ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

 

.. Но как это просто, – покачал головой Рахмет, – взять и поехать в Москву. Да за каждым моим шагом следят.
– А почему бы и нет? – пожал плечами Артем. – На тот свет еще быстрее отправиться можно.
– Незаметно исчезнуть на пару дней можно без труда, – вставил Бондарович. – Думаю, вы, Рахмет, сможете пожертвовать одним из своих запасных вариантов отхода.
– Хорошо, – вдруг решившись, с отчаянием обреченного кивнул Рахмет, – едем.
– Бумаги с собой бери, – скомандовал Артем, – и вот еще что. Лучше, чтобы никто не знал, что мы с тобой уезжаем.
– В Москву?
– Даже на соседнюю улицу.
– Понял. Понял, – кивнул Рахмет, несколько подавленный неожиданным энтузиазмом обычно флегматичного Артема.
– Вот и хорошо! – сказал Артем и, откинувшись в кресле, закрыл глаза.
Банде оставалось только сказать:
– Это правильное решение, я с удовольствием составил бы вам компанию, но я отвечаю за безопасность Розы.
– Кстати, о ней, – строго произнес Мамаев, ей тоже не говорите о моем отъезде.
Это было открытием для Бондаровича: Рахмет уже не доверял собственной дочери.
– А если будет настаивать?
– Только в том случае скажешь, если я не вернусь через неделю, – сообщил Рахмет, то переходя на «ты», то вновь сбиваясь на «вы».
Бондарович выглядел довольно бодро, но на самом деле он так сильно устал, что хотел только одного: уснуть и не просыпаться несколько дней. Вот это было бы отдыхом. Но сейчас он не мог себе позволить даже расслабиться. Полулежа в кресле, Банда краем глаза следил за тем, чем занимается Мамаев.
А Мамаев в это время занимался сборами к отъезду. Первым делом он вызвал к себе начальника охраны. Тот оказался высоким крепким парнем с орлиным профилем и соколиным взглядом. Смотрел он на Мамаева с фанатичной, собачьей преданностью.
Мамаев положил руку ему на плечо, указал на Артема и сказал:
– Мы сейчас с этим молодым человеком будем заниматься одним важным делом. Ясно?
Начальник охраны смерил Артема долгим внимательным взглядом и хмыкнул:
– Ясно.
– Что тебе ясно?
– Ясно, и псе. Дела есть дела.
– Мы с ним будем заниматься этим сутки, ясно? – продолжал Мамаев.
– Ясно!
– А может, двое, трое...
– Ясно.
– И все это время сюда никто не должен проскользнуть, ясно?
– Ясно!
– Тогда иди.
– Пожалуй, и я выйду вместе с ним, – предложил Александр Бондарович.
Он протянул Рахмету руку на прощание, затем, прощаясь с Артемом, шепнул ему:
– Не забудь поинтересоваться у своей девушки, кто пытался заглянуть в мою медицинскую карту.
Начальник охраны еще раз хмыкнул, смерив старательно зажмурившегося Артема тяжелым взглядом, повернулся и вышел из комнаты вслед за Александром Бондаровичем.
– Эй, ты что, заснул? – окликнул Прищепова Рахмет. – Просыпайся! Сейчас некогда спать.
– Ну спасибо тебе, – вздохнул сразу же «проснувшийся» Артем. – Что обо мне теперь твой охранник подумает? Хорошо ты ему все объяснил!
– Скажи пожалуйста – пожал плечами Мамаев. – Тебе что важнее: дело или репутация?
– Дело, – вздохнул Артем.
– Ну так вот, – удовлетворенно кивнул Мамаев, который с каждым мгновением оживлялся. – И потом, кто знает...
– Ты что это? – закричал Артем и даже вскочил с кресла.
– Теперь вижу, что и в самом деле проснулся! – хлопнул в ладоши Мамаев и засмеялся. – Молодец! Поехали.
– Ладно, поехали, раз ты так заговорил, – махнул рукой Артем. – Как я вижу, самоубиваться ты уже больше не собираешься.
– Мы едем в Москву, – бодро ответил Рахмет, – в случае чего перерезать себе горло можно и там.
– И не возвращаться оттуда тоже можно, – поддержал его Артем, – затеряться, если что. Из Москвы выехать незамеченным в любую страну легче, чем из Ялты.
– Они расправятся с моей дочерью, – сразу погрустнел Мамаев – Как с ней-то быть?
– Поживем – увидим, – вздохнул Артем, может, и с дочкой твоей все утрясется – Дай-то Бог, – потупился Рахмет, но тут же опять поднял голову. В глазах его промелькнула надежда. – Впрочем, почему бы и нет!
– Конечно! – поддержал его Артем.
– Тревожно все-таки.
– Я понимаю... А этот твой человек, он что, и вправду никого сюда три дня не пустит?
– Никого. Скорее сам умрет.
– А если умрет?
– Сначала дом взорвет. Не бойся, мы с ним из одной деревни. Я его вместе со своей дочкой вырастил, он мне как сын.
– Ага, – кивнул Артем, – сын, значит.
В личные дела Мамаева он соваться не стал и вместо этого сказал:
– Ну что, поехали?
– Поехали, – кивнул Мамаев, сложил свои бумаги в папку и сунул ее под мышку. Потом он подошел к стене прямо за спиной Артема, нажал на одну из панелей облицовки и сказал:
– Прошу.
Артем обернулся и увидел, что в стене открылась узкая потайная дверь. Он поднялся и следом за Мамаевым скользнул в секретный ход.
Дверь за ними сразу же закрылась.

* * *

Артем с Рахметом двигались потайным ходом довольно быстро. Потайным этот тоннель назвать можно было лишь условно. Мамаев скупил подвалы в соседних домах, распорядился заложить окна, а во время реконструкции часть помещений отвел под склады, оставив место для неширокого тоннеля.
Ход вывел их в еще не переделанные подвалы, оттуда в заброшенный дворик, в который, казалось, не выходила ни одна дверь, ни одно окно. Единственным выходом из него был забитый досками проем в стене. Рахмет без труда раздвинул доски, и они с Артемом оказались в однокомнатной квартире, облезлой и пропахшей канализацией. Окна квартиры были плотно закрыты шторами.
На улицу они вышли из совершенно обычного подъезда самого обычного дома постройки пятидесятых годов, который ничем не выделялся из ряда других точно таких же домов на совершенно непримечательной улице. Что и говорить, Рахмет Мамаев оказался великим мастером конспирации. Несмотря на то, что он все время твердил о самоубийстве, пути для отступления были им подготовлены весьма тщательно. Теперь Артем уже не сомневался в том, что охранники и в самом деле будут по меньшей мере три дня давать всем без исключения визитерам от ворот поворот, ссылаясь на занятость хозяина.
Даже машина, на которой они отъехали от подъезда, была ничем не примечательным «Москвичом-412».
Несмотря на ряд недостатков, присущих этой давным-давно устаревшей модели, – таких, например, как очень невысокие скоростные характеристики, – «Москвич», в который они уселись, обладал и целым рядом очень существенных преимуществ! даже перед «мерседесами», которые так любил и уважал Артем Прищепов. Первым преимуществом являлось, несомненно, то, что машина выглядела совершенно неприметно в потоке других точно таких же, которые заполняли улицы города. Вторым преимуществом, вытекавшим из первого, гораздо более важным, было то, что Мамаев мог оставить эту машину где угодно, и при наступлении момента бегства имелась очень высокая вероятность того, что машина окажется там, где ее оставили. Польститься на нее вряд ли мог даже самый невзыскательный угонщик. За эту машину трудно было что-то выручить, даже пустив ее на запчасти, угонять же ее для личного пользования казалось полным абсурдом. Именно по этой причине машина, наверное, и дожидалась их у подъезда, – терпеливо, как верная собачка ждет нерадивого хозяина. И завелась она с пол-оборота, послушно унося своих пассажиров от опасного места.
Путь отхода оказался очень и очень запутанным.
Неприметная машинка довольно быстро доставила путешественников к концу первого этапа эстафеты, где и была оставлена за ненужностью. Место же, где они оказались, являлось в своем роде весьма примечательным. Они остановились немного западнее Феодосии, возле мыса со странным названием, которое теперь было, впрочем, мало кому известно.
Именно здесь во время второй мировой войны происходило легендарное сражение, а сейчас возвышался заброшенный всеми и потихоньку разрушающийся памятник героям-десантникам, которые и в самом деле были героями. Отсюда в 1942 году должно было начаться освобождение Крыма – так считали десантники, которых высадили на захваченный немцами берег. Но... на самом деле они выполняли лишь роль смертников. Никто не собирался их поддерживать ни с моря, ни с воздуха. Отвлекающий маневр – так это называется в военной терминологии. Основной удар был нанесен в Новороссийске, – этот удар потом послужил основой для сладенькой легенды о Малой Земле. Десантников предали дважды. В первый раз – когда они высадились, захватили плацдарм и тщетно ожидали, когда же подоспеют основные силы. Они погибли почти все, сброшенные в море. Последние из них отстреливались, уже стоя по пояс в воде. Во второй раз их предали, когда забыли даже о том, что на месте сражения стоит памятник.
Артем Прищепов и сам в какой-то степени был героем-десантником. С грустью смотрел он на приметы разрушения и забвения, проглядывавшие отовсюду, и думал о том, как коротка человеческая память. Может быть, пройдет несколько десятилетий, и то, что когда-то сделал он и парни, служившие под началом Александра Бондаровича, тоже предадут забвению. "Нас и так уже многие теперь критикуют, ругают и даже ненавидят, а мы ведь были простыми солдатами и выполняли свой долг, – подумал Артем Прищепов. – За что же нас ругать?
Ведь мы никого не предали и никого не обманули.
Обманули нас".
Артем вздохнул. От его приподнятого настроения не осталось и следа. Они с Рахметом сейчас тоже находились на своего рода плацдарме. Артем решился восстать малыми силами против могучего противника. В этой схватке он был совсем один – на Мамаева надежда была очень слабая. Банкир скорее являлся живым инструментом в этой игре, чем реальным игроком. К тому же он мог поддерживать Артема только до тех пор, пока это было ему выгодно. О том, как он поведет себя в другой обстановке, Артем мог только догадываться, и догадки эти не вызывали оптимизма. Впереди маячило только одно плохое.
Артем опять осмотрелся.
Внезапно Артем увидел небольшой военно-морской катер, который стремительно несся к берегу.
На корме развевался немного подзабытый со времен Афганистана советский флаг, которым пользуются на Черном море российские моряки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики