-то догадался спросить подполковник.
– Неважно, – ответил Банда.
– Зачем?.. Чего надо?.. – бормотал Александрыч.
Фонарик отклонился в сторону, и на стеклянной полочке заблестело лезвие раскладной опасной бритвы. Подполковник увидел, как из темноты возникает рука, берет бритву и вновь скрывается в темноте Машинально, подчиняясь логике смертельно напуганного человека, подполковник опустил взгляд, хоть и знал, что не сможет увидеть свой сморщенный от прохладной воды член из-за нависшего над ним живота.
– Зачем... – жалобно пролепетал он.
– Не бойся, кастрировать не буду, – Бондарович понял ход мыслей Александрыча. – Просто на время разговора лучше убрать острые предметы – Лучше, – согласился подполковник, – но мысль о кастрации не выходила у него из головы.
– Мне нужно получить пару ответов на пару вопросов, и я уйду.
– Можно я сяду? – спросил Александрыч, ему показалось, что если он спрячет под водой и пеной ту часть своего тела, которой, как каждый нормальный мужчина, он дорожил больше других, то незнакомец забудет о ее существовании.
– Садись, только руки держи над водой.
Подполковник опустился в ванну. Вода, успевшая набежать за то время, пока он стоял, перелилась через край, хлынула на пол. Отводная труба не успевала справиться с потоком и теперь жалобно вздыхала, захлебываясь густой пеной.
– Краны закрути, – посоветовал Банда.
– Что? – не сразу дошло до Александрыча.
– Краны закрути, соседей затопишь.
– Сейчас, сейчас, – стараясь оставлять гениталии под водой, засуетился Александрыч.
Затем наступила зловещая тишина. Хозяин дома ждал вопросов, а Банда выдерживал паузу. Он знал: никакие угрозы не давят на психику с такой силой, как неопределенность. Человек, оказавшийся в роли жертвы, сам подготовит себя к самому страшному, сам запугает. Все пытки, о каких только он слышал, всплывут в его памяти, и он сам выберет для себя самую мучительную из них, самую действенную.
– Начнем? – бесстрастно произнес Банда, словно от Александрыча хоть что-то зависело.
– Я готов.
– Ты расскажешь правду о том, как исчез покойник при перевозке в Симферополь.
– Я не знаю, кому он понадобился. Честно, не знаю.
– Не ври.
Подполковник втянул голову в плечи и произнес:
– Может, дружки его подкупили водителя и сопровождающего? Странно, что и тот, и другой вместе пошли в кусты отливать.
– Кто подкупил?
– Не знаю.
Банда без предупреждения схватил Александрыча за жидкие волосы, благо на макушке подполковник оставил длинную прядь, чтобы зачесывать ее на плешь, и окунул его с головой. Александрыч пытался уцепиться за края ванны, но мокрые руки срывались. Банда дождался, когда перестали подниматься пузыри – это означало, что Александрыч опомнился и уже экономит оставшийся в легких воздух, – и вытащил подполковника из воды.
– Кто подкупил?
– Ма... не... на... кхххх....
С минуту подполковник кашлял, отплевываясь водой, и не мог произнести ни слова. Бондарович терпеливо ждал и дождался.
– Муса Корд.
– Врешь, – в голосе Банды не было и нотки сомнения. Он знал: не стал бы Муса сам вести его к подполковнику в отделение специально для того, чтобы там он. Банда, узнал о курьере.
«Слишком уж навязывал мне Александрыч фотографии мертвого курьера, – подумал Банда, – словно хотел меня уверить в его смерти. Ничего, он не каменный, расколется. Главное, чтобы он испугался до состояния паники».
– Кто?
– Муса Корд, – Александрыч набрал побольше воздуха в легкие, готовясь к новому погружению.
Но Бондарович не любил дважды повторять один и тот же финт. Он просто-напросто несколько раз щелкнул в темноте клинком складной бритвы.
Это подействовало на хозяина квартиры так, словно на него вылили ведро кипятка:
– Нет, не он!..
– Кто же?
Александрыча хватило на то, чтобы сохранять молчание, ровно три секунды. Еще один сухой щелчок клинка, и язык у него развязался:
– Рахмет Мамаев. Он их купил.
– Откуда знаешь? – тут же подбросил следующий вопрос Бондарович.
– Я? Откуда? – Александрыч замялся.
– Если ты сам идиот, то хотя бы меня не считай идиотом, – предупредил его Банда.
– Я не мог отказаться. Он заплатил мне и людям, которые везли труп.
– Мне неинтересно, сколько он тебе заплатил, и я не собираюсь никому докладывать о твоих махинациях. Мне нужно знать, зачем он это сделал.
– Не знаю, истинный крест, не знаю.
Банда посветил фонариком на клинок бритвы, и тот засверкал ослепительно яркими сполохами.
– Куда исчез труп?
– Этим занимались люди Рахмета. Мне нужно было только замять дело с исчезновением.
– Если ты не хочешь говорить правду, я скажу ее сам, только тебе это не зачтется.
– Правду? Я и до этого говорил правду.
– Всю правду.
Александрыч тяжело вздохнул, затем покосился на бритву:
– Когда мы нашли мертвеца в туалете, человек Мамаева пришел ко мне и предложил... – Александрычу не хватало сил, чтобы продолжать без понуканий.
– Я слушаю, но у мен нет времени ждать.
– Он предложил мне деньги, чтобы я зарегистрировал этого покойника как неопознанного, а в дело вместо его фотографий положил те, которые мне дал человек Рахмета. Не знаю, зачем ему это было нужно, не знаю, кто кем был. Я не соглашался, тогда он стал грозить. Я не мог все замкнуть здесь, в Ялте – на вскрытие мы должны были отвезти его в Симферополь. И тогда Рахмет предложил, чтобы труп исчез по дороге. Он угрожал мне, моей семье.
– Это больше похоже на правду. Но кто говорил с тобой, сам Мамаев или человек от него?
– Да не станет Мамаев сам такие дела делать. Я всегда с его людьми работаю. А труп никто не крал. Его закопали в горах. Потом были неприятности, но все обошлось. Думаю, Рахмет остался доволен. Дело пойдет как нераскрытое.
Александрыч тяжело дышал. Банда уже не сомневался в правдивости его рассказа. Это подтвердил и сам подполковник:
– Только нельзя, чтобы Рахмет догадался, от кого пошла информация. Иначе мне несдобровать.
– А мне какое до этого дело?
– Я, если надо, тебе еще помогу.
– Почему ты думаешь, что мне понадобится твоя помощь? – с насмешкой спросил Бондарович – Ты не из милиции, не из прокуратуры, – заторопился Александрыч, – я это понял.
– Почему?
– Наши так не работают.
– А может, я из службы безопасности?
– Нет, наша безопасность Киеву подчиняется, из нее всех русских выгнали, особенно здесь, в Крыму. А ты... вы... вы очень чисто по-русски говорите.
Бондарович сперва не мог понять, к чему завел этот разговор Александрыч, но потом сообразил – тот успокаивал сам себя.
– Вы, наверное, из российского ФСБ.
– Если ты думаешь, что российский фээсбэшник не станет тебя кастрировать, то запомни – в этом отношении парни из ФСБ ничуть не мягче, чем люди Мусы Корда.
Банда брезгливо бросил бритву в ванну. Александрыч уже посинел от холодной воды и пережитого страха.
– Я все рассказал.
– Не сомневаюсь.
Подполковник осторожно нащупал под водой бритву, сжал ее в руке. Бондарович заметил это его движение.
– Осторожнее, не суетись, под водой можно дернуться и член себе случайно отрезать, а потом на меня подумают. Мол, опять происки российских спецслужб. Лучше закрой бритву.
– Вы же не будете?..
– Сегодня не буду, – сказал Банда и вышел.
Александрыч не сделал попытки его преследовать. Перед тем как покинуть квартиру. Банда вырвал до основания все соединительные телефонные провода и бросил их к себе в сумку. Свет он включать не стал. Двойная бронированная дверь изнутри открывалась чрезвычайно легко.
«Идиоты те, кто ставит такие, не защищая имущество, а опасаясь мести, – подумал Бондарович. – За такой металлической плитой можно запросто сгореть заживо, и никто не поможет. А надо-то всего ничего – в замочное отверстие заливается суперклей, а потом обыкновенной спринцовкой впрыскивается в щели бензин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики