ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  прогноз для России на 2020-е годы 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

вдруг он сломает дверь?.. А отец в раздражении уже закричал:– Это не похоже на тебя, Лорена! Раньше ты никогда мне не отказывала… Я рассержусь на тебя. В конце концов, я твой муж, и у меня есть свои права!..Прошло еще несколько минут, показавшиеся Эйприл вечностью. Наконец, он сдался и медленно возвратился к себе.Господи, сколько она еще может терпеть? Долго ли ей удастся держать обезумевшего отца на расстоянии?..В дверь постучали. Эйприл замерла, твердо решив не открывать. Пусть отец думает, что она уже ушла по делам.– Мисс Эйприл, вы что, заболели? Господи, это же Поузи! Эйприл мгновенно выпрыгнула из постели и торопливо отперла дверь.– Почему вы до сих пор не спускаетесь? – Поузи с подозрением оглядела хозяйку и вошла в спальню. – Менди говорит, что уже стучалась к вам рано утром, и вы не ответили. Что с вами, деточка? Вы что-то неважно выглядите…Эйприл быстро отвернулась: не нужно, чтобы Поузи видела ее заплаканные глаза.– Со мной все в порядке. Должно быть, я еще спала, когда приходила Менди. Вообще я что-то разленилась в последнее время!– Ну, ничего страшного!.. А я пришла сказать, что сегодня вашему отцу гораздо лучше. Он уже встал, оделся и прошел в свой кабинет – должно быть, хочет поработать. Сказал, чтобы я поднялась к вам и узнала, спуститесь ли вы к ленчу.Эйприл вздохнула с облегчением. Раз отцу лучше, значит, видения отступили. Так что бояться нечего!Но она тут же вспомнила об Олтоне. Вряд ли молодому человеку стоит говорить с ее отцом, когда тот не в себе. А вот сегодня утром – самый подходящий момент. Пожалуй, лучше она пошлет за Олтоном прямо сейчас.Да, другого случая может не представиться. Остается только молиться о том, чтобы Олтон никогда не узнал, что она его не любит. И Эйприл тут же дала себе клятву сделать все от нее зависящее, только бы Олтон был счастлив.Теперь или никогда! Она собралась с духом и обернулась к Поузи:– Пошли Менди на конюшню за Олтоном. Я хочу пригласить его сегодня на ленч.– Пригласить маста Олтона Мозли? – У Поузи глаза полезли на лоб. – Да ты, наверное, шутишь, деточка! Ты же знаешь, каков твой отец. Он не потерпит, чтобы за его столом сидела всякая белая шваль!– Олтон не белая шваль! – взорвалась Эйприл.Поузи мгновенно стушевалась.– Извините. Я знаю, что маста Мозли – достойный молодой человек, но у него и гроша за душой нет. А ваш отец ни за что не посадит бедняка рядом с собой за стол… Попомните мои слова: он придет в ярость! Ведь маста Мозли – всего лишь рабочий на его конюшне, а таких хозяин никогда к себе не приглашал. Даже для Таггертов он не делал исключения… – Поузи умолкла, а потом с упреком добавила: – Я ведь сказала, что у вашего отца сегодня хороший день. Ну неужели вы хотите все испортить?..– Делай, что я велела, Поузи. Я не обязана перед тобой отчитываться. И проследи, чтобы Менди передала Олтону мое приглашение.Эйприл самой было противно разговаривать с преданной служанкой в таком тоне, но и сил спорить у нее тоже не было. Однако отступать было поздно.Пробормотав «Слушаюсь, мэм», Поузи удалилась, что-то ворча себе под нос.Эйприл сполоснула лицо холодной водой из фарфорового кувшина и принялась расчесывать свои длинные золотистые локоны. Для ленча она выбрала светло-зеленое шерстяное платье с высоким, обшитым кружевом воротником и длинными узкими рукавами. Найдя бархатную ленту в тон платью, девушка подвязала волосы так, что роскошные кудри спускались ей на плечи. Слегка подушив себе за ушами, она взглянула в зеркало и осталась довольна: вид вполне подходящий для такого торжественного случая.Эйприл спускалась вниз, когда ей навстречу попалась Менди. Девчушка, явно взволнованная, задыхаясь, проговорила:– Я сделала все, как вы велели, мисс Эйприл! Маста Олтон сказал, что маленько приведет себя в порядок и сейчас же придет. Он как раз чистил стойла, когда я пришла. Ну и воняет от него, если бы вы только знали!Она забавно сморщила нос и захихикала.– Только смотри не проговорись, Менди! – строго предупредила ее Эйприл. – Я сама скажу отцу, что у нас гость.– Не понравится ему это, вот помяните мое слово! – скороговоркой выпалила девочка. – Его опять хватит удар. Никогда ни один рабочий не садился рядом с ним за стол… – Она хихикнула не в силах сдержаться и снова затараторила: – И чем вам только приглянулся маста Мозли, мисс Эйприл, ума не приложу! Вон сколько вокруг богатых парней, а вы выбрали его. Почему? Да если бы вы давеча пошли со мной на конюшню и понюхали, чем от него пахнет, вы бы поняли, почему я так веселюсь! Ну не умора ли: полюбить парня, от которого несет наво…– Менди! – строго оборвала ее Эйприл. – Мне совершенно неинтересно, что ты об этом думаешь. Оставь свои мысли при себе. Да, мне нравится мистер Мозли, а то, что он работает на конюшне, не имеет для меня никакого значения. Это честная работа, не хуже всякой другой. Кстати о работе – может быть, и тебе лучше заняться своими делами, а не совать свой нос в мои?Менди потупилась и пробормотала еле слышно:– Да, мэм.– И потом, – неожиданно спросила Эйприл, – неужели ты считаешь, что было бы лучше, если бы я полюбила Грэхема Флетчера?Менди округлила глаза и энергично затрясла курчавой головкой.– Нет-нет, ни в коем случае! Вы знаете, я его боюсь. Я такое про него слыхала… Говорят, что он частенько заходит в дома своих рабов и насилует молоденьких девушек. Одной вообще всего десять лет! И теперь, говорят, у нее будет ребенок, вот я и…– Перестань сплетничать, Менди!Эйприл начинала терять терпение. Конечно, эта служанка еще совсем девочка – ей от силы четырнадцать лет, – и временами ее детская непосредственность бывает очень забавной, но сейчас безудержная болтовня Менди раздражала Эйприл.Она дружески похлопала девочку по плечу:– А теперь ступай. И не болтай лишнего! Я не люблю, когда слуги сплетничают…Эйприл хотела отдать кое-какие распоряжения Поузи, но внезапно услышала за спиной голос отца:– Это ты, Эйприл? Зайди сюда, пожалуйста!Она остановилась, а затем медленно подошла к двери. Отец сидел за огромным дубовым столом, заваленным папками и бумагами. На нем была белая рубашка с гофрированной вставкой и открытым воротом. Красивое, мужественное лицо отца хранило серьезное и сосредоточенное выражение. Глядя на него, сейчас трудно было поверить в то, что этот человек, возможно, находится на грани безумия. Казалось, он совершенно спокоен и полностью владеет собой.Услышав шаги дочери, он поднял голову.– Эйприл, дорогая, ты чудесно выглядишь! – Мистер Дженнингс отодвинул папку, с которой только что работал, и улыбнулся: – А где ты была утром? Я скучал по тебе. Не люблю есть один! Я надеялся, что после завтрака мы с тобой отправимся на прогулку…– Я рада, что сегодня тебе лучше. – Девушка вошла в кабинет, но на предложенный отцом стул не села. – Накопилось много дел, папа, и неплохо бы в те дни, когда ты себя хорошо чувствуешь, начать потихоньку заниматься поместьем. А то я уже беспокоюсь, что хозяйство постепенно приходит в упадок…– Да-да, я знаю, – нетерпеливо перебил он и взмахнул рукой, словно отметая неприятную тему разговора. – Но сейчас идет война, и трудно сосредоточиться на повседневных делах. Будь я помоложе, тоже бы отправился колотить этих проклятых янки! Иногда я думаю, что и сейчас еще не поздно… В сражениях участвуют мужчины и постарше меня!– После удара, который с тобой случился, доктор ни за что не позволит… – Эйприл поспешила перевести разговор на другую тему.Но отец сразу нахмурился. Глаза его потемнели.– Я был просто очень расстроен, вот и заболел. Это может случиться с каждым. Но я уже говорил тебе, что не желаю обсуждать эту тему. Ничего не было!– Нет, было! И ты знаешь это не хуже меня, папа. Сегодня тебе лучше, и я очень рада, но нельзя отрицать тот факт, что ты еще не совсем здоров.– Я прекрасно себя чувствую. – Он встал со стула и подошел к дочери: – И вообще что было, то прошло. Жизнь не стоит на месте! Я еще приведу все здесь в порядок, вот увидишь…– Папа… – нерешительно начала Эйприл. – Ты помнишь что-нибудь из тех дней, когда… когда ты чувствовал себя не так хорошо, как сегодня? Понимаешь, я иногда захожу в твою комнату и вижу, как ты сидишь, уставившись в окно с таким выражением, будто ты не здесь, а где-то далеко. Я обращаюсь к тебе, но ты мне не отвечаешь… Ты помнишь такие дни? Что с тобой происходит, когда ты находишься в таком состоянии?– Что такое? – грозно спросил Картер. – Ты, очевидно, воображаешь себя моим доктором, Эйприл! Какое тебе дело до того, о чем я думаю? Я уже говорил, что иногда я себя чувствую не совсем хорошо и в такие минуты предпочитаю ни с кем не разговаривать.– И все же, папа, постарайся вспомнить, – продолжала настаивать Эйприл. – Что ты… делаешь в такие дни?Он повернулся и внимательно посмотрел на дочь.– Да что все-таки происходит? Почему ты меня допрашиваешь? Я обидел тебя?Эйприл закрыла на секунду глаза, глубоко вздохнула и, наконец, решилась.– В такие дни ты принимаешь меня за мою мать…На мгновение Картер Дженнингс замер, а затем взглянул на дочь удивленно и недоверчиво.– Ты хочешь… то есть ты намекаешь на то, что я разговариваю с тобой так, будто ты – это она? Но это невозможно, Эйприл! Ты действительно на нее очень похожа, такая же красавица, но…– Я не хотела затрагивать эту тему, прости, папа. – Она судорожно сжала руки, пытаясь унять дрожь. – Я не хотела даже упоминать об этом, но пойми, я очень беспокоюсь! В такие дни ты сам не свой, ты принимаешь меня за мать, и я…– Чепуха! – Картер резко повернулся, быстро подошел к столу и начал перебирать какие-то бумаги. – Говорю же тебе: со мной все в порядке! Да, я пережил шок, но предпочитаю забыть об этом… А теперь давай поскорее позавтракаем и поедем на прогулку. Оставим этот никчемный разговор!Эйприл помолчала, собираясь с духом. Пора сообщить, что должен прийти Олтон Мозли.В это время раздался громкий стук в парадную дверь.– Интересно, кто это может быть в такой час? – пробормотал Картер. – Я никого не жду…Пока Бьюфорд открывал дверь, она не сводила глаз с отца, пытаясь разобраться в своих чувствах. Да, Эйприл любит и уважает его. Несмотря на то что он так безобразно обращался с Ванессой, она все еще любит отца.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   принципы идеальной Конституциисхема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииполная теория гражданских войн и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики